Помощь - Поиск - Пользователи - Календарь
Полная Версия: Пресса: интервью
Ледовые грезы > Фигурка и мир
Страницы: 1, 2, 3, 4, 5, 6, 7
Тоня
Цитата (Тоня @ Сегодня, 20:53)
ОБ УПУЩЕННОМ ШАНСЕ
Интересно, они сейчас не жалеют, что раньше не встали в пару?
Цитата (Тоня @ Сегодня, 20:53)
- Вас жестко воспитывали в детстве?
- Да. Этим занимался в основном папа.

user posted image А по форуму и не скажешь, что папа у него суровый). Юморист такой).
Цитата (Тоня @ Сегодня, 20:53)
Но сильно сцепились лишь однажды. Полдня не разговаривали.

Вот уж действительно... ни на шутку user posted image
КсюКо
Хорошее интервью! user posted image
Дарина
Цитата (Тоня @ Сегодня, 13:53)
- Таня, а каким должен быть в вашем представлении идеальный партнер?

- Таким, как Максим. Мне сложно это сформулировать, но сейчас я чувствую себя на льду абсолютно комфортно. Наверное, не случайно мы столько времени шли друг к другу.

У меня аж мурашки от этих слов user posted image
КсюКо
Мики Андо:"Во время чемпионата плакала каждый день"

В Москве японская подопечная российского тренера Николая Морозова победила в этом сезоне второй раз: в конце ноября Мики Андо стала победительницей российского этапа "Гран-при", на этом же льду завоевала второй титул чемпионки мира. Если вспомнить, что и в позапрошлом году московский этап "Гран-при" остался за японкой, остается констатировать: в российской столице фигуристке безоговорочно везет.

- Мики, это правда, что вы собираетесь взять год отпуска, а может быть, вообще закончить с любительским спортом?

- Сейчас я уже в этом не уверена. Сначала хотела пропустить год после Игр в Ванкувере. Но после того, как Олимпиада закончилась, я передумала. Николай (Морозов. – Прим. Е.В.) убедил меня в том, что это будет не совсем разумно и не очень честно по отношению к японским болельщикам, поскольку чемпионат мира-2011, как вы знаете, планировался в Токио.

- Почему вообще возникла такая мысль – пропустить сезон?

- Просто устала. Начала чувствовать, что в моей жизни как-то очень много фигурного катания. Притупилось чувство свежести. И я подумала, что перерыв позволит мне отдохнуть и заново почувствовать вкус к тренировкам и выступлениям.

- Вы уже выигрывали чемпионат мира – в 2007-м. Можете сравнить ту победу и нынешнюю?

- Сейчас было сложнее. В 2007-м я получила травму прямо перед соревнованиями и две недели вообще не могла кататься. Соответственно не строила никаких планов бороться за медали. Победа стала полной неожиданностью.

В этом сезоне я понимала, что могу быть на пьедестале. Это была та самая цель, которая заставляла меня много работать на тренировках. Но психологически эта работа давалась мне ценой очень больших усилий.

- Начиная с осени вы выиграли все соревнования, в которых участвовали, кроме финала "Гран-при". И утверждаете, что применительно к чемпионату мира думали "только о медали", а не о золоте?

- Я вообще, честно говоря, не люблю думать о медалях. Значение имеет лишь то, насколько хорошо мне удается откатать свои программы. Качество. Когда я понимаю, что сделала в соревнованиях все, на что была способна, то неважно, на какое именно место меня при этом поставили судьи. Неважно, какую сумму баллов я набрала за прокат. Чувствовать внутреннее удовлетворение от качественного выступления гораздо более приятно, чем выигрывать медали только по стечению обстоятельств. user posted image user posted image

Сейчас для меня особенно важно, чтобы мной гордились в Японии. Потому что у нашей страны сейчас тяжелые времена. Многие погибли, многие до сих пор не нашли своих близких. sleep.gif Единственное, что мы можем сделать для своих соотечественников – дать им повод радоваться за нас и гордиться нами. Думаю, то же самое вам скажет любой спортсмен из японской команды. Это означает гораздо больше, чем золотая медать.

- Вы очень непривычно выглядели на московском льду. Словно испытываете сильные эмоции, но не очень счастливы при этом.

- Вообще-то в соревнованиях не очень просто выглядеть счастливым или хотя бы улыбаться. Все сильно нервничают, постоянно сосредоточены на своих выступлениях. Да я и не стремилась улыбаться. Это чисто личное, но я сейчас переживаю очень непростой период. unsure.gif Могу вам признаться, что на протяжении всей недели, что шел чемпионат, я плакала каждый день. unsure.gif Наверное, какая-то часть этого состояния перешла и в мои выступления. Хотя я не хотела этого.

- Ваша победа что-то в этом отношении изменила? Другими словами, собираетесь ли вы продолжать плакать и дальше?

- Очень надеюсь, что нет.

- Вы стали чемпионкой, но исполнение произвольной программы при этом не было лучшим. Почему?

- Слишком устала. От всего. От работы, от личных переживаний. Но показала максимум, на который сейчас способна. Приятно, что не сделала ни одной грубой ошибки. На таких соревнованиях, как чемпионат мира, это очень важно.

- Неудачное выступление Юны Ким сильно вас удивило?

- Возможно, это прозвучит странно, но я не обращаю внимания, как катаются другие спортсменки. И Юна Ким в том числе. Это вообще не мое дело. Тем более не считаю правильным давать оценку тому, кто и как катается. Мне кажется, что фигурное катание вообще плохо поддается сравнению "хуже" или "лучше". На таком уровне, как чемпионат мира, у каждого фигуриста есть что-то такое, что он делает так, как не могут другие. Все мы разные, как бывают разными люди, страны, языки, традиции. good.gif

- Ваш тренер с некоторых пор постоянно работает в России. Насколько тяжело для вас проводить столько времени в чужой стране?

- Тяжело. Мне нравится здесь, но я не говорю по-русски. Постоянно находиться в кругу людей, которые говорят на непонятном для тебя языке – большое испытание. Я уже переживала подобный период в своей жизни, когда начала тренироваться у Морозова в Америке. По-английски я тогда не понимала ни слова. Николай первым делом заставил меня выучить язык. Значительно позже я поняла, насколько он был прав. Потому что вместе с новыми словами я приобретала новых друзей, училась новым для себя вещам, открывала для себя новую культуру.

Сейчас я тоже стараюсь как можно быстрее выучить язык. Стараюсь разговаривать, стараюсь внимательно слушать, что и как говорят окружающие меня люди. baby.gif

- Сколько лет вы уже тренируетесь у Морозова?

- Пять.

- То есть помните времена, когда в вашей группе катался Дайсуке Такахаси, затем – Нобунари Ода... Наверное, психологически вам было комфортнее, когда было с кем поговорить по-японски?

- Самое смешное, что сейчас мы в большей степени говорим с ними по-английски. И с Такахико Кодзукой – тоже.

- Почему?

- Не знаю. Но это так. Я обратила внимание, что на родном языке сейчас говорю только во время показательных выступлений в Японии. Ну, или когда приезжаю туда по каким-то другим делам.

- Возвращаясь к теме, с которой мы начали: вы по-прежнему намерены взять перерыв в выступлениях?

- С уверенностью могу сказать, что постараюсь кататься до Олимпийских игр в Сочи. В том смысле, что если и возьму отпуск, то ненадолго. И обязательно вернусь. А уже потом буду думать о том, чем заниматься в жизни. Учить маленьких детей, работать в какой-то иной сфере, или кататься в профессиональных шоу.

- Если вы приедете в Сочи, это будет уже третья ваша Олимпиада. Что можете сказать о первых двух? Это был особенный опыт?

- О Турине могу сказать немногое. Мне было 19 лет, и я не очень хорошо понимала, что происходит вокруг. Просто старалась как можно больше увидеть, получала удовольствие от каждой минуты и искренне гордилась тем, что я – участица Олимпийских игр. В Ванкувере все было по-другому. Я старалась откататься хорошо, как на любых других соревнованиях. И не видела, кстати, большой разницы между Играми и каким-то другим турниром. Заняла пятое место. Ну, значит, пятое...

- Когда вы выступаете, трудно сказать, что интереснее – смотреть на вас, или на то, как переживает и прыгает в такт вашим прыжкам Морозов. biggrin.gif У вас остается время на то, чтобы в процессе катания обращать внимание на тренера, стоящего у борта? Вы слышите его?

- Могу сказать одно: мне очень важно знать, что Николай стоит у борта. Если его по каким-то причинам там не будет, наверное, вообще не смогу кататься. Я не пытаюсь увидеть, что именно во время моего проката делает тренер, но знаю, что он рядом. У Николая потрясающая энергетика. Я чувствую ее. И становлюсь сильнее и намного увереннее сама.

Еще я ему полностью доверяю. Как тренеру, как человеку. Мне было приятно услышать от него, что он тоже стопроцентно доверяет мне, когда я на льду.

- Для вас является проблемой то, что отношения Морозова с японской федерацией фигурного катания оставляют желать лучшего?

- Нет. Это не мое дело.

- Но я слышала, что руководство федерации пыталось убедить вас в необходимости сменить тренера.

- Такое было. Мне вдруг стали говорить, что Николай – плохой тренер, плохой хореограф, что мое сотрудничество с ним – большая ошибка.

- Когда это было?

- Незадолго до чемпионата мира-2009 в Лос-Анджелесе. Я вообще, честно говоря, не понимала, что происходит. Потому что два года до этого у меня реально не было вообще никаких контактов с национальной федерацией. Я не интересовала их, когда выиграла в 2007-м, да и потом, когда из-за травмы снялась с чемпионата мира в Гетеборге. Никто не приходил на мои тренировки, никто не интересовался, нужна ли мне какая-то помощь. blink.gif Поэтому перед Лос-Анджелесом я была в неком шоке от того, что на меня обрушилось вдруг такое внимание со стороны руководства.

- От очень многих фигуристов я неоднократно слышала о том, что Морозов – особенный тренер.

- Это так.

- Какой смысл вы вкладываете в понятие "особенный"? И что считаете самым ценным из того, чему он вас научил?

- Николай дал мне большое сердце. Для того, чтобы любить фигурное катание, для того, чтобы бороться. Для того, чтобы понимать, зачем я катаюсь. Это очень непросто объяснить словами. Похожее чувство у меня было разве что в самом начале, когда я только начинала заниматься фигурным катанием. Получилось так, что на каток меня привели друзья. Маме было не до этого, отец умер, когда мне было восемь лет. И первый тренер сумела сделать так, чтобы я чувствовала себя счастливой, катаясь. Рядом с Николаем я тоже чувствую себя счастливой. heart.gif
Источник
Эрис
Цитата (Тоня @ Сегодня, 13:53)
Татьяна: - Мне нравится японская пара

user posted image Таня. user posted image
Тоня
Цитата (Дарина @ Сегодня, 21:43)
У меня аж мурашки от этих слов
А я, наоборот, радовалась, что они избегают всяких сентиментальностей user posted image
У тебя подпись красивая)). И у Лены))
КсюКо, очень интересное интервью Мики). Только я так и не поняла: она дальше катается или нет?
Дарина
Цитата (Тоня @ Сегодня, 14:55)
У тебя подпись красивая)). И у Лены))

Это потому что всё делала Лена =** Ну и действующие лица тоже красивые))) <3
КсюКо
Цитата (Тоня @ Сегодня, 14:55)
Только я так и не поняла: она дальше катается или нет?

остается, просто возможно, будет брать перерыв
mariya
КсюКо, ах какой вью с Мики user posted image
и я очень рада что моя девочка не уходит user posted image
Дарья
КсюКо, cпасибо за интервью user posted image
Цитата (КсюКо @ Сегодня, 14:45)
постараюсь кататься до Олимпийских игр в Сочи.
yahoo.gif Мики! только бы здоровья хватило.
Пусть все у нее наладится и не будет больше никаких слез, кроме слез счастья!
reggie
Пусть спина не болит, и Микуша ещё всем покажет. user posted image
Asha
Мики, да, оставайся! heart.gif
Ольга
Какие приятные интервью... И у Макса с Таней, и у Мики... user posted image

Мне нравится то, что ответы не заучены, не банальны, а отражают, как мне показалось, что действительно думают спортсмены.

Цитата (КсюКо @ Сегодня, 13:45)
Могу сказать одно: мне очень важно знать, что Николай стоит у борта.

Так мило! user posted image
Я-таки не устану повторять, что мне нравится их тандем.
Asha
Цитата (Ольга @ Сегодня, 17:41)
что мне нравится их тандем.

пара... user posted image user posted image
Кира
Цитата (КсюКо @ Сегодня, 13:45)
С уверенностью могу сказать, что постараюсь кататься до Олимпийских игр в Сочи.
user posted image
урааа пожалуйста оставайся user posted image
Tiger
Микуша даже как-то иначе отвечает на вопросы, ее приятно слушать и читать user posted image
Asha
Нина Мозер: «Серые мышки могут стать чемпионами, но они мало кому интересны»

Заслуженный тренер Нина Мозер за один сезон слепила из Татьяны Волосожар и Максима Транькова одну из самых техничных и стильных пар мира. Воспользовавшись летней паузой, Sports.ru встретилcя с наименее раскрученным отечественным специалистом по фигурному катанию и расспросил ее о том, как она уживается со звездами и не обращает внимания на интриги и сплетни. baby.gif

– Моя первая фотография в газете появилась, когда мне было шесть месяцев. Родители держали меня за руку возле киевского Дворца спорта, и подзаголовок был такой: «Маленькая Нина еще не умеет ходить, но ее родители (Михаил Мозер, 27-кратный чемпион СССР по теннису, и Светлана Мозер, двукратная чемпионка СССР в танцах на льду, впоследствии тренер по фигурному катанию) уже сейчас спорят, что покупать – ракетку или коньки». Было забавно смотреть на эту фотографию. Достаточно длительное время, лет восемь, они так и спорили, чем я буду заниматься. Предпочтение отдала холодному катку, потому что я не люблю солнце. Но сначала совмещала эти два спорта – фигурным катанием со мной занималась мама, а теннисом – папа.

И работали родители по-разному: мама мной практически не занималась, не обращала внимания, а отец, наоборот, старательно пытался поставить мне технику, заставлял бегать по корту, и тренировки эти мне не доставляли большой радости. Когда папа был занят, и меня тренировал кто-то другой – меня всегда хвалили: как я прекрасно чувствую корт, ракетку, предугадываю, куда полетит мяч. Но даже это не повлияло на мое решение, выбор пал все-таки на мамин вид спорта, который мне тоже очень нравился.

К тому же, когда посторонние обращали внимание на то, как я занимаюсь, тоже хвалили: как ты, Нина, прекрасно чувствуешь ребро, хорошо скользишь. Маме длительное время помогал в работе Петр Орлов, ее тренер. Он и перевез ее из Санкт-Петербурга в Киев. Тогда организовался украинский балет на льду, и многие вслед за Петром Петровичем переехали на Украину. Мы все оказались в одном доме, все были соседями.

Наша семья жила в первом подъезде, а Петр Петрович – в третьем. Я часто к нему забегала поболтать. Станислав Алексеевич Жук со своей группой всегда в сентябре приезжал в Киев, взрослые общались, а я слушала, впитывала все. Мне было жутко интересно.

Полностью прочесть интервью можно тут!!
El11
Просто хорошее интервью

Артур Дмитриев: провала в российском парном катании не будет

В минувшие выходные завершилась юниорская серия Гран-при по фигурному катанию, по итогам которой лишь одна российская спортивная пара (Екатерина Петайкина/Максим Курдюков), заняв итоговое пятое место, квалифицировалась в финал. Прокомментировать этот незавидный результат и перспективы российского парного катания корреспондент агентства "Р-Спорт" Андрей Симоненко попросил двукратного олимпийского чемпиона в этой дисциплине Артура Дмитриева. Начался разговор, впрочем, с более приятной темы: чествования прославленного тренера Тамары Москвиной, под руководством которой Дмитриев выиграл титулы в дуэтах с Натальей Мишкутенок и Оксаной Казаковой.


Полный текст
Кисочка
Фигурист Брайан Жубер: чувствую себя немножко русским.

Скрытый текст


Накануне третьего этапа Гран-при, Кубка Китая, на котором должен был начать свой новый сезон знаменитый французский фигурист, экс-чемпион мира Брайан Жубер, корреспондент агентства "Р-Спорт" Андрей Симоненко поговорил с популярным спортсменом о его любви выступать в России - и нелюбви к нынешней системе судейства в фигурном катании.

- Брайан, вы часто выступаете в России. Почему? Что в нашей стране особенного?


- Публика. Меня здесь всегда принимают очень тепло. И я чувствую, что русские люди любят, знают и хорошо понимают фигурное катание. Когда я первый раз приехал в Россию - а было это в 2003 году - то сразу это почувствовал. Мне здесь очень понравилось. И еще - ваша публика своей поддержкой придает мне уверенность в собственных силах во время выступлений. Поэтому я и люблю к вам приезжать.

- Только на шоу или соревноваться здесь тоже любите? Ведь на турнирах приходиться соперничать с россиянами, а у нас за своих всегда болеют очень бурно…

- И на шоу люблю приезжать - был уже несколько раз и в Москве, и в Санкт-Петербурге - и на соревнования. Во время показательных выступлений, конечно, мне проще. Потому что легче наладить контакт с аудиторией, можно немножко поиграть с ней.

- Но я никогда не забуду вашу блестящую короткую программу во время этапа Гран-при несколько лет назад в Москве, когда вы "поиграли" прямо в ходе выступления с сидевшей на постаменте у бортика Татьяной Тарасовой.

- Да, я тоже хорошо помню этот момент (смеется). Вы знаете, как фигурист я, можно сказать, немножко русский. Потому что я много работал с российскими специалистами. И мне было очень комфортно в общении с ними. Я дружу и со многими вашими фигуристами и просто с русскими людьми. А с Татьяной Тарасовой мы прекрасно сотрудничали, она работала со мной над хореографией. Я знаю, что ей нравится мое катание. Работал я и с ее учеником Алексеем Ягудиным. А перед нынешним сезоном я сотрудничал с Алексеем Урмановым.

- Чем именно российские специалисты, на ваш взгляд, помогли вам? Чему вы у них научились?

- Главное, чему я научился - это умению много работать. С французами дело обстоит по-другому. А русские специалисты - большие трудяги. Они никогда не останавливаются, и кажется, что вообще не отдыхают. И еще - российские тренеры очень умны. Они никогда не давили на меня во время работы. Чему я еще у них научился? Наверное, быть уверенным в себе во время проката. Благодаря русским я также усовершенствовал свои прыжки.

- Это то, над чем вы работали этим летом с Урмановым?

- Да. Перед нынешним сезоном я решил внести изменения в технику исполнения прыжков. И Урманов мне с этим очень помог. Я доволен тем, в какой форме нахожусь перед началом Гран-при, и тем, как у меня получаются прыжки.

- Я сейчас спрашиваю всех фигуристов о том, что они думают о попытке возвращения в фигурное катание Евгения Плющенко. Вам особенно логично будет ответить на этот вопрос - ведь вы с Плющенко много лет соревновались, побеждали его и вообще очень хорошо Женю знаете…

- Плющенко очень силен. Он сумел вернуться к Олимпиаде 2010 года, и я не сомневаюсь, что он способен на многое, в том числе и на еще одно возвращение - к Играм-2014 в Сочи. Но я, если честно, не уверен, как воспримут еще один приход Евгения в фигурное катание судьи. В любом случае мне бы хотелось, чтобы Плющенко вернулся - мне будет очень интересно еще раз сразиться с ним в Сочи.

- Эти слова означают, что вы на 100 процентов уверены, что будете кататься до Олимпиады-2014?

- Да. Я уже могу озвучить свои планы. В нынешнем сезоне я собираюсь участвовать во всех турнирах, потом сезон-2012/2013 полностью пропускаю. И возвращаюсь к олимпийскому сезону, чтобы выступить на Олимпиаде в Сочи.


- Вы только что затронули тему судейства, и я хочу вас спросить вот о чем. Знаю, вы довольно часто выражаете недовольство тем, какие оценки получаете в последнее время. Что именно вам не нравится? Придирки к тому, что в ваших программах "хромает" хореография?



- Да нет, в плане хореографии я как раз со всем согласен. Я должен еще много работать над собой в этом компоненте. В последнее время, правда, я значительно прибавил в хореографии, но у меня еще есть простор для прогресса. И вообще я не чувствую какой-то общей несправедливости по отношению к себе. Может быть, какие-то случаи и были, но если я исполняю хорошую программу, то как правило получаю заслуженные оценки. В судействе мне не нравится другое - вся система. Я ее не люблю, старая была намного лучше и справедливее.

- А что именно вам в ней не нравится, в этой новой системе?

- В основном то, что во время программы приходится много думать о баллах, о стратегии. Здесь каскад не сделал, значит, надо вставить его в другом месте, причем не сбиться со счету, и прочие подобные вещи. Раньше произвольная программа была действительно произвольной. В дорожке шагов я мог делать все что хотел. Мы видели на льду фигуристов, катающихся в разных стилях. А сейчас всем надо исполнять одни и те же шаги, одни и те же вращения, чтобы получать необходимые уровни. И все спортсмены стали похожи друг на друга. Еще не нравится тот факт, что за каскад из двух тройных прыжков в ней дают больше очков, чем за один четверной прыжок. Это несправедливо. И еще, тут уже приходится говорить о субъективном судействе, если арбитры хотят кого-нибудь вытянуть на первое место. По новой системе им намного проще это сделать, чем было по старой. Даже если фигурист падает, и не однажды, ему просто ставят высокие баллы за компоненты программы - и все в порядке.

- Вы не Патрика Чана случайно имеете в виду, который регулярно побеждает и с двумя падениями, и с тремя?

- Именно его. Знаете, сразу отмечу, что Патрик по делу стал чемпионом мира, потому что выступил в Москве очень хорошо. Но в начале прошлого сезона на одном из турниров он трижды упал в короткой программе, и все равно получил высочайшие оценки. То же самое однажды уже произошло и в нынешнем сезоне - на турнире Japan Open. Конечно, повторю еще раз, Чан хороший фигурист. Но если он падает - значит, оценка за исполнение программы уже не может быть высокой в принципе. А он ее получает. Собственно, именно поэтому я и не люблю новую систему - потому что такое становится возможным.

- В одном из интервью Алексей Николаевич Мишин сказал: я уверен, что нынешняя система - это не навсегда, когда-нибудь старая система с "6,0" вернется. Вы согласны с ним?

- Я надеюсь, что это произойдет. Нынешняя система ведет фигурное катание в тупик. Но, увы, к тому моменту я уже закончу кататься.
Кисочка
Господи, надеюсь, он найдет в себе силы, здоровье его не подведет и он будет кататься до Сочи! user posted image
Эрис
Волков: мы с Жулиным пытаемся раздвинуть рамки правил танцев на льду

"Олег Волков – потрясающий технарь. Он ставит нам все дорожки, помогает разобраться в разных сложных нюансах в исполнении программ".

Эти слова принадлежат Елене Ильиных, чемпионке мира среди юниоров 2010 года в паре с Никитой Кацалаповым, и сказаны они были в Берне, где в январе 2011-го ученики Александра Жулина и Олега Волкова заняли четвертое место дебютного для себя взрослого чемпионата Европы. В тот момент казалось, что молодые талантливые спортсмены и их тренеры надолго связаны крепкой творческой нитью. Однако уже в мае Ильиных и Кацалапов ушли к Николаю Морозову, а за несколько дней до этого группу Жулина/Волкова покинула и другая звездная пара – Натали Пешала/Фабьен Бурза.

"Пустота и разочарование. Завязывать с тренерством хотели", – такими словами Волков охарактеризовал ощущения того периода. Но вот начался новый сезон, и тренерский тандем сотворил очередное чудо. Ксения Коробкова и Даниил Глейхенгауз, российская юниорская пара Жулина/Волкова, одержала победу на своем первом же международном старте в карьере – турнире NRW Trophy в Дортмунде. punk.gif Причем Глейхенгауз – бывший одиночник, выступающий в танцах на льду всего лишь второй (!) год.

– Олег Геннадьевич, ожидали такого успеха от ребят?

– Мы-то ожидали, только я думал, что их на первое место там не пропустят. Потому что наша федерация, по большому счету, не заинтересована в продвижении нашей пары. По юниорам они выступают последний год, дальше Глейхенгауз по возрасту превосходит верхний рубеж юниорского разряда. Что могу сказать про них… Даниил – бывший одиночник, в танцах выступает всего лишь второй сезон. Ксения пришла из синхронного катания. И в Дортмунде они превзошли два дуэта, которые входят в состав сборной России. Ребята катаются мощно, хотя расти им, конечно, есть куда. И для них такой результат – серьезный стимул для работы. Они сейчас тренируются совсем с другим настроением.

– Есть у них шансы отобраться на юниорское первенство мира в нынешнем сезоне?

– Не думаю. У нас сейчас очень сильные юниорские танцы. Три пары, побеждавшие на этапах Гран-при. Поэтому я в данном случае федерацию прекрасно понимаю. Продвигать нашу пару сейчас ей просто невыгодно. Но мы в любом случае, конечно, будем их накатывать. Пусть бьются, набираются опыта. По сути, "зеленые" же еще ребята, девочка слабовата. Но выиграли свой первый же международный старт – молодцы, вопросов нет.

- Многие специалисты говорят, что нынешние юниорские танцы в целом по уровню намного сильнее, чем, допустим, лет десять тому назад. Согласны с таким мнением?

- Абсолютно согласен. Сейчас юниоры действительно катаются на совершенно другом уровне. Ну вот, чтобы было понятно, скажу так – в тот временной промежуток программы, в котором раньше делалось три элемента, сейчас делается десять элементов. Практически на каждый счет исполняется какой-то элемент, и не будем забывать о том, что все это надо "продавливать", и при этом показывать реберность катания, элегантность, позиции.

- Каковы, на ваш взгляд, плюсы наших юниорских пар, побеждавших в нынешнем сезоне в юниорском Гран-при – Виктория Синицина/Руслан Жиганшин, Александра Степанова/Иван Букин, Анна Яновская/Сергей Мозгов?

– Ну, это в целом очень сильные пары. Молодые, но уже опытные, серьезные спортсмены, не первый год на арене. Хорошо себя зарекомендовали. Кроме тех, кого вы назвали, есть еще Евгения Косыгина с Николаем Морошкиным. Действительно, классные дуэты, с которыми, так скажем, можно воевать. Но и в других странах тренеры, так скажем, не спят. По юниорам есть французские танцоры очень сильные, эстонцы хорошие. Американцы и канадцы есть хорошие. У Украины есть пары хорошие. То есть, соперники не дремлют.

- Раньше в танцах на льду, как известно, существовало понятие "очереди". То есть, молодой паре, пока всех старших товарищей не одарят медалями, рассчитывать было не на что. Сейчас, когда действующим олимпийским чемпионам (Тессе Вирчу/Скотту Мойру) и чемпионам мира (Мэрил Дэвис/Чарли Уайту) по 22-24 года, ни о каких очередях говорить не приходится?

– Конечно, теперь ерунда это все. Работать надо. Игорь Шпильбанд с канадцами и американцами работает – вот они и выскочили все наверх молодыми. Наша бывшая пара Ильиных и Кацалапов – они еще сейчас могли бы по юниорам кататься! Но мы их намеренно в прошлом сезоне выпустили во взрослое катание. И как они дебютировали на чемпионате Европы – четвертое место! Я такого, честно говоря, никогда раньше не видел. Молодым вообще сейчас легче, чем раньше. У них восстановление другое, динамика другая. И спорт в целом, и танцы на льду омолаживаются.

- И вчерашние юниоры, брат с сестрой Шибутани, выигравшие бронзу московского чемпионата мира, еще один пример…

- О чем мы и говорим. Поэтому никаких очередей сейчас уже нет.

- Ранний взлет на вершину Вирчу/Мойра и Дэвис/Уайта создал такое впечатление, что эти пары там теперь надолго, и их оттуда не сшибешь. Это ложное впечатление?

– Ложное. Конечно, сейчас канадцы и американцы - это другая планета. Они раскатистые, раскрепощенные, легкие. Мне более импонируют Вирчу и Мойр - по исполнению программ, по эмоциям. Дэвис и Уайт же впечатляют другим – они реактивные, берут напором. Но не надо забывать, что танцы на льду - это спорт. Помните, как австралиец на Олимпиаде в шорт-треке выиграл золото, когда все его соперники перед ним упали? Так вот, и в нынешних танцах все может измениться. Сегодня положение дел одно – а завтра может повернуться совсем другой стороной.

– А когда может наступить это "завтра"? Наверняка ведь до Олимпиады в Сочи ничего не изменится…

- Я так не думаю. У нас есть много талантливых тренеров. Которые могут ускорить наступление этого "завтра". Поднять пары до самого высокого уровня за очень короткий срок. Все выполнимо. Например, Боброва и Соловьев в нынешнем сезоне прибавили, я думаю, что Кустарова доведет их до ума уже к Финалу Гран-при, где они должны побороться за медали. Хотя с французами (Натали Пешала/Фабьеном Бурза) конкурировать им будет непросто. Французы умеют работать, им только скажи, и они будут пахать и пахать. Это трудяги, настоящие спортсмены.

- Высокий, можно сказать, запредельный уровень нынешних лидеров не является неким психологическим гнетом для тех, кто за ними пытается дотянуться?

– Нет. Любой тренер всегда настраивает учеников так, чтобы они исполняли все программы технически грамотно, безукоризненно и красиво. Для этого он составляет план работы, определяет, какие соревнования самые главные, и подводит к ним спортсменов на пике, в максимальной точке их мастерства. Чтобы фигуристы катались и не думали о соперниках. А вот тренеры о них, да, думают и следят за соперниками своих учеников. Чтобы быть в курсе всех последних тенденций. Замечать, когда появляется что-то новое. Мы ведь не просто так ездим по миру, чтобы сопровождать фигуристов на соревнованиях. Я, например, наблюдаю не только за прокатами соперников, но и за работой их тренеров. Плюс оцениваю каждую постановку с той точки зрения, как "склеена" в ней музыка, какие там элементы, как они расставлены по программе. Здесь масса важнейших нюансов, и скрупулезно подмечать их, фиксировать - все это тренерская работа.

- Вот так многие тренеры что-то "подмечают и фиксируют" - а потом критики нынешних танцев на льду говорят, что все пары стали одинаковыми, исполняют, к примеру, одни и те же поддержки…

– Ложно это тоже все. Зависит от конкретного специалиста, кто как работает. Посмотрите на пары Игоря Шпильбанда – там что, много повторов? Посмотрите на пары Елены Кустаровой – они делают очень красивые поддержки.

- Но это сплошной креатив, или есть использование старых идей?

- Креатив. Понимаете, есть большая разница между тренерами, которые готовят спортсменов для борьбы за первые места в мире, и всеми остальными. Те, кто работают на лидерство, не халтурят. Но при этом, конечно, в мировом фигурном катании есть такой круговорот идей, их усовершенствование и переработка. Когда я вижу что-то удачное, придуманное другим тренером – я аплодирую. И думаю – а что я могу придумать еще лучше, еще интереснее?

- То есть, не преувеличивают, когда говорят: фигурное катание – это одна большая интернациональная семья?

– Конечно. Это такой международный котел. Фигурное катание - это планета. Когда меня спрашивают: вот, ты много где был, в какой стране тебе больше всего нравится, я отвечаю: ребята, у нас планета такая интересная, как можно выделить какую-то одну ее часть? Так и в фигурном катании. Все на нашей "планете" работают, и нет предела совершенству – фигурное катание можно улучшать, улучшать и улучшать.

- Помнится, Жулин то ли на первый, то ли на второй год существования новой системы судейства сказал: она убила танцы. Сейчас, на ваш взгляд, танцы реанимировались?

– Во-первых, я уверен, Жулин уже поменял свою точку зрения. Во-вторых, система судейства не стоит на месте: каждый год появляются какие-то дополнения и изменения. ISU тоже работает, это важно, они стараются улучшить эту систему. Где-то это, возможно, получается, где-то нет – но процесс идет. Ну и наконец, суть нынешней системы в том, что нам даны некие технические рамки – и предложение выпрыгнуть из штанов. Сделать танец так, чтобы он соответствовал правилам, чтобы катание было мощным и реберным – и в то же время красивым и элегантным. Кто из нас лучше это сделает – тот и первый. Кстати, я сказал, что танцы ушли вперед – но ведь и одиночное, и парное катание тоже резко прогрессирует. Их тоже заставляют кататься, и в позициях танцевальных, чтобы и шаги у них были сложные. Сейчас интересно смотреть и одиночников, и парников – там все в динамике, все пытаются не только делать прыжки, но и разнообразить свое катание.

- Так значит, система пошла фигурному катанию на пользу?

- Я думаю, да. Система работает. Сначала, признаюсь, мы с Сашей действительно восприняли ее негативно. А сейчас, можно сказать, втянулись в нее. Конечно, кто-то может сказать, что в танцах раньше было больше интересных постановок, драм на льду. Но какие тогда были скорости, динамика – не сравнить с нынешними! Раньше одиночники что прыгали – тройные? А сейчас на четыре оборота заходят все подряд. Вот так же и с танцами, такой же прогресс. А тем, кому нынешние танцы не нравятся, скажу так: у нас спорт, а не театр! Да, техническая сторона вопроса сейчас очень важна. И почти нет времени, чтобы вставлять в программы хореографию. Да, по большому счету, мы бегаем от элемента к элементу. Но выигрывает тот, кто это "бегание" делает красивее и элегантнее.

– При том что техническая сторона важна, в вашей группе что ни постановка, то попытка сделать мини-спектакль…

– Так нам самим это интересно. Намного увлекательнее работать, когда придумываешь такие спектакли, а не делаешь что-то стандартное. Жулин иногда приходит на лед с такими поразительными идеями – словами не описать. Рассказывает что-то, рассказывает, а потом я ему говорю: Саша, во-первых, нам для каждого судьи либретто, что ли, писать, а во-вторых, как мы все эти идеи воплотим в программе? У нас есть десять секунд там, десять там, и попробуй сделать в таких временных рамках чудо. Хотя придумывать что-то необычное иногда удается. Вот, когда Ильиных и Кацалапову мы сделали танец "Список Шиндлера", к нам подходили люди, которые прошли войну, прошли концлагеря, и благодарили нас со слезами на глазах. Поэтому рамки правил иногда действительно получается раздвинуть, и нам интересно пытаться это делать.

Источник
Asha
Спасибо, Ленч. user posted image
realtek
Мы возвращаем наших фигуристов в "школу"

Пятый этап Кубка России по фигурному катанию, состоявшийся на минувшей неделе в Москве, от первого до последнего выступления прошел под внимательным взглядом заслуженного тренера страны Виктора Николаевича Кудрявцева. 74-летний мэтр тренерского цеха, воспитавший первого отечественного чемпиона мира в мужском одиночном катании Сергея Волкова, продолжает активно работать в ЭШВСМ "Москвич" и остается одним из самых востребованных специалистов, способных оказать "скорую помощь" испытывающему проблемы фигуристу. Так, Кудрявцев провел несколько тренировок с экс-чемпионкой страны Ксенией Макаровой, после ряда неудач в серии Гран-при уверенно выигравшей пятый этап Кубка России. С обсуждения этой темы начался разговор тренера и корреспондента агентства "Р-Спорт" Андрея Симоненко.

- Виктор Николаевич, над чем именно работали с Макаровой?

- В основном занимался коррекцией прыжковой техники. Также немного изменил тренировки в плане их интенсивности, и фигуристка почувствовала эти изменения, они помогли ей набрать сейчас форму. И я думаю, что к чемпионату России Макарова будет готова еще лучше. Но ей нужно перебороть себя, приобрести уверенность в собственных силах – тогда она сможет рассчитывать на решение любых задач. Уверенность эта воспитывается самой тренировкой, содержанием процесса, и это воспитание было одной из главных проблем в ее подготовке. В остальном же у Ксении все в порядке.

- Тем не менее, у экс-чемпионки страны есть определенный пробел в технической части: тройной лутц, самый сложный из всех прыжков в фигурном катании, она в программах не исполняет. Владеет ли им в принципе фигуристка, и работали ли вы с ней над этим прыжком?

- Я не могу сказать, насколько она лутцем владеет и может ли она его стабильно исполнять, потому что не видел всего учебно-тренировочного процесса Макаровой в нынешнем сезоне. Но я с ней над лутцем не работал, потому что у тренеров такой задачи – включить лутц в программу – в настоящий момент нет. И я думаю, что для того, чтобы составить конкуренцию в борьбе за золото чемпионата России, Макаровой будет достаточно чистого исполнения тех элементов, которые у нее в программе есть сейчас. А вторая оценка, которая играет более существенную роль, у Ксении очень высока. В этом состоит преимущество Макаровой – даже если она проиграет где-то в технической части, то благодаря второй оценке, гораздо более влиятельной на итог выступления, она может опередить конкуренток.

- Если говорить о турнире девушек на Кубке России в целом, кого из его участниц вы для себя открыли?

– Открытий здесь не было. Просто потому, что вся нынешняя плеяда талантливых девочек, о которых очень много сейчас говорят, уже давно на виду, и мы за ними следим. Я был на многих этапах Кубка России, и должен подчеркнуть: подрастающее поколение в женском одиночном катании у нас очень интересное. Если мы сумеем этим богатством правильно распорядиться, правильно подготовить фигуристок к ответственным стартам, если ведущие тренеры смогут провести спортсменок через переходный возраст – а для этого надо подключить и медицину, и специалистов в области развития детского организма – то мы выйдем на международную арену года через три-четыре с очень длинной скамейкой запасных. А это создаст такую острейшую конкуренцию, от которой наш спорт только выиграет.

- Те, кто не смогут выдержать этой конкуренции, психологически не сломаются? Талантливых-то много, а мест в сборной только три…

- Думаю, что нет. Есть пример длинной скамейки в художественной гимнастике. Если мы и второй, и третий, и четвертый эшелоны обеспечим с материальной точки зрения, предоставим спортсменкам возможность регулярно участвовать в соревнованиях, то от соперничества выиграют все.

- Болельщики любят, когда им называют конкретные фамилии. Можете назвать нескольких фигуристок, которые вам особенно сейчас импонируют?

- Нет, я не буду этого делать. Просто не хочу никого обижать – их много, и они действительно все хорошие.

- Виктор Николаевич, с какими чувствами вы, тренер первого отечественного чемпиона мира, смотрите на нынешнее состояние российского мужского одиночного катания, на то, как, за редкими исключениями, наши фигуристы на международных турнирах остаются за пределами призовых мест?

- Что здесь я могу сказать… У нас в России было четыре подряд олимпийских чемпиона – Алексей Урманов, Илья Кулик, Алексей Ягудин, Евгений Плющенко, а за ними действительно никого не оказалось. Задел для побед, о которых я сказал, мы создали в советский период, когда детско-юношеские школы функционировали бесперебойно. Подготовка шла на высочайшем уровне, а в 1990-е годы развалилась научная бригада, развалилось медицинское обеспечение, не стало материальной базы. И здесь, на мой взгляд, произошла организационная недоработка: мы третьими-четвертыми эшелонами команды вплотную не занимались. Фигуристы из резерва тренировались фактически сами по себе. Самодеятельно и непрофессионально. И произошел провал. А из провала в фигурном катании быстро не выходят. Чтобы воспитать простого мастера спорта, требуется большой период времени. А вырастить фигуриста, который смог бы добиться чего-то значительного на международной арене, еще сложнее. Талант ведь не просто надо найти – его надо еще сохранить и выпестовать.

- Вы видите сейчас изменения к лучшему?

- Бесспорно. Средний уровень фигуристов растет. Особенно в техническом плане – так, в России сейчас очень много спортсменов, владеющих прыжками в четыре оборота. Чтобы эти фигуристы могли стабильно показывать четверные прыжки в соревнованиях, с ними еще надо много работать. Вести грамотную профессиональную подготовку – в том числе и в плане питания, медицинского обеспечения. Но за это сейчас я не беспокоюсь. Проблема есть в другом. Фигуристов, владеющих арсеналом сложных прыжков, у нас сейчас достаточно много, но вот индивидуального стиля у них нет. Они все движутся как бы в одном направлении. А хотелось бы, чтобы у каждого спортсмена была своя, запоминающая манера катания. И еще хочется видеть более интересного построения и содержания программ. Чтобы фигуристы больше работали над воплощением тех музыкальных образов, которые они выбирают. Ведь прелесть фигурного катания для зрителя состоит именно в воплощении образов. И я здесь хочу поблагодарить тех тренеров и хореографов, которые уделяют этой стороне нашего вида спорта особое внимание. Так, отмечу Николая Морозова, который вернулся в Россию и дал согласие работать здесь тренером. Его почерк, конечно, явно отличается от шаблона. Он очень творчески подходит к содержанию программ. Посмотрите, как изменилась та же Алена Леонова! Это его работа. Вот когда у наших мужчин тоже появится индивидуальный почерк, тогда будет и результат на международной арене.

- Но здесь наверняка не все от тренера зависит. Может быть, еще и не хватает талантливых ребят, способных воплотить на льду творческие задумки?

- Бесспорно, эта проблема тоже есть. Чтобы вырасти в настоящего мастера со своим стилем, фигурист должен иметь соответствующее внутреннее содержание, которое специалисты потом уже раскрывают. Специалистов у нас много – есть целая армия постановщиков и хореографов. А спортсмены часто не могут выразить то, что им пытаются привить. Для этого надо иметь талант, способности. А талантливых ребят у нас действительно сейчас не так много.

- В последние годы в мужском одиночном катании акценты с элементов ультра-си сместились в сторону разнообразия – фигуристы много времени уделяют внимания и дорожкам шагов, и вращениям. Однако в нынешнем сезоне, такое впечатление, мы возвращаемся назад к прыжкам. В серии Гран-при на четверные заходили почти все, а американец Брэндон Мроз даже пытался делать лутц в четыре оборота, и иногда успешно…

- Я бы не назвал это возвращением. Мы продолжаем развивать техническую сторону катания, и этому у нас много подтверждений. Но преимущество все-таки всегда будет за второй оценкой. Она определяющая в нашем виде спорта. Фигурист может сорвать прыжок, технических баллов недоберет, а оценка за катание у него останется. Компонентов во второй оценке сразу пять, и все они играют большую роль. На том же московском Гран-при мы видели, какие высокие баллы за компоненты программы получают фигуристы, которые, может быть, нестабильны в четверных прыжках, но хорошо катаются – американец Эбботт, чех Бжезина.

- Хорошее катание оценивается…

- И очень сильно. А мы, приходится признать, были очень далеки от тех требований, которые предъявляет нынешняя система судейства… У нас в стране основное внимание всегда уделялось прыжкам, прыжкам и еще раз прыжкам. По остальным же компонентам фигурного катания мы сейчас находимся в роли догоняющих. Но мы над этим очень активно работаем, предъявляем к молодежи совсем другие требования. Например, московская федерация сейчас ввела обязательные тесты на скольжение. Не сдашь их – к соревнованиям не допускаешься. Точно такие же тесты ввела и Федерация фигурного катания на коньках России. Это нововведение я считаю очень правильным, и мы его переняли у наших зарубежных коллег, которые такие тесты практикуют очень давно. И относятся к ним серьезно: бывают случаи, когда фигуристы не могут сдать их месяцами. То же самое должны делать и мы. Помните, был такой раздел "школа" в фигурном катании, который мы когда-то ликвидировали? Как результат – фигуристы теперь не знают, что такое повороты, тройки, скобы, петли… Как же они могут в программах обогатить свои дорожки шагов этими элементами, если они даже не в курсе, что это, если они это не проходили? Вот сейчас мы и занялись снова обязательными упражнениями. Я всегда говорил, что это все должны делать. А сам всегда этому уделял особое внимание. Мне вообще раздел обязательных упражнений очень нравился. Мой ученик, первый советский чемпион мира Сергей Волков вообще был непревзойденный мастер "школы". Он на всех крупных соревнованиях, чемпионатах Европы и мира, в "школе" занимал почти всегда первые места. Каждый год получал по этому разделу медали.

- То есть, получается, возвращаемся мы не к прыжкам, а в "школу"…

- Именно так. А дальше уже от творческого подхода тренера зависит, как эту "школу" переработать и преподнести в разделе произвольного катания. Сейчас в федерации при моем участии сделано много пособий на эту тему. Есть масса предложений, нововведений, и тесты на скольжение являются, еще раз повторю, важнейшим из них. Мы создаем специальные бригады судей, которые выезжают в ДЮСШ, принимают у спортсменов эти тесты. И я вижу, что это дает серьезный положительный эффект.

Источник
realtek
Замечательное интервью с мэтром отечественного тренерского цеха. Виктор Николаевич подробно обрисовал ситуацию с нашим одиночным катанием.
Asha
realtek, спасибо. user posted image Я на работе почитаю.
realtek
Какие хорошие девочки!

Рубрика:"Крюки и выкрюки". Блог Андрея Симоненко о фигурном катании

В эти праздничные дни (кстати, всех с Новым годом!) на сайте агентства "Р-Спорт" идет опрос читателей на тему того, какое спортивное событие, с их точки зрения, является самым ожидаемым в наступившем 2012 году. Там есть пункт, связанный и с фигурным катанием – это возвращение Евгения Плющенко. Но олимпийский чемпион Турина, на самом деле, уже вернулся, став в конце 2011-го девятикратным чемпионом России. Выступления же Евгения на чемпионатах Европы и мира в предстоящем году по сути не имеют большого значения для его олимпийских планов. Безусловно, интересно будет узнать, отсыпят ли Плющенко судьи на международных турнирах столько же "девяток", сколько их было в Саранске, но и это не столь важно. К Олимпиаде в Сочи все может измениться – причем в любую от нынешней отправной точки сторону.

Лично для меня же главным событием, ну пусть не во всем спорте, но в "фигурке" в частности в новом году – а точнее, в том сезоне, который начнется в новом году - станет невероятный подъем, который мы, это уже очевидно, увидим в российском женском одиночном катании. Столько перспективных юниорок у нас не было никогда! Великолепные Аделина Сотникова и Елизавета Туктамышева – это только вершина того айсберга, который надвигается со стороны России на весь остальной фигурнокатательный мир. Шутка ли – на недавнем чемпионате России как минимум дюжина участниц обладала достаточным техническим арсеналом для того, чтобы претендовать на пьедестал. А на каскад "3-3", которым за всю историю отечественного женского одиночного катания до нынешнего бума уверенно владели максимум три-четыре фигуристки, на тренировках в Саранске заходили вообще чуть ли не все 18 приехавших на чемпионат страны одиночниц!

Конечно, строить какие-либо прогнозы на будущее в виде спорта, где возрастные изменения сломали не одну казавшуюся безоблачно-перспективной карьеру, дело неблагодарное. Но я их строить и не буду. Я просто расскажу о том, что у нас есть здесь и сейчас (тем паче что чемпионат России транслировался только по спутниковому каналу), а потом мы с вами все запасемся попкорном и станем наблюдать за тем, что будет происходить дальше.

Начну не с Сотниковой и не с Туктамышевой, а с двух фигуристок, которые формально не являются темой моего рассказа, так как уже не первый год выступают во взрослом фигурном катании. Это Алена Леонова и Ксения Макарова, которых многие почему-то собираются скоро списать со счетов. "Нынешний сезон – их лебединая песня", - такую фразу приходится слышать в кулуарах довольно часто. Да о чем вы! Ни та, ни другая не будут сдаваться на милость растущим юниоркам. Обе уже стали кататься намного интереснее, чем еще даже год назад. И как раз Алене с Ксюшей никакая перестройка организма уже не страшна. Да, конкуренция растет. Да, будет непросто. Но никто же не мешает работать и совершенствоваться, как это делают другие. А дальше все будет зависеть только от них.

Аделина и Лиза – эти два имени в свете наших будущих, как мы все надеемся, неминуемых побед звучат сейчас наиболее часто. И, что уж там говорить, совершенно по праву – посмотрите на результаты различных турниров двух последних лет. Нынешний сезон для Сотниковой и Туктамышевой – последний, в котором они еще не могут участвовать во взрослых чемпионатах Европы и мира. Оно, наверное, и к лучшему: как раз сейчас обе начали взрослеть, как физиологически, так и психологически. Девчонкам, уже попробовавшим себя во взрослой серии Гран-при, будет очень кстати вторая половина сезона, которую они проведут в юниорском катании. С одной стороны, будут набираться опыта стартов, но не перегружая себя ответственностью, уделяя достаточное внимание работе на тренировках.

Пару лет назад казалось, что соперничество этих двух фигуристок может превратиться в эдакое подобие дуэли Плющенко и Ягудина десятилетней давности. Тем более что и в тренерских штабах за Туктамышевой и Сотниковой, пусть и в разных ролях, стоят те же люди – Мишин и Тарасова. Но в нынешнем сезоне стало отчетливо ясно: дуэли не будет. Сработал, если проводить аналогии с женским теннисом, "эффект Курниковой". Шарапова, Дементьева, Звонарева, Кузнецова и компания потянулись за вспыхнувшей ярким огнем звездой – и возник русский бум в женском теннисе. Сейчас и в нашем женском фигурном катании юных звезд намного больше, чем две. Главное открытие нынешнего сезона – это, безусловно, Юлия Липницкая. Пару лет назад эта девочка привлекла всеобщее внимание сумасшедшими растяжками, потом все увидели в ее исполнении сложнейшие каскады. И вот в нынешнем сезоне 13-летняя ученица Этери Тутберидзе в одну калитку выиграла юниорскую серию Гран-при вместе с Финалом. А на взрослом чемпионате России в Саранске выиграла серебро, уступив Сотниковой – но заняла первое место в произвольной программе.

По выразительности катания, впрочем, Липницкая проникновенной Сотниковой и зажигательной Туктамышевой пока уступает. Если эмоции Аделины и Лизы выглядят на льду естественными и непринужденными, то у Юли пока что не получается совмещать настрой на элементы и артистизм. Но это, можно не сомневаться, будет исправлено буквально в ближайшие год-два, а то и раньше – так как работа над второй оценкой, по словам Тутберидзе, занимает в настоящее время не меньше половины тренировочного времени.

Полину Шелепень, еще одну ученицу Тутберидзе, не так давно включали в один список с Сотниковой и Туктамышевой в категории наших надежд на Сочи-2014. В прошлом сезоне, как показалось, бесповоротно из этого списка вычеркнули – Полина, начавшая взрослеть чуть раньше, стала кататься не так технически убедительно, как ее более юные соперницы. Однако сейчас, несмотря на неудачное выступление на чемпионате России в Саранске, можно утверждать, что Шелепень вернулась. Второе место в Финале юниорского Гран-при в Квебеке вслед за Липницкой – это, фактически, первое по разряду "еще не взрослых, но уже не детей". Катается повзрослевшая Полина очень красиво, да и прыжки у нее есть – а стабильность их исполнения должна прийти с работой.

В позапрошлом году Виктория Буцаева, хорошо известная всем под фамилией Волчкова, впервые появилась на международном турнире уровня Гран-при в качестве тренера со своей ученицей Софьей Бирюковой. А через три недели ей предстоит тренерский дебют уже и на чемпионате Европы – с Полиной Коробейниковой. Путь от начинающего тренера до тренера члена сборной России четырехкратная бронзовая медалистка европейских первенств проделала меньше чем за пять лет – и это, конечно, впечатляет. А ведь Бирюкова и Коробейникова – это не единственные фигуристки Волчковой, достойные хороших слов. Есть, например, еще 13-летняя Анна Шершак, которая пусть и владеет только двумя тройными прыжками (дело, не сомневаюсь, наживное), но катается уже так грациозно и вдохновенно, что словами не передать. Маленькая деталь: после столичного этапа Кубка России на "Москвиче" к Буцаевой выстроилась очередь из восторженных поклонников, желавших поблагодарить тренера за ученицу. Хотя Аня заняла только 5-е место…

"Какая хорошая девочка!", - восхищенно говорил на "Москвиче" раз за разом мой приятель, коллега-телекомментатор, заглянувший ознакомиться с ближайшим резервом. "И это хорошая девочка!", - повторял он раз за разом, когда буквально после каждого нового выступления выяснял, что резерв у нас просто огромен. Действительно, фамилий перечисленных мною девчонок уже хватит для того, чтобы заполнить аж три олимпийских пьедестала – и ведь любая из них потенциально способна взять любые высоты! А ведь есть еще москвички Елена Радионова (тренер Инна Гончаренко) и ученица Тутберидзе Евгения Медведева, совсем маленькие – но ох какие удаленькие, щелкающие каскады "3-3" как орешки. Есть еще масса классных юных фигуристок в Петербурге. Это Полина Агафонова и Николь Госвияни из Urmanov’s Team (в униформу с такой надписью облачаются на тренировках все ученики олимпийского чемпиона-1994). Это Евгения Герасимова, Ульяна Титушкина и Серафима Саханович, тренирующиеся у Алины Писаренко. Есть группа учениц Татьяны Николаевны Мишиной, супруги Алексея Николаевича Мишина – Мария Ставицкая, Арина Петрова и Наталья Огорельцева. Это все те, чьи имена уже звучат, гремят на различных соревнованиях. А есть ведь и те, о ком я незлопамятно забыл…

Впечатляет? Тогда вперед, за попкорном!

Источник
realtek
Симоненко в своей стихии good.gif
"Какой хороший блоггер"© user posted image
CAT
Цитата (realtek @ Сегодня, 21:30)
Симоненко в своей стихии

Люблю статьи Андрея. Интересно пишет.
realtek
Цитата (CAT @ Янв 3 2012, 02:32)
Люблю статьи Андрея. Интересно пишет.

Да и фотает тоже неплохо yes.gif
realtek
Предложение от Людмилы Пахомовой получил у метро

В последний день 2011 года 65 лет исполнилось бы прославленной советской фигуристке, первой олимпийской чемпионке в танцах на льду, шестикратной чемпионке мира Людмиле Пахомовой. Корреспондент агентства "Р-Спорт" Андрей Симоненко поговорил о великой спортсменке с Александром Горшковым, ее партнером, с которым она добилась выдающихся результатов.

- Александр Георгиевич, все знают, что ваша пара образовалась по инициативе Людмилы Пахомовой, причем это выглядело примерно так - она, уже известная в то время спортсменка, предлагает кататься вместе едва ли не новичку. Как же это произошло?

- Действительно, я начал заниматься танцами на льду только осенью 1965-го. И кататься стал с Ириной Нечкиной - девочкой из Ленинграда. Она тоже тренировалась в ЦСКА - у партнера Людмилы Пахомовой, Виктора Рыжкина. Нечкина была настоящей фанаткой танцев на льду, безумно хотела заниматься ими. Сейчас переехать из Санкт-Петербурга в Москву - дело нехитрое, нормальная ситуация, а тогда это было достаточно редкое явление. Так вот, мы все вместе и катались на одном льду - в группе Станислава Алексеевича Жука. Очень серьезная была, я вам скажу, компания. И я старался соответствовать как мог: делал все возможное, чтобы освоить новый для меня вид фигурного катания. Потом Людмила Пахомова вместе с Рыжкиным уехали сначала на чемпионат Европы и следом, кажется, даже не возвращаясь, на чемпионат мира. А мы с Нечкиной тренировались сами.

После чемпионата мира выяснилось, что Мила больше не хочет кататься с Рыжкиным - а еще у нее была травма ноги, которую надо было лечить. Поэтому она какое-то время на лед не выходила. Но стала приходить на наши с Нечкиной тренировки. Помогать, советовать. Все это происходило в Лужниках на катке "Кристалл", тогда он еще функционировал. И после одной из тренировок она попросила меня проводить ее до метро. Я, естественно, согласился. И вот, пока мы шли от катка "Кристалл" по Центральному стадиону имени Ленина в сторону "Спортивной", она мне и сделала это предложение.

- Как отреагировали?

- Сразу понял - ответственность будет серьезная. Она выбрала меня, сделала предложение, но я прекрасно понимал - мне предстоит очень много работать, чтобы сравниться с Пахомовой по уровню и вообще, что называется, оправдать то доверие, которое мне было оказано. А думал недолго. После утренней тренировки перед обедом был тот разговор, она сказала - подумай, больше кататься с Рыжкиным не буду. Я бы и думать не стал - но все-таки решил сразу не говорить "да", надо было прийти в себя от неожиданности. Но вечером того же дня перезвонил ей. Сказал, что согласен.

- В вашей ситуации - когда партнерша намного сильнее - не все бы сумели сжать зубы и работать, чтобы ликвидировать отставание. Были моменты, когда хотелось все бросить?

- Нет, моментов отчаяния не припомню. Но тренироваться приходилось, конечно, много. Никогда в жизни я в таком объеме не работал. После того, как мы начали вместе кататься, тренировались на том же "Кристалле" практически по 12 часов в день. Здесь надо отметить тот факт, что мы фактически не принадлежали ни к какой организации, но катались вместе со всеми группами подряд. Сначала с группой института физкультуры, с раннего утра, так как я учился в этом заведении, а потом мы просились ко всем подряд - к "Спартаку", "Динамо"… И все нас пускали.

Поэтому получалось так: подъем, сплошные тренировки, перерыв на обед, сплошные тренировки - и вечером домой я приезжал совершенно "мертвый". Можете себе представить 12 часов тренировок в день, да еще с таким напряжением… Но я, честно говоря, не то чтобы терпел - мне это очень нравилось. Безусловно, какое-то опасение у меня было - справлюсь ли я, смогу ли я. Получится ли все, как надо. Но уж как минимум старался делать так, чтобы меня нельзя было упрекнуть в недостаточном старании.

- И потом попали к Елене Анатольевне Чайковской…

- Да, какое-то время в этом режиме мы работали одни, но потом Мила сказала: теперь нам нужен тренер. Начали думать - кто? В ЦСКА мы вернуться не могли в силу разных нюансов. И Пахомова говорит: у меня есть очень хорошая знакомая, Елена Анатольевна Чайковская. Она тренировала тогда Таню Тарасову, которая занималась парным катанием, подругу Милы. Закончила ГИТИС, такая вся современная… Чайковская в тот момент никогда танцами не занималась, танцоров не тренировала. И вот: Мила переговорила с Еленой Анатольевной, та дала согласие, и мы начали работать вместе.

- Сейчас российским танцорам приходится догонять ушедших в отрыв североамериканцев. А вам с Пахомовой тогда, насколько я понимаю, пришлось точно так же гнаться за мастерами танцев на льду из Великобритании?

- Нет, ситуация была иная. Англичане - родоначальники танцев на льду, ни у кого в тот момент не возникало не малейших сомнений в том, что именно они - соль и суть этого вида фигурного катания. Как правило, на всех чемпионатах весь пьедестал занимали они. Сначала мы, конечно, изучали тот стиль, в котором выступали англичане. Схватывали любую возможность, чтобы получать информацию.

Кстати говоря, нам многие помогали - и в том числе и тренер из Великобритании. Очень много было в то время неведомых нам нюансов - все-таки в СССР школа танцев на льду была очень и очень слабой. Находилась в зачаточном состоянии, я бы сказал - хотя у нас и были пары, англичане считались академиками, и соревноваться с ними было очень сложно. Но в какой-то момент, когда мы освоили классику танцев на льду, мудрая Елена Анатольевна сказала: чтобы теперь англичан победить, мы должны предложить что-то свое, только в этом случае у нас будет возможность реально соперничать. Так мы и сделали.

- Предложили, по сути, совершенно другой стиль?

- Именно. Раньше танцы были чопорные, только под танцевальные классические бальные ритмы. А мы пошли по другому пути. И это нашло свой отклик.

- Новаторов в танцах на льду раньше не очень любили. И вас не сразу поддержали?

- Естественно, не сразу. Этот процесс был постепенный, но не столь уж и долгий, я вам скажу. Примерная хронология была такова: весной 1966 года мы начали вместе кататься, в 1967 году впервые приняли участие в чемпионатах Европы и мира. И наши первые результаты были такие: 10-е на Европе и, по-моему, чуть ли не 13-е на "мире". Но уже в этом сезоне, я должен признаться, на нас обратили внимание. И помогали нам специалисты из разных стран. На следующий год мы уже были на чемпионате мира шестыми. А в 1969-м - вторыми. Проиграли только очень опытной и авторитетной паре из Великобритании - Диане Таулер и Бернарду Форду. Неоднократным чемпионам мира и Европы. А на следующий год мы уже все выиграли.

- Александр Георгиевич, вы с Людмилой Пахомовой были семейным дуэтом на льду, при том что многие считают - совмещать работу и быт для близких людей часто становится серьезным испытанием…

- Вы знаете, у нас быта-то по сути никакого и не было. Когда серьезно занимаешься спортом, все подчинено только ему. Проблемы у нас, наоборот, были другого характера: не было возможности общаться с друзьями. Мы все время то на сборах, то на соревнованиях, да и если в Москве, то тоже не было времени для встреч и прогулок. Но я должен сказать, что в любом случае мы никогда не переносили домашние проблемы на лед, и наоборот. Спорт - это работа эмоциональная, конечно, были сложные моменты. Но мы очень разумно к этому подходили. Поэтому, наверное, каких-то ссор у нас было очень и очень мало.

- Про ваши с Людмилой Пахомовой победы сказано и написано очень много, поэтому хочу спросить вот о чем: когда решили уйти на пике славы - не жалели потом об этом? Все-таки вам было всего по 30 лет, могли еще кататься и кататься, уж в танцах-то это вообще не возраст…

- Нет, вообще не жалели. Конечно, могли дальше кататься. И не могу сказать, что у нас были в тот момент какие-то сверхсерьезные соперники. Но мы понимали, что рано или поздно все равно придется уйти. Когда ты уходишь на пике, тебе задают вопрос - почему ты ушел? А если не уходишь, тебе какое-то время спустя могут задать уже другой вопрос (смеется). Поэтому, я считаю, уходить надо чемпионом. До того момента, когда тебе начнут намекать - а не пора бы уже завязывать… Конечно, принимать решение было сложно. Но Елена Анатольевна нас поддержала, и мы не сомневались, что правильно сделали.

- Не было желания посоперничать с Ириной Родниной по количеству установленных медальных рекордов?

- Да мы и так рекорд в танцах установили. Он, кстати, до сих пор не побит. Шесть чемпионатов мира, мы до сих пор в книге рекордов "Гиннесса".

- После окончания спортивной карьеры вы ушли на административную работу, а Людмила Пахомова занялась тренерской деятельностью. Каким она была тренером?

- Очень требовательным. Она же воспитанница Жука. Поэтому она прекрасно понимала, как надо работать, чтобы добиться результата.

- Людмиле Алексеевне, это, конечно, очевидно, не хватило отпущенного ей времени, чтобы полностью реализовать себя в тренерстве - она ушла из жизни в 39 лет. Она была великой спортсменкой. Как вы считаете - стала бы таким же великим тренером?

- Не сомневаюсь в этом. Тем более что, поработав очень и очень мало, она успела многого добиться. У нее были чемпионы мира среди юниоров - Батанова/Соловьев, причем побеждали они не один год. Гладкова/Шпильбанд побеждали на юниорском первенстве мира. У нее были Анненко/Сретенский. Потом она готовила к Олимпийским играм 1980 года Ирину Моисееву и Андрея Миненкова, которые перешли к ней от Татьяны Тарасовой.

- А вы никогда не жалели, что не стали тренером?

- Нет. Вообще я помогал Миле, приходил к ней на тренировки. А потом, у меня существует глубокое убеждение в том, что два тренера в одной семье - это слишком много. Мы ведь тогда стали бы соперниками! Нельзя заниматься чем-то несерьезно, если хочешь добиться результата в своей работе. Есть у нас в фигурном катании примеры того, как тренеры чуть ли не разводились из-за такого соперничества. Не буду называть фамилии, но их все прекрасно знают. Наконец, у меня была мечта - работать в техническом комитете танцев на льду. Я ее реализовал, 26 лет в нем работал, 12 лет возглавлял, причем и здесь стал первооткрывателем. И, считаю, что принес нашему виду пользу.

Источник
realtek
Вот ещё одно интересное вью Симоненко с легендой отечественного фигурного катания good.gif
Andromeda - 1990
очень хорошее интервью
Tess
Туктамышева: благодарю судьбу, что она свела меня с Мишиным

О школе, тренере Мишине, общении с ровесниками и друзьями постарше, учёбе, романтике и прыжках – в 1 части интервью 15-летней Елизаветы Туктамышевой.


В спорте часто бывает, что спор за медали ведут известные титулованные атлеты, но… Нередки случаи, когда вдруг на авансцене появляется молодой и талантливый юниор, и борьба за золото обостряется. В нашем женском одиночном фигурном катании ситуация сейчас не совсем такая, но очень к тому близкая. И особенно приятно, что грозой уже опытным, титулованным спортсменкам стала юная россиянка Елизавета Туктамышева.

Разговаривать с Лизой легко. Она не размышляет долго над вопросами, как будто всё это уже давно обдумала. Причём не только обдумала, но и сформулировала так, что кажется, будто за плечами собеседника не только годы, но и хотя бы одно полное образование. А ведь ей, на минутку, всего 15 лет, да и те исполнились меньше месяца назад - 17 декабря прошлого года.

- Елизавета, как вы пришли в фигурное катание? С чего всё началось?
- Всё началось по дружбе.
«Я вместе с папой приехала в спортивный лагерь, где подружилась с фигуристами. Расставаться с ними не хотелось, поэтому пришлось выйти на лёд, чтобы их увидеть. »
Мне так понравилось, что уже не захотелось бросать этот вид спорта.

- Это были ровесники?
(Елизавета бросает лукавый взгляд на Ксению Макарову, с которой пришла на встречу. Ксении – 18, и она входит в национальную команду страны.)
- Нет, это были старшие девочки. Я всегда любила дружить с более взрослыми. Общение с ними помогает – они старше и опытнее.

- А возникало когда-нибудь желание всё бросить?
- Бывали моменты, когда хотелось всё бросить, закончить с фигурным катанием, побыть обычной девочкой. Но потом я понимала, что это просто такие моменты, их надо пережить.

- Сами понимали? Или тренер настаивал, родители?
- Сама понимала. Об этих мыслях знала только мама, я только с ней разговариваю на подобные темы. Она меня всегда поддерживала. Какое бы решение я ни приняла, она всегда будет на моей стороне.

- У вас мама математик. А вы сами скорее логик или романтическая натура?
- (Смеётся.) Я думаю, романтическая, потому что математика это не моё.

- А в школу ходите?
- Я учусь в экстернате. Мне задают что-то, дома выполняю задания, затем сдаю, и мне снова что-то новое дают. То есть я не хожу в школу, а учусь индивидуально.

- Какие предметы больше нравятся?
- Если честно, мне нравится, когда я сделаю домашнюю работу и иду в школу, уже зная, как это делается. Знания всё равно надо получать, чтобы быть образованной.

- А как насчёт преподавания? Хотели бы тренировать? Вы говорили, что молодые фигуристы часто спрашивают вас, как сделать тот или иной элемент. Получается объяснять?
- Ну, вот с прыжками не очень получается.
«Я не могу объяснить, просто выхожу и делаю. И это ведь от человека, а не от меня, зависит – как он поймёт, как он сделает. »
Могу объяснить, показать, но в большей степени это зависит от самого человека.

- Вы помните первое впечатление о тренере Алексее Николаевиче Мишине?
- Когда я в первый раз его увидела, то почти не знала, кто это такой, не сильно разбиралась в фигурном катании. Знала только, что он тренирует Евгения Плющенко. Потом уже поняла, что это величайший тренер и это большая удача, что я у него тренируюсь. И надо благодарить судьбу, что она свела меня с таким человеком.

- А какой он? Страшный?
- Да нет, ну что вы. Он очень добрый и очень хороший. Всегда знает, что сказать, как это сделать. Учит меня и на льду, и по жизни. Он весёлый, позитивный очень.

- Все знают Мишина как тренера Плющенко. А вам бы хотелось, чтобы когда-нибудь начали говорить: "Мишин – это тренер Лизы Туктамышевой"? Чтобы первая ассоциация была связана с вами?
- У него было много талантливых и знаменитых спортсменов – Алексей Урманов, Алексей Ягудин. Я бы хотела, чтобы люди говорили: "Тренер Плющенко и Туктамышевой". Не хотела бы, чтобы забывали Евгения. А у Алексея Николаевича и дальше будут известные спортсмены. Сейчас подрастает хорошее молодое поколение, которое делает очень сложные элементы в очень раннем возрасте.

Продолжение следует.
Tess
О страхах, соперниках, переезде в Санкт-Петербург, желании влюбиться и быть любимой, предпочтениях в музыке, падениях и кумирах - во 2-й части интервью 15-летней Елизаветы Туктамышевой.

- Елизавета, вы сами вот только начали соревноваться среди взрослых, а уже подрастает какая-то смена?
- Да, есть сильные спортсмены. И девочки, и мальчики.

- Лиза, вы ведь переехали из Глазова в Санкт-Петербург, чтобы непосредственно тренироваться у Мишина. Долго ли вы ездили и почему не перебрались сразу?
- Ездили около пяти лет, а сразу не переехали, потому что возможности не было. Но сейчас мне помогают, и я могу жить в Северной столице. Я очень этому рада, уже адоптировалась. Рада, что живу в этом городе, где зародилось фигурное катание.

- А долго ехать из Глазова до Питера?
- 27 часов на поезде.

- Вас часто спрашивают про соперничество с Аделиной Сотниковой. Не надоели эти вопросы?
- Нет, ведь это соперничество действительно есть, и если бы его не было, было бы труднее достичь тех результатов, которые мы имеем.

- А кого вы считаете своим главным соперником?
- Аделина и есть мой главный соперник.

- Бывает ли такое, что вы волнуетесь, переживаете, на взводе?
- Иногда бывает.

- А чем успокаиваете себя?
- Я очень люблю музыку слушать. Конечно, больше современную – хип-хоп, ритм-н-блюз. Но особенно любимых исполнителей нет.

- У меня вопрос как у обывателя. Когда я вижу, как падают фигуристы, мне кажется, что это ужасно больно. Как после этого можно встать и ехать дальше?
- Ну, это смотря как упасть. И к тому же на соревнованиях это не больно. Там такой адреналин, что пока не закончишь программу, не поймёшь, насколько больно упал. Бывает, только докатавшись до конца, понимаешь: "Да, я действительно жёстко упала". И появляется огромный синяк. А вот если ты только изучаешь элемент и падаешь – бывает больно. Но надо встать и делать дальше.

- Вы по жизни бесстрашная?
- Нет, конечно, у каждого человека есть страхи, и у меня тоже. Но на льду я, например, не боюсь прыгать. Я ставлю цель, что должна это сделать. И я могу пробовать, пробовать, и уже сам тренер меня останавливает: "Лиза, всё, достаточно, хватит, успокойся".

- Вам 15 лет, вы - спортсменка. Скажите, вы уже взрослый человек или ещё есть в вас что-то детское?
- Скорее уже взрослый. Давно прошёл тот период, когда я поняла, что детство кончилось, да и оно, скорее всего, не начиналось. Это потому, что я серьёзно занимаюсь спортом. Я сейчас уже спокойно к этому отношусь, не переживаю, что детства не было.

- Есть ли какой-то кумир в фигурном катании?
- Нет, мне просто нравится этот вид спорта, нравится смотреть на других фигуристов. А так, чтобы был какой-то кумир, за которым бы я тянулась, такого нет.

- Представьте, что вы стали олимпийской чемпионкой. Кому первому позвоните?
- Первой позвоню, конечно, маме.

- Простые зрители, которые смотрят фигурное катание в лучшем случае раз в четыре года во время Олимпиады, часто думают, что это просто набор элементов под музыку. Как бы вы рассказали этим людям о том, что это за вид спорта?
- Я бы сказала, что это не только техника, это ещё и искусство. И в фигурном катании заложено много разных видов спорта: и атлетика, и гимнастика, и дыхательные упражнения. Ты должен не только технику выполнять – прыжки и другие элементы, ты должен ещё образ показать, передать его зрителям, судьям. Нужно быть артистом, дать всем почувствовать то, что ты катаешь.

- И напоследок: о чём мечтает не спортсменка, а девушка Лиза Туктамышева?
- (Смущается и смеётся.) Очень просто, как и любая девушка, о любви. Возраст уже такой, что хочется больших и чистых чувств.

Источник: http://sport.megafon.ru/sochi2014/blogs/tu...enja_s_mishinym http://sport.megafon.ru/sochi2014/blogs/tu...chistyh_chuvstv
realtek
Олимпийская кувалда-2

Рубрика:"Крюки и выкрюки". Блог Андрея Симоненко о фигурном катании

Несется и несется из всех радио- и телевизионных рупоров веселой песнью поток комментариев, общий смысл можно свести к тому, что для спортсменов юношеская Олимпиада-2012 - это репетиция Сочи-2014. Что здесь они набираются опыта, который пригодится через два года. Может быть, конечно, просто журналистам спросить и сказать больше не о чем, но вот в отношении соревнований по фигурному катанию в Инсбруке эта оценка - явное преувеличение. Какая же это репетиция, если в Играх-2014 в лучшем случае выступят только две участницы нынешних "Игрулек"-2012? Да и то, если судить объективно, не факт?

Судите сами: в мужском одиночном катании от России выступал Феодосий Ефременков, который в конце декабря на взрослом чемпионате России в Саранске занял 15-е место. Конечно, исключать ничего нельзя, но даже если до Сочи вдруг не доедет Евгений Плющенко, в нашей стране, несмотря на кризис в мужском одиночном катании, есть добрый десяток одиночников, до которых бронзовому призеру юношеской Олимпиады не дотянуться в ближайшие два года ну просто совсем никак. Артур Гачинский, Сергей Воронов, Жан Буш, Артур Дмитриев-младший - вот лишь несколько фамилий тех, кто будет реально бороться за право поехать на Олимпиаду через два года. Время Ефременкова наступит лет через пять. Если, конечно, вообще наступит - есть сомнения из-за его, так сказать, не слишком компонентного катания.

Анна Яновская и Сергей Мозгов, чемпионы Инсбрука-2012 в танцах на льду, - очень талантливые фигуристы, которые уже в первый же сезон совместных выступлений громко заявили о себе. Но опять же, даже во втором эшелоне российских танцев на льду их перед Сочи-2014 не будет. Вообще без всяких оговорок "бывает всякое". Просто потому что перед Яновской и Мозговым - стена прекрасных, более опытных и более мастеровитых пар, причем все они сами еще совсем не в возрасте. Это и нынешние лидеры российских танцев на льду Екатерина Боброва/Дмитрий Соловьев, Елена Ильиных/Никита Кацалапов, Екатерина Рязанова/Илья Ткаченко. Это и те, чье дыхание за спиной авангарда реально чувствуется уже сейчас - Ксения Монько/Кирилл Халявин, Виктория Синицина/Руслан Жиганшин, Екатерина Пушкаш/Джонатан Гурейро… Вот среди кого надо сейчас искать тех, кто побьется за олимпийский пьедестал через два года.

Парное катание… здесь говорить о глобальных перспективах Лины Федоровой/Максима Мирошкина и Анастасии Долидзе/Вадима Иванова трудно, так как это еще совсем уж дети. До Сочи-2014 вырасти они никак не успеют - сто процентов, а докатятся ли до Пхенчхана-2018, и если докатятся, то в каких сочетаниях, гадать смысла нет. Стоит разве что заметить, что проигрыш в Инсбруке в одну калитку довольно посредственной китайской паре не намекает нам на то, что кто-то из российской четверки однозначно когда-нибудь будет стоять на верхних ступенях пьедесталов.

Здесь стоит сказать вот о чем. Организаторы юношеской Олимпиады установили достаточно жесткие возрастные рамки - в соревнованиях могли участвовать спортсмены исключительно в возрасте 15-16 лет. Не больше и не меньше. Поскольку в парном катании и в танцах на льду партнеры часто бывают заметно старше партнерш, здесь было сделано послабление: в Инсбруке в этих двух видах фигурного катания могли выступать мальчики от 15 до 18 лет. Но даже с расширенными границами от участия в первой зимней юношеской Олимпиаде оказались отсечены практически все сильнейшие юниоры мира. В частности, в Инсбрук не приехал ни один из победителей юниорской серии Гран-при нынешнего сезона.

Наконец, о девичьем одиночном катании, которое составители расписания олимпийских соревнований по понятным причинам сделали гвоздем программы, эдакой завершающей вишенкой на пироге. Вишенка оказалась чуток помятой: Аделина Сотникова и Елизавета Туктамышева, две главные звезды турнира, показали, мягко говоря, далеко не все, на что способны. Золото-серебро россиянки, конечно, завоевали, потому что достойных соперниц в Инсбруке практически и не было, однако Сотникова, сорвав произвольный прокат, едва не отдала серебро китаянке. Чемпионка юношеской Олимпиады Туктамышева в произвольной программе тоже "наковырялась" будь здоров. Тем не менее, телевизионщики после выступлений наших звездочек "оторвались" на них с вопросами о Сочи по полной программе, а Аделину, находившуюся ежу понятно в каком состоянии после провального выступления, довели практически до слез.

Очень жаль, что приходится снова возвращаться к теме, которую я затронул в своей ноябрьской записи блога под заголовком "Олимпийская кувалда". Но здесь, в Инсбруке, ее воздействие было совсем уж налицо. Сотникова сделала в произвольной программе два одинарных прыжка, две "бабочки" - ровно столько же, сколько на всех предыдущих турнирах сезона, вместе взятых. Любой фигурист знает, что по нынешним правилам скрутить три оборота и упасть выгоднее, чем пустить "бабочку". Это уже психология в чистом виде… Специально для тех, кто убежден, что Туктамышева и Сотникова - это наши призеры Олимпиады в Сочи. На Олимпиаду в Сочи отбор производится вовсе не сейчас, а в сезоне-2013/14. И вот до него как раз, несмотря на совсем короткий промежуток времени, может утечь очень много воды. В российском женском одиночном катании сумасшедший бум, похожий на то, что мы наблюдали лет пять назад в женском теннисе. Новые и новые таланты растут как на дрожжах. Уже сейчас можно назвать фамилии эдак полутора десятков фигуристок, которые вполне способны через два года лишить олимпийской путевки тех, кого мы сейчас считаем окончательными и бесповоротными надеждами на Сочи.

Уточняю: я вовсе не говорю, что так оно и произойдет. Шансы Сотниковой и Туктамышевой на попадание в олимпийскую сборную-2014 в данный момент действительно кажутся хорошими. Но только на данный момент. Я вас уверяю, Лиза с Аделиной прекрасно осознают, что через два года им придется архисложно на чемпионате России в борьбе с Юлией Липницкой (которая, не будь на юношеской Олимпиаде нижней возрастной планки, обыграла бы Сотникову с Туктамышевой с такими прокатами уже сейчас), Аленой Леоновой, Ксенией Макаровой, Полиной Коробейниковой, Полиной Шелепень, Софьей Бирюковой и многими другими.

И я себе представляю, зная суеверие всех фигуристов, с каким внутренним протестом и боязнью, что их просто могут банально сглазить, Туктамышевой и Сотниковой приходится сейчас отвечать на одни и те же опостылевшие вопросы о Сочи.

Источник
realtek
Чемпионат Европы - это красивый титул...и всё

Серебряный призер Олимпийских игр, продюсер ледовых шоу Илья Авербух рассказал, чего ждать от российских фигуристов на первенстве Европы, стартовавшему в Загребе.

- Россыпи медалей и первого места в командном зачете. - стартует в места в карьер Авербух. - Только вот радоваться не стоит.

- Почему же?
- После чемпионатов Европы у нас всегда начинается эйфория. Только убаюканные звоном медалей мы потом не понимаем, почему на «мире» завоевываем лишь одну награду в четырех видах.

- Европейский уровень не выдерживает критики?
- Уровень критически низкий. Чемпионат Европы давно утратил свое значение. В те времена, когда катались мы — еще был какой-то баланс. Сильных спортсменов из Европы и остального мира было примерно поровну.

- Вектор сместился?
- Европа проигрывает во всех видах, за исключением парного катания. Волосожар и Транько будут бороться с немцами. К их борьбе добавляются только китайцы.

Судите сами, считайте флаги. Мужское катание: американцы, канадцы, японцы. Женщины: американки и японки. Танцы: американские и канадские пары.

- Как тогда рассматривать чемпионат Европы? Как обычный этап подготовки к Олимпиаде?
- Ну что вы, ведь съезжается много фигуристов, можно что-то посмотреть, попробовать...Это слава, звание, история. Титул, наконец, красивый...Только переоценивать его не надо.

- Ну а как же ваша вотчина — танцы? Есть шанс у наших спортсменов «догнать и перегнать»?
- В этом сезоне с американцами и канадцами мы точно бороться не сможем. Они в большом отрыве от российских пар. Я очень рад за Боброву и Соловьева, они прогрессируют. Приобрели новое лицо. Хотя, чего уж греха таить...

- Да, чего уж?
- Тут дело не только в мастерстве.

- А в чем же?
- Наша вторая пара — Кацалапов/Ильиных — тоже очень сильна и перспективна.

- К чему в клоните?
- К тому. Что наши дуэты соперничают не с американцами, а между собой.

- Можете пояснить?
- Нас может выручить решение, при котором вся страна, простите, вся федерация, сделают ставку на одну пару.

- Зачем?
- Это большие политические игры. Несмотря на революцию в судействе, старые истории никуда не ушли. Никого не хочу обвинять, но фигурное катание — по-прежнему субъективный вид спорта. У каждой страны свои интересы, они лоббируются. Если мы хотим выстрелить на Олимпиаде, то , как бы жестко это не звучало, для поддержки первой пары вторая вынуждена уступить. И все усилия, в том числе и кулуарные, должны быть направлены только на лидера.

- Давайте поговорим о хоккее. За выступлениями звезд во время локаута следили?
- Конечно, следил. Из НХЛ приехало целое созвездие великих хоккеистов. Они очень сильно развили интерес к хоккею в России. Только вот мне совсем не нравится формула проведения чемпионата КХЛ. Получается, что регулярный турнир не имеет никакого веса. Есть лишь одна цель — попадание в плей офф.

- Кто из НХЛовского созвездия лучше всех смотрелся в танцах на льду?
- Во-первых, это Паша Дацюк. В детстве он занимался фигурным катанием. В его действиях виден стиль, манерность, мягкость. Все в нем выдает фигуриста. Думаю, он прямо сейчас надел бы фигурные коньки и стал бы отличным танцевальным партнером.

- Овечкин и Ковальчук — не для танцев?
- Почему же? Они высокие, статные, у них бы отлично получались сложнейшие, высокие поддержи. Кстати, я предлагал им участие в проекте «Танцы на льду». Оба согласились. А Овечкин и вовсе загорелся этой идеей. Так что, когда будет у ребят свободное время — милости просим.
realtek
Так и не нашёл отдельной темы Авербуха, поэтому вставил это вью сюда.
Дарина
Цитата (realtek @ Сегодня, 15:44)
После чемпионатов Европы у нас всегда начинается эйфория. Только убаюканные звоном медалей мы потом не понимаем, почему на «мире» завоевываем лишь одну награду в четырех видах.

Золотые слова.
realtek
Валентин Молотов: катальщики теперь обыгрывают прыгунов их же оружием

Тренер и хореограф-постановщик Академии фигурного катания Санкт-Петербурга Валентин Молотов специально для агентства "Р-Спорт" акцентирует внимание на тенденциях и нюансах, подмеченных им во время просмотра мужских и женских соревнований на чемпионате Европы в Загребе.

В мужских соревнованиях в Загребе, помимо давно ожидаемой смены лидера, хочется отметить ситуацию вокруг так называемого "силового стиля", или того, что всегда называлось "настоящим мужским катанием". Самые яркие представители такого стиля остались только в Европе и России. Из участников прошедшего турнира это Евгений Плющенко, Брайан Жубер, Сергей Воронов и дебютант Максим Ковтун. Под силовым катанием обычно подразумевают эмоциональное скоростное катание с акцентом на прыжковых ультра-си.

Теперь все настолько смешалось, что лидеры пьедестала - компонентные хореографичные катальщики - обыгрывают атлетов-прыгунов их же оружием, то есть количеством четверных. На короткую программу мужчин пришлось семь квадов, три из которых были выполнены в каскаде с тройным тулупом. Из лидирующей семерки не прыгал четверной прыжок только Плющенко (по медицинским показаниям, из-за чего прекратил борьбу на турнире). В произвольной программе лишь Жубер с Вороновым прыгнули по одному сольному четверному. Ковтун, Михал Бржезина и Флоран Амодио отважились на два квада, Хавьер Фернандес выдал в одной программе три четверных.

Теперь можно говорить о том, что одними квадами не выиграть даже не считающийся сильным в мужском катании чемпионат Европы. Пьедестальная тройка фигуристов, помимо квадовых рекордов, выкатывает сложные современные качественные программы - насыщенные связующими элементами, с богатой интересной хореографией.

Программы Фернандеса я анализировал после Финала Гран-при. В Загребе от спортсмена требовалась чистота прокатов, легкость и прыжковая стабильность. И испанец свой шанс не упустил, став теперь уже официально сильнейшим фигуристом Европы.

Амодио - один из самых интересных фигуристов нашего континента. Он с самого юниорства известен тем, что катает музыку "из своего плеера" и почти всегда танцует во всех своих программах. Компактность сложения и невероятно легкий конек позволяют ему кататься на такой высокой скорости и проделывать столько движений, что создается впечатление очень насыщенных программ. Его умение вести постоянный диалог с публикой на трибунах одинаково подкупает и судей, и болельщиков.

Бржезина, спортсмен очень сложной судьбы, пока только в поиске своего стиля и своих программ. Он по два сезона катает одну программу. В этом сезоне чех продолжает бороться за прыжки, поэтому в его катании корпус используется гораздо меньше: все подчинено технике - сохранению сил и дыхания. В короткой программе довольно простые переходы и связки, но все очень четко и точно подчеркнуто руками и в музыкальные акценты. У Бржезины своеобразная техника выполнения шагов в дорожках: из-за корпуса и положения свободной ноги его дорожкам не хватает смотрибельности, особенно в тех блоках, где он делает по три шаговых элемента подряд для набора уровней. И честно говоря, хотелось бы видеть этого спортсмена в более интересных постановках, чем мрачный образ на тяжелый микс музыки Грига "В пещере горного короля". У Бржезины гораздо более высокий потенциал.

Все программы ветерана европейского фигурного катания Жубера на протяжении его долгой карьеры вертятся вокруг двух-трех тем из эпических фильмов Голливуда с музыкой Ханса Циммера. Стиль катания француза до сих пор производит очень сильное впечатление по трем причинам: мощные прыжки, широта и скорость катания, свобода и раскрепощенность опытного борца. Вместе с тем нельзя сказать, что программы Жубера пусты и строятся на катании "от элемента к элементу". В свое время француз сотрудничал с болгарскими танцорами Максимом Стависким и Албеной Денковой, которые смогли привить ему интерес к некоторым танцевальным шагам и переходам. Да, Жубер вырос и сформировался еще при старой системе, но он делает свои крюки и выкрюки с использованием корпуса, у него яркие танцевальные растанцовки (в короткой программе, например), которые не всякий танцор сможет повторить. Да и в целом на его катание смотреть интересно.

Российские фигуристы Сергей Воронов и Максим Ковтун катают довольно скромные по насыщенности программы, в первую очередь делая упор на сильный прыжковый контент. У Воронова в короткой программе очень подходящее ему "Яблочко" - современный римейк знаменитой программы Александра Абта, кумира фигуристов моего поколения. В целом, программа выигрывает за счет узнаваемых позировок и интересных переходов, все элементы этого матросского танца воспринимаются знающими зрителями на "ура". В произвольной программе россиянин выполняет технические задачи в очень популярной нарезке из классического фильма "Ромео и Джульетта". Такую программу надо катать очень чисто и эмоционально, как это получилось на чемпионате России. И хотелось бы увидеть у Сергея более качественную коньковую работу... Максим Ковтун оправдал возложенные на него тренерами и федерацией надежды, дебютировав на своем первом взрослом старте вполне достойно и ярко. Однако, несмотря на крепкую прыжковую технику и хорошую скорость, в целом катание Ковтуна все еще юниорское - и по качеству скольжения, и по презентации.

Говоря о женских состязаниях, должен отметить, что единственная в Загребе финалистка Гран-при — Елизавета Туктамышева — в который раз в этом сезоне борется за золотую медаль, поднимаясь вверх за счет ударно прокатанной произвольной программы. Я ранее уже отмечал, что программы Лизы на данном этапе построены так, чтобы показывать самую сильную сторону спортсменки — сложнейший набор прыжков и каскадов. Как правило, Туктамышева катает малонасыщенные программы с традиционной хореографией характерных танцовщиц (цыганских, восточных, испанских). Такая тактика оправдана, если есть большой отрыв от конкуренток по технической оценке.

Программы Аделины Сотниковой, наоборот, сложны и не по возрасту перегружены шагами и связующими элементами. В связках и дорожках всегда много хорошей работы свободной ноги, много перестроений, поворотов и смены направления, но мне не всегда ясна логика такого накручивания шагов, так как спортсменка зачастую катается так, будто постоянно борется с собой или преодолевает какие-то искусственные трудности. Сложность их восприятия усугубляется выбором довольно тяжелой для интерпретации в юном возрасте музыки («Испанское каприччио» Римского-Корсакова). Мне кажется, что музыка должна помогать спортсмену раскрывать себя... Но если Аделина ловит кураж и у нее все получается, то ее прокаты становятся ярчайшим событием соревнований, как это случилось на ее дебютном чемпионате Европы в Загребе.

Николь Госвияни как раз катает такие программы, которые она способна четко и понятно интерпретировать в соответствии со своим возрастом, природными данными и темпераментом. У Николь в обоих видах очень лиричные постановки, подходящие ее всегда одухотворенному катанию и фактуре. Мне очень нравятся ее дорожки, в которых я вижу работу конька и свободной ноги, качество выполненного элемента. Конечно, катание Николь во многом еще юниорское, но это лишь вопрос времени и опыта.

Каролина Костнер из-за пропуска серии Гран-при впервые на большой международной арене показала новые программы сезона. Короткая программа поставлена на музыку из культового фильма «Молодой Франкенштейн». Как всегда, у Костнер нестандартные и хореографически продуманные программы, не исключение и эта. Однако для меня стало некоторой неожиданностью то, что в программе «королевы компонентов» довольно простые связки, а весь акцент смещен на ломкую пластику рук и корпуса. Очевидно, это делается в целях экономии сил для прыжков, чтобы не перегружать ноги. К тому же у итальянки отменное скольжение и высочайшее качество всех элементов.

В произвольной программе спортсменка шла на определенный риск, выбирая не просто «Болеро» Равеля, а балетную версию Мориса Бежара. Статичная хореография этого балета (солист все 20 минут танцует на маленьком "пятачке" круглого стола), в основном, хороша только для растанцовок на месте между частями программы — в начале, перед дорожкой, в виде каких-то несложных связок, что мы и видим у Костнер. Все бежаровские позировки так хитроумно используются в дорожке, что практически не заметен факт катания на двух ногах. Ну, и в целом про катание Костнер нельзя просто так сказать, что это мастерский уровень — ее программы почти всегда высокое искусство. Может, поэтому Каролине, как ярчайшей представительнице европейского фигурного катания, позволили исполнять такой близкий к тексту ледовый вариант всемирно известного балета.
realtek
Виктор Кудрявцев: Судьи всегда более лояльны к новичкам

С известным российским специалистом мы встретились за две недели до начала чемпионата мира - сразу после того, как стало известно, что вице-чемпионы Европы в парном катании Вера Базарова и Юрий Ларионов приняли решение уйти от своего тренера Людмилы Калининой. Именно Кудрявцев стал на эти две недели новым наставником пары.

- Вы консультировали Базарову и Ларионова, а заодно и Калинину довольно продолжительное время. Согласитесь, несколько неожиданно, что накануне главного старта одна из ведущих пар страны остается без тренера. Или разрыв случился раньше?
- Это произошло незадолго до чемпионата Европы в Загребе. Но и раньше было заметно, что между спортсменами и тренером растет недопонимание. Видимо, отношения слишком сильно зашли в тупик. Я же был поставлен уже перед свершившимся фактом. Меня попросили в связи с достаточно сложной ситуацией взять подготовку пары к чемпионату мира на себя. Произошло все это неожиданно: в тот день я приехал в федерацию фигурного катания, чтобы оформить десятидневный отпуск и уехать 5 февраля вместе с семьей в Майами.

- И вы сразу согласились поменять планы?
- А что было делать? Не бросать же ребят в разгар сезона?

- Сколько времени вы проработали с этой парой в качестве консультанта?
- Два сезона - с того самого дня, как они переехали из Саранска в Новогорск. Моя роль сводилась к тому, чтобы присутствовать в Новогорске на тренировках всех спортсменов и оказывать помощь тем, кто об этом попросит. Вере с Юрой нужно было подтянуть прыжковую часть, заняться с ними техникой скольжения.

- Может быть, все дело в тренерской ревности? Базарова, Ларионов и Калинина всегда производили впечатление крайне обособленного коллектива. Здесь же с ними довольно плотно помимо вас начала работать хореограф Людмила Власова.
- Не думаю, что причина в ревности. Тягу к совместной работе, к тому, чтобы получать какие-то новые знания, я видел прежде всего со стороны тренера. Особенно в первый год.

- Вы разговаривали с Верой и Юрой о причине разрыва?
- Да. Они мне и сказали, что личный конфликт зашел слишком далеко. И стал слишком сильно мешать работе.

- Получается, что спортсмены просто переросли тренера?
- Может быть, и так.

- А сами вы готовы к переходу на полноценную тренерскую работу?
- Я сразу поставил условие, что работаю с Базаровой и Ларионовым только до чемпионата мира. Потом ребята должны сами решить, с кем хотят кататься. Все осложняется тем, что до Олимпийских игр осталось не так много времени. Менять подготовку пары радикальным образом нет смысла. Нужно сделать акцент только на качестве элементов и постановок.

- С учетом всего сказанного, боюсь, вам предложат продлить сотрудничество с фигуристами еще на год.
- Мне бы не хотелось менять амплуа, которое я для себя определил. Консультировать я готов. Брать спортсменов и работать с полной тренерской нагрузкой - уже нет. Не уверен, что хватит сил. Тем более что ответственность за олимпийский результат очень высока. Гадать сейчас, кто именно станет тренером, бессмысленно. Мне кажется, эта пара всегда будет требовать к себе очень много внимания. То есть должна быть у тренера единственной.

- Смотрите, что получается: Нина Мозер работает с Татьяной Волосожар и Максимом Траньковым, которые вряд ли и сами захотят кататься на одном льду с ближайшими конкурентами. У Тамары Москвиной аналогичная ситуация, к тому же не уверена, что питерский климат совместим с хрупким здоровьем Базаровой. С Натальей Павловой фигуристы, насколько мне известно, не сработались, когда пытались тренироваться на ее катке после приезда в Москву. Есть еще Олег Васильев, но он не работает с российскими парами. И что делать? Не отправлять же Базарову и Ларионова в Детройт к Игорю Шпильбанду?
- Сейчас, кстати, мы летим именно в Детройт. Выбор не- случаен: помимо возможности пройти акклиматизацию перед чемпионатом мира хотим, чтобы Шпильбанд поработал с ребятами над произвольной программой. Ведь именно он был постановщиком.

Кстати, эта поездка плановая. К Шпильбанду Вера с Юрой поехали бы и в том случае, если бы не ушли от Калининой. У этой пары вся подготовка расписана до мелочей: как тренироваться, как разминаться на соревнованиях. Определены даже постановки олимпийского сезона. Не буду, естественно, озвучивать ни идеи программ, ни имена хореографов, которым предстоит эти программы ставить, но все это есть. Поэтому даже такой стресс, как потеря тренера, абсолютно не сказался на тренировочном процессе.

- Вам легко работать с этими спортсменами?
- Очень. Они с большим доверием относятся ко всему, что я им предлагаю. К тому же Базарова и Ларионов совершенно неизбалованы. И самостоятельны.

- Ваши новые подопечные пропустили в этом сезоне чемпионат России, затем - чемпионат Европы. Не было опасения, что подготовиться должным образом к чемпионату мира они могут не успеть?
- Нет. У нас заранее существовала договоренность с руководителями российской федерации фигурного катания, что ребята пропустят ряд соревнований. Сначала надо было привести в порядок состояние здоровья Веры, потом - сделать операцию Юре. У него случилась очень неприятная травма, когда, отдыхая в Саранске, он упал на правую руку и сломал пястную кость большого пальца. Рука-то рабочая. Тот же тодес при такой травме не сделаешь, поэтому и пришлось оперировать.

Федерация поставила нам единственное условие: показать прокаты до того, как будет принято решение по составу сборной. Базарова и Ларионов прокатали в Новогорске обе программы, причем просматривать их приезжал весь исполком федерации, включая технических специалистов и судей. То есть профессиональных зрителей хватало.

- То, как катались на этих прокатах Юко Кавагути и Александр Смирнов, вам как консультанту сборной понравилось?
- Да. Если в Канаде эти спортсмены будут кататься столь же уверенно, результат будет высоким.

- Давайте несколько отвлечемся от темы парного катания. На тренерском совете, который был проведен после чемпионата России, вы, знаю, голосовали против того, чтобы в Загреб ехал Максим Ковтун.
- Не совсем так: дело в том, что бумаг, в которых было бы четко прописано, что решение по третьему спортсмену принимает ФФККР, я не видел, хотя вполне допускаю, что они есть. Но в моем сознании в тот момент почему-то четко сидело: отбор в команду должен осуществляться в полном соответствии с призовыми местами. И голосовал я не против Максима. А против того, чтобы принцип нарушался.

- А какого мнения придерживаетесь в отношении выбора федерации сейчас?
- Сразу после чемпионата Европы я сказал: у меня нет никаких сомнений в том, что на чемпионат мира должен ехать Ковтун. Без всяких дополнительных отборов. Он на тех соревнованиях всем все доказал. Не говорю уже о том, что объективно у него все-таки больше шансов оказаться в десятке, чем у других наших мальчиков.

- Почему вы так считаете?
- Он молодой. Мой достаточно большой опыт говорит о том, что, когда на соревнованиях появляется новый спортсмен и показывает хорошую, сложную программу и хорошее катание, арбитры всегда несколько более лояльны.

- Сразу вспоминается фраза Ирины Родниной: "Судьи любят свежее "мясо".
- Именно! Кроме этого Ковтун очень хорош технически. Ему пока не хватает выразительности, но это нормально. Для того чтобы она появилась, надо два-три года повращаться в когорте сильнейших, добиться стабильности исполнения технических элементов. Психология спортсмена в этом отношении очень проста: пока человек не чувствует в себе уверенности в тех же прыжках, добиваться от него выразительности катания бессмысленно: у него голова совершенно другим занята.

- Замену Николь Госвияни на Алену Леонову считаете оправданной?
- У меня двоякое отношение к этому. С одной стороны, я бы вообще не менял тройку девочек. Они ведь все выступили в Загребе хорошо. С учетом того, что Госвияни была третьей российской спортсменкой, она заняла очень высокое место. Сделала на чемпионате Европы даже больше, чем от нее ждали. Еще мне показалось, что все наши девочки - Аделина Сотникова, Лиза Туктамышева и Николь - не просто катались сами по себе, но как бы помогали друг другу. В этом отношении у них сложился очень хороший коллектив. Разбивать его лично мне было жаль.

С другой стороны, я понимаю, что есть вещи, которые нельзя не учитывать. Леонова на прошлом чемпионате мира была второй, у нее есть определенный рейтинг в глазах судей, она заведомо будет выступать в более сильной группе, чем выступала бы Госвияни, а это тоже повышает шансы на высокий результат. Тем более что у нас предолимпийский сезон, когда важность каждого выступления сильно повышается.

- Каковы ваши личные ожидания в отношении чемпионата мира?
- Прежде всего я, естественно, рассчитываю на высокий результат Волосожар и Транькова в парном катании. У них есть абсолютно все для того, чтобы бороться за золотую медаль: сложные хорошие программы, внешняя стать, мощь. То есть это катание красивого, спортивного направления. Две другие наши пары тоже вполне могут побороться за призовое место. Считаю их равносильными - не могу выделить кого-то особо.

Что касается танцев, мне нравится, что у российских дуэтов появилось очень современное направление. Это и мягкость катания, и широта, и построение программ. В танцах ведь как нигде важно иметь хорошую, запоминающуюся программу. На том уровне, где идет борьба за медали, все катаются примерно одинаково. А значит, решающим фактором на тех же Играх будут музыка и постановка. За бронзу оба наших дуэта способны бороться уже сейчас.

- А что скажете об одиночном катании?
- Сотниковой и Туктамышевой тоже вполне по силам бороться за бронзу.

- То есть вы не разделяете мнения, что обе эти спортсменки могут выиграть у кого угодно, если безошибочно выполнят все элементы своих программ?
- Я просто делаю "поправку" на традиционные судейские предпочтения в отношении авторитетов. Если эти предпочтения убрать, и Аделина, и Лиза вполне могут выиграть. Но убрать, как вы понимаете, нереально. Для этого нужно сильно прокатать короткую программу. То есть с самого начала показать очень высокий технический уровень - не сделать ни единой помарки. А потом точно так же откатать произвольную.

- Осталось оценить шансы единственного российского одиночника.
- Если Ковтун сумеет сделать то, что от него ждут, то есть войти в десятку, это будет классно!
realtek
Дорожки шагов Чана – хороший образец для подражания

Чемпионат мира по фигурному катанию интересен не только тем, что это главный старт сезона. Он словно неделя моды – становится для специалистов смотром современных тенденций и источником для будущего вдохновения. О подмеченных в ходе состоявшегося на прошлой неделе мирового первенства нюансах в такой важной части фигурного катания, как дорожки шагов профессионально, но интересно рассказывает постоянный эксперт агентства "Р-Спорт", тренер и хореограф-постановщик Академии фигурного катания Санкт-Петербурга Валентин Молотов.

Дорожки шагов – это элемент, наименее прозрачный с точки зрения оценок судей, но по зрелищности и воздействию на зрителей иногда не уступающий сложнейшим прыжкам. Казалось бы, "стоимость" дорожки невысока - у лидеров-мужчин сумма в пределах от 4 до 6 баллов. Но когда серебро от золота отделяют считанные баллы (а именно такой случай произошел на последнем чемпионате мира), борьба идет за каждую десятую. Не зря дорожку часто стали переносить в первую половину программы, чтобы либо выкатывать ее на относительно "свежих" ногах с хорошим шансом получить высокий уровень, либо дать себе передохнуть после первых прыжковых каскадов и заодно повысить "стоимость" прыжков, которые смещаются во вторую половину программы. Во многих программах дорожка перестала быть зажигательной кульминацией, когда после выполненного прыжкового набора можно пуститься в свободный пляс. Теперь последовательность шагов выстраивается для получения необходимого уровня сложности. Ничего опасного в такой тенденции не вижу - динамика роста мастерства исполнения дорожек, скорее, положительная.

Оценивая дорожки в двух программах чемпиона мира Патрика Чана, не скажу ничего нового — канадец превосходно обучен, у него эталонные дорожки, как по уровню постановки и сложности, так и по качеству исполнения. Именно выучка и контролируемый конек позволяют ему показывать очень четкие ребра на всех шагах. Сегодня мало кто умеет так же точно, как Чан, "вставать" в нужное ребро. В короткой программе на музыку Рахманинова дорожка исполняется в самый тихий момент, и Чан использует даже такое преимущество, как звук легкого и протяжного хруста конька, свойственный при работе только на глубоких ребрах. В произвольной программе характер дорожки совсем другой — беззаботный, танцевально-маршевый. Работа корпусом и руками, так называемые features (черты для уровня сложности, я их называю "фичами" или "фишками") в виде махов, выпадов, раскатистых троек и корабликов, разнообразных подпрыжек в кабриоль и разножки — все оценено судьями на максимальный уровень сложности.

Казахстанский фигурист Денис Тен не только превысил свой сезонный рекорд на несколько десятков баллов, но практически в одночасье стал одним из самых компонентных фигуристов мира. Многие задаются вопросом, как такое могло произойти, когда с предыдущего старта оценки за каждый компонент взлетают на полтора-два балла вверх, хотя такую разницу другим фигуристам приходится нарабатывать годами. На мой взгляд, если принять во внимание то, что Денис выдал два лучших проката в своей карьере, что у него нестандартная, какая-то даже кинематографическая концепция программ в этом сезоне (один саундтрек к фильму "Артист", когда произвольная программа является сюжетным продолжением короткой), сами программы эффектные, прекрасно обыгранные, легко и качественно исполненные и понятные зрителю, то почему судьям не поощрить его здесь и сейчас? Тем более, когда соперники сами все отдали...

Что касается дорожек обеих программ, то в первую очередь подкупает их танцевальность, зрелищность и разнообразие "фишек". В короткой программе дорожка драматичная, туда постановщик перенес трагические нотки сюжета — одиночество, отчаяние, борьбу. В произвольной программе дорожка - грациозная чечетка в стиле Фреда Астера. Я помню Тена еще маленьким юниором, начинавшим свой путь на российских внутренних Кубках, где он с блеском выкатывал сложнейшие джазовые программы. В этом сезоне природная танцевальность и чувство стиля пригодились Тену особенно кстати. Когда я смотрю на его конек в дорожках, то первое, что бросается в глаза - очень похожая манера ставить ребро на ногу, как у Чана, такая же легкость и скорость на твиззлах, много характерных именно для канадца остановок и позировок. Прекрасный выбрал образец для подражания Тен!

Чемпион Европы Хавьер Фернандес весь сезон боролся с судьями за уровни своих дорожек и почти всегда проигрывал. Дорожки обеих программ поставлены на максимально сложный уровень - четвертый, но только в Лондоне Хавьеру удалось испанскую дорожку короткой программы выполнить на 3-й уровень (до этого случались и вторые), а за танец Чаплина в произвольной программе судьи наконец-то дали четвертый с очень хорошими плюсами. В короткой программе дорожка испанца больше похожа на технический элемент для необходимого уровня сложности, в "Чаплине" - это мини-спектакль с очень изящным обыгрыванием пластики легендарного персонажа немого кино. Конек, линии, работа свободной ноги и корпуса у Фернандеса, конечно, уступают лидерам, но четкие критерии 4-го уровня есть — количество блоков, поворотов, смены направления, разнообразие "фишек". На понижении уровня, даже при хороших плюсах за качество элемента, Фернандес теряет по полтора балла в итоговой оценке. Интересно будет посмотреть, как тренерский коллектив Брайана Орсера справится с этой задачей в олимпийском сезоне.

Единственный российский участник, дебютант чемпионата мира Максим Ковтун в короткой программе больше, чем на 3-й уровень за дорожку, по мнению судей, пока не претендует, а к произвольной программе дорожка поставлена на 4-й, о чем говорят три отчетливых блока шагов. На мой взгляд, Максиму пока явно не хватает реберности на шагах и длины "хватающих" дуг, из-за чего создается впечатление, что он едет по прямой. И не совсем равномерно по дорожке распределена работа корпуса. Ее слишком много между шагами, а она должна быть отчетливо видна и на самих шагах, иначе создается впечатление неподвижного корпуса и слишком активных рук, чем, кстати, всегда и отличаются российские одиночники. "Фичи" у Максима местами сложнее, чем у того же Фернандеса, но поскольку испанец свои исполняет качественнее, они у него смотрятся дороже и эффектнее. Надеюсь, к следующему сезону Максим прибавит в скольжении и шагах.

Дорожки шагов в женском одиночном катании вызывают лично у меня гораздо больше вопросов, поскольку увиденное по телевизору зачастую серьезно разнится с тем, что написано в протоколах с оценками. У бронзовой медалистки чемпионата Мао Асады, к примеру, в дорожке короткой программы на музыку Гершвина стоит четвертый уровень с полутора баллами в плюс за качество элемента. Мне же ее дорожка кажется пустоватой с точки зрения шагового контента - слишком много танца и подпрыжек, первые метров десять фигуристка вообще едет без предписанных шагов, танцуя на зубцах. Мне, как хореографу, такую дорожку не зачли бы даже на внутренних соревнованиях. В правилах ясно сказано, что последовательность шагов должна начинаться от борта и заканчиваться бортом напротив, рисунок дорожки должен охватывать всю площадку льда. Не хватает широкого раската, работы корпусом и ярко выраженных ребер на шагах. Можно сделать вывод, что уровень достигнут за счет хореографии и переходов внутри дорожки - и отчасти ввиду высокого авторитета японской фигуристки у судей. С "Лебединым озером", которое Асада выбрала для произвольной программы, все гораздо понятнее, и к выставленным баллам у меня вопросов нет. Лебедиными "фичами" ее переходы в дорожке, конечно, назвать можно с натяжкой, но в легкую игру с классическим балетом они вполне вписываются. Блоки шагов хорошо читаемы, работы корпуса и рук много, работа свободной ноги у Асады всегда на высоком уровне.

Похожая ситуация и с короткой программой Каролины Костнер, в которой дорожка вызывает у меня противоречивые чувства. Во-первых, из-за качества исполнения некоторых шагов я не вижу блоки хотя бы на третий уровень (на второй они есть). Очень тяжелый для исполнения первый блок шагов и неявный второй, не хватает необходимого качества на крюках и выкрюках. Зато шикарное исполнение петель и твиззлов, прекрасно выкатанные "фишки", а связующие шаги полностью компенсируют недостатки в блоках. В произвольной программе на "Болеро" Равеля блоки тоже не совсем выражены, в каждом из них есть спорные элементы. Но дорожка поставлена с расчетом на вторую оценку, она несет хореографическую нагрузку и одновременно является кульминационной точкой программы. Я после чемпионата Европы отмечал некоторую тягу Костнер к катанию на двух ногах именно в дорожках, но стоит отметить, что такие приемы итальянка всегда компенсирует сложной работой корпуса (прогибами, заклоном) и очень интересными позами.

У чемпионки мира Ким Ю На шаги в дорожках исполнены так, будто это связующие элементы и чистая хореография — на высокой скорости, с хорошей амплитудой и скольжением, одухотворенно и в постоянном контакте со зрителями. Обе дорожки (и к "Поцелую вампира" в короткой программе, и к "Отверженным" в произвольной) поставлены очень музыкально, гармонично и в соответствии с последними тенденциями даже скрыты в "теле" программы, растворяясь шагами перед прыжком аксель, например.

Аделина Сотникова — единственная наша участница чемпионата мира, которая весь сезон получает высшие уровни за все дорожки шагов. В короткой программе у меня были вопросы лишь к удобству расстановки шагов и обилию испанских позировок, которые фигуристка не всегда успевала четко зафиксировать. В произвольной программе на музыку к фильму "Бурлеск" шаги расставлены более логично и удобно для выкатывания, есть место для зажигательного танца после всех выполненных элементов, но часто бросается в глаза качество исполнения крюков, где не хватает работы коленом опорной ноги. А поскольку такие же крюки и у Максима Ковтуна, можно предположить, что в группе этих фигуристов крюкам и выкрюкам уделяется внимание, как проходным шагам, хотя из всех элементов дорожки шагов они наиболее важные.

У Елизаветы Туктамышевой обе дорожки поставлены и исполнены на третий уровень, что, видимо, является на сегодня тренерской установкой, поскольку прыжковый контент ее программ — самый сложный. Я ранее уже отмечал, что в шагах должно быть больше работы корпусом, и что сегодня дорожки, исполненные в нарочито вертикальном положении корпуса, выглядят устаревшими. Но Лиза хорошо спасает ситуацию очень пластичными руками и актерской игрой, хотя есть вопросы к глубине ребер на шагах внутри блоков, к не всегда отчетливому разрешению поворотов и слишком прямому рисунку.

В короткой программе Алены Леоновой на саундтрек к фильму "Миллионер из трущоб" "индийская" дорожка отчетливого третьего уровня, но много активной работы корпусом и руками, поэтому четвертый уровень на усмотрение судей стоит вполне обоснованно. По ребрам все шаги хорошо читаемы, но хотелось бы более качественного исполнения, которое часто отсутствует из-за чрезмерной "разухабистости" в характере самой дорожки. С точки зрения режиссуры обе дорожки Леоновой идут уже после прыжков, всегда в высоком темпе, на эмоциональном подъеме и с целью завести публику, как и во всех ее программах последних двух сезонов.
Это архивная версия. Здесь расположена полная версия этой страницы.
Работает на IP.Board © 2020 IPS, Inc.