Помощь - Поиск - Пользователи - Календарь
Полная Версия: Пресса: интервью
Ледовые грезы > Фигурка и мир
Страницы: 1, 2, 3, 4, 5, 6, 7
Elen
Tiger, спасибо user posted image
Жалко очень ребят.. user posted image
Санура
Tiger, да,обидно user posted image
Elennika
такая безнадежность чувствуется в этом интервью user posted image
Tiger
Рублёва–Шефер: пора двигаться вперёд!

Двукратные серебряные призёры ЧР, Екатерина Рублёва и Иван Шефер объявили о прекращении карьеры спортсменов. "Чемпионат.ру" побывал у них в гостях, расспросив о причинах такого решения.

С Екатериной Рублёвой и Иваном Шефером мы договорились встретиться в ледовом дворце "Мечта". Здесь с октября прошлого года ребята готовились к стартам сезона, а теперь уже сами помогают на льду другим. Катя и Иван решили начать новую карьеру. Тренерскую.

user posted image

Внутри здания - прохлада, особенно приятная после уличной жары. "Ох, жарко сегодня", - замечает Катя, которая вышла нас встретить. И смеётся: "Я сейчас всё думаю: как же хорошо, что мы работаем на льду, какое счастье!"

— Ну что же, первый вопрос очевиден: получается, с катанием в любителях покончено? Это уже окончательное решение?
Е.Р.: Каждый спортсмен должен уметь уходить вовремя, чтобы не было потом мучительно стыдно за проделанную работу. Мы с Ваней решили, что, наверное, хватит, мы хотим попробовать сейчас что-то другое. Мы очень долго носили в себе это решение, разговаривали с близкими людьми. И, рассмотрев все доводы в пользу "за" и "против", поняли, что "за" всё же перевешивает.
И.Ш.: Мне кажется, мы правильно сделали, затягивать не было смысла. Всё равно когда-то это должно было закончиться. Нам показалось, что такой момент уже настал, и сейчас пора двигаться вперёд, открывать для себя что-то новое, развиваться дальше.

— Но, казалось бы, сейчас, когда ушли Домнина–Шабалин и распалась пара Хохлова–Новицкий, самое время рваться в бой?

Е.Р.: Человеку, который не живёт в фигурном катании, смотрит со стороны, действительно может показаться, что всё легко и просто: все ушли, двери открыты – пожалуйста. Но если смотреть на это под другим углом, видишь нюансы. И понимаешь, что правильное, здравое решение – уйти. Иначе дальше может быть хуже. Поэтому мы решили уйти на хорошей, светлой ноте.

— Как ваши тренеры, Александр Свинин и Ирина Жук, приняли это решение?

Е.Р.: Они очень хотели, чтобы мы остались. И мы их понимаем… но пришло время подумать о себе. Конечно, когда спортсмен уходит, он где-то там, в глубине души, жалеет, что это время закончилось. Можно было надеть розовые очки и сказать: да, мы ещё хотим кататься. Но мы решили это не делать.

— Вы сразу решили, что будете пробовать себя в тренерской работе? Никакие другие варианты не рассматривали?

И.Ш.: Я, наверное, всегда думал: даже если и не будет лежать к этому душа, всё равно надо попробовать. У меня, конечно, опыт был, но незначительный, где-то с десяток занятий – какие-то подкаты, когда нужны были деньги. Но, думаю, у меня получится. Пока всё очень хорошо складывается.
Е.Р.: Для меня вопрос о том, что делать дальше, даже и не возникал. У меня уже был опыт работы с маленькими детьми. Когда мы начали кататься на более высоком уровне, конечно, перестали заниматься тренерством, все силы были брошены на подготовку. Но всё равно не могу сейчас сказать, что для меня это ах, что-то новое. Я достаточно комфортно себя чувствую в этой роли.

— И у вас всё удачно складывается: есть работа, каток, лёд…

Е.Р.: Конечно, это большой плюс. Обычно, когда молодой спортсмен заканчивает карьеру, он никому не нужен: "Спасибо большое, до свиданья". Здесь же ситуация сложилась в нашу пользу. У нас замечательный директор катка, Александр Александрович Гомельский, и Александр Васильевич с Ириной Владимировной (Александр Свинин и Ирина Жук, тренеры Рублевой–Шефера. – Прим. "Чемпионат.ру") тоже хотели, чтобы мы начали работать с ними. Здесь большая группа, и с уходом лидеров она не уменьшилась: пришли маленькие детки, появилось больше пар - кандидатов в мастера спорта. Работы – море, за всеми надо следить, помогать. Для нас это очень важно. По большому счёту мы смотрели на этот мир с одной точки зрения, сейчас учимся воспринимать его с другой позиции, и нам нужен наставник. Ведь захлебнуться и утонуть здесь – как нечего делать. Очень хорошо, когда есть у кого набраться опыта.
И.Ш.: Мы помогаем в работе со старшими и непосредственно работаем с двумя новыми маленькими парами. Сложнее всего с подростками, тем, кому 10-11 лет. Они очень рассеяны, внимательности им не хватает. К тому же их сейчас только-только начали ставить в пары, и вот они смотрят друг на друга, и им это интереснее, чем слушать тренера. Малыши в этом плане, мне кажется, внимательнее. И те ребята, что постарше, которые уже понимают, для чего и зачем им нужны занятия, чего они хотят добиться.

— Далеко не каждая пара после завершения любительской карьеры решается работать вместе – а у вас, получается, тренерский тандем?

И.Ш.: Мы уже столько лет катаемся вместе с Катей, у нас и отношения сложились, и взгляды на техническую сторону фигурного катания одинаковые. Какого-то разделения ролей у нас нет. Где-то один видит, что надо поправить, где-то – другой. И потом, когда мы работаем в паре, всегда можем что-то показать на своём примере, чтобы ученики поняли, как это можно сделать, как нельзя.
Е.Р.: Мы столько прошли вместе – 15 лет рука об руку. Я уже себя без Вани не представляю. В работе у нас создался очень гармоничный дуэт, такой же, какой был и в катании, так что мы только рады, что можем работать вместе. Мне бы хотелось больше внимания уделять психологии в работе. Чтобы фигурное катание не было для ребёнка каким-то гнётом, чтобы он жил этим, получал удовольствие от того, чем занимается. Я сейчас не сравниваю нас ни с кем. Но мне кажется, мы можем научить детей общению между собой, дать им то, что было и есть у нас. По крайней мере, попытаться передать это.

продолжение следует...

источник

в их тему тоже перенесу статью и фотографии
El11
Интервью с С. Вороновым с офсайта (не знаю, можно ли выкладывать полностью)

Цитата
О том, что двукратный чемпион России Сергей Воронов после чемпионата мира в Турине сменил тренера, знали, пожалуй, все любители фигурного катания. А вот о том, к кому именно он перешел, широким кругам стало известно совсем недавно. О своем новом тренере Николае Морозове, о новой жизни в Америке и Москве, о программах будущего сезона, а также о жизни вне льда читайте в эксклюзивном интервью официального сайта Сергея Воронова.



Полностью здесь
Эрис
Ксения Озерова: конкуренции не боимся!

Ксения Озерова (серебряный призёр Зимней Универсиады 2009 года в паре Александром Энбертом), которая весной осталась без партнёра, не собирается заканчивать с фигурным катанием и теперь катается вместе с Денисом Голубевым. О произошедших в карьере изменениях и новом сезоне Ксения рассказала в интервью корреспонденту FSkate.ru Светлане Анцыревой.

- Ты выступала в паре с Александром Энбертом три года, но в марте вы решили разойтись. Что произошло?
- Это не было внезапное решение. Всё давно к тому шло. Как-то не складывалось у нас, не получалось хорошо кататься вместе. Внешне мы очень хорошо подходили друг другу, а вот именно в паре выступать было сложно. Тем не менее мы готовились к Первенству России среди юниоров 2010 года, но за два дня до старта Саша заболел ветрянкой, а через три дня и я свалилась. Долго выздоравливали, тяжело восстанавливались. Сразу после этого решили, что кататься вместе больше не будем. Мы с Сашей всё обсудили и пошли к тренерам.

- Как ты попала в группу к Николаю и Людмиле Великовым?
- Сейчас я катаюсь у них с Денисом Голубевым. Мне очень повезло – сейчас так трудно найти хорошего партнёра! Мы с Денисом просто оказались в нужное время в нужном месте – он тоже как раз искал партнёршу. Мы попробовались, всё получалось – теперь мы вместе! И очень довольны! dance.gif

- Что планируете на новый сезон?
- Уже поставили обе программы: короткую под блюз и произвольную под нарезку сюиты Эдварда Грига "Пер Гюнт". На контрольные прокаты пока не поедем. К нам на тренировку уже приходили Татьяна Тарасова, Галина Голубкова и Александр Лакерник (приезжавшие в Санкт-Петербург на контрольные прокаты - прим. FSkate.ru) – похвалили, велели дальше работать, скатываться, учить элементы. Планируем стартовать на первых этапах Кубка России. Дальше пока не загадывали. Естественно, выступать будем по взрослому разряду. Конкуренции не боимся, да и, честно говоря, пока об этом даже не думали. У нас сейчас другие задачи.

Источник
Asha
Эрис, о, спасибо! user posted image
Ксюша тоже нашла партнера, хорошо. Интересно посмотреть, что получилось. Я так понимаю, тренер у них Великов? user posted image
Эрис
Цитата (Asha @ Сегодня, 17:38)
Я так понимаю, тренер у них Великов?

Ну да, судя по вопросу. user posted image
Asha
Эрис, во я блин даю - читаю через строчку user posted image что значит - плохо челоеку
Kanfetochka
Цитата
два дня до старта Саша заболел ветрянкой, а через три дня и я свалилась.

бедная Ксюшка с Сашей, постоянно им не везло...то травмы, то болезни, то нервы...не судьба им видимо выступать вместе, надеюсь, с новыми партнерами дела пойдут в гору! user posted image

жалко потери двух шикарнейших танцевальных пар нашей сборной:Р-Ш и П-Г, бились как об стенку последние сезоны, буду верить, что все у них дальше в жизни сложится,кстати, видела в июне Настю на катке, она подкатывала кого-то, выглядела замечательно, красавица user posted image
Emik
Цитата
(В группе с Сергеем катаются Микки Андо, Фуми Сугури, Хавьер Фернандес, Флоран Амодио, Абзал Ракимгалиев, брат и сестра Риды – прим. Корр.)


Фуми вернулась к Морозову или ошибка? Хотелось бы опять видеть её в сборной...
Дарья
Константин Меньшов: я просто очень люблю кататься

то: Михаил Шаров Один из сильнейших российских одиночников, неоднократный победитель Финала Кубка России Константин Меньшов начинает очередной сезон с намерениями поехать на крупный турнир. О смене коньков, новых программах и сложных прыжках с фигуристом поговорила корреспондент FSkate.ru Светлана Анцырева.

- Как проходит подготовка к сезону?
- Как обычно, с приключениями. Вот в пятницу, например, во всём городе выключили электричество. Свет погас прямо посередине тренировки! Сейчас пришёл домой (разговор состоялся в пятницу вечером - прим. FSkate.ru) – воды тоже нет. Красота! Но нам ещё повезло, а ведь кто-то застрял в метро, в лифтах… На арене в Академии тоже весело – из-за проблем с вентиляцией закрыта одна арена. Вернулись со сборов в Швеции, а тут такое… На одном льду тренировались наша группа, Урманов, Пятова, - по 25 человек на льду! Сейчас стало лучше, но боюсь, что ситуацию разрешили за счёт детских групп.

- Как прошли сборы?
- В целом, очень хорошо. Поставили там новую произвольную программу. Немного припозднились мы с ней, даже не знаю, почему так вышло. Всё музыку искали, подбирали, думали. И в итоге только к Швеции определились. Много работали над прыжками, вращениями, а в конце сборов мне снова "повезло" - за шесть дней до отъезда в Санкт-Петербург развалился новый ботинок, который я два месяца раскатывал. Просто треснул на пятке и всё тут. Обычно я катаюсь на "Graf", а в этом году их не было, пришлось брать "Jackson". Всегда их недолюбливал – как чувствовал. Так что пришлось вставать на прошлогодние коньки и вкатывать всё заново – мышечная память быстро не "перезагружается".

- Расскажи поподробнее про новую произвольную программу.
- После длительных поисков остановились на "Smooth Criminal" Майкла Джексона в обработке Дэвида Гаррета. Отличная музыка, но уж очень быстрая. Мы и сами это понимали, и на прокатах все отметили – невозможно все четыре с половиной минуты так носиться, просто нереально – ни секунды отдыха. Поэтому сейчас вставили в середину медленный кусок, чтобы хоть дух перевести. Короткую оставили прежнюю, но многое поменяли в соответствии с новыми правилами, даже музыку иначе нарезали. На прокатах всем понравилось – Татьяна Анатольевна [Тарасова] была просто в восторге. Александр Лакерник посоветовал внести кое-какие изменения в дорожки, добавить шаги – через пару недель будем показывать на второй серии прокатов.

- Не так давно всех потрясло видео, где ты исполняешь четверной тулуп, сальхов, риттбергер и чуть недокрученный каскад из двух четверных тулупов…
- Да это просто в конце прошлого сезона решил попробовать. Интересно было сделать попытку каскада – чуть-чуть не хватило! Хотели в этом сезоне вставить в короткую два четверных, раз правила позволяют, но сейчас из-за экстренной смены коньков уже и не знаю. А на "Jackson" сальхов у меня вообще категорически не шёл. Будем работать, восстанавливать. Вряд ли успеем к осенним стартам, трудно загадывать. Первым моим стартом, скорее всего, станет турнир в Оберстдорфе, дальше пока не планировали.

- Многие фигуристы, в том числе младше тебя, завершили свою карьеру в прошлом сезоне. Где берётся мотивация для продолжения карьеры?
- Наверное, я просто очень люблю кататься, чувствую в себе силы, желание продолжать, потенциал, да и здоровье позволяет, тьфу-тьфу. Хочется, опять же, всё-таки уже выступить на каких-то крупных соревнованиях.

- Никогда не думал о том, чтобы выступать за другую страну?
- Думал, и не раз. Были в своё время предложения от Латвии Израиля, Германии, но как-то всё не складывалось. Уже не помню точно, почему. Может, я патриот? Всё, что ни делается – всё к лучшему, я так считаю.
http://www.fskate.ru/news/59/
misteria
Татьяна ТАРАСОВА: "ВОЛОСОЖАР И ТРАНЬКОВ УЖЕ СЕЙЧАС КАТАЮТСЯ СНОГСШИБАТЕЛЬНО"

Самым ярким качеством Татьяны Тарасовой я назвала бы умение удивлять. Вот и в минувшую субботу, приехав в назначенный час на интервью, я непроизвольно замерла в проеме входной двери.

- Да! - наслаждаясь моей реакцией, произнесла хозяйка. - Да, я похудела на 33 килограмма и думаю, что еще надо бы сбросить килограммов 15. good.gif Задалась такой целью в конце января, поняв, что, если не возьму себя в руки, просто не смогу нормально ходить. И, соответственно, работать. По-хорошему нужно бы сделать операцию на тазобедренном суставе, но это четыре-пять месяцев восстановления. Такого времени у меня сейчас нет.

- Вы по-прежнему работаете консультантом со всеми спортсменами сборной команды?
- И с тренерами тоже. Влезаю во все правила, встречаюсь с судьями, провожу семинары, поставила 11 разных программ. Эту часть своей работы стараюсь не выпускать из рук. Много работаю с музыкой, как и раньше.

- Можно поподробнее - о постановках?
- По две программы сделала для Артема Бородулина, Аделины Сотниковой, Артема Григорьева - все они катаются в ЦСКА у Лены Водорезовой. Григорьев перешел в ЦСКА только в этом году - раньше катался у Виктора Кудрявцева. Сама Лена летом периодически уезжала, а я работала с ее спортсменами в Москве. Хотя до сих пор жалею о том, что мы с Леной не нашли возможности вообще увезти спортсменов из города на период безумной жары. unsure.gif Бородулин, например, серьезно отравился: комнатка, где он живет в Москве вместе с другими иногородними ребятами, слишком маленькая, поэтому он приспособился спать на балконе. Вот и надышался гари и прочей отравы. Ужасно жалею, что в таком состоянии ему пришлось выступать на прокатах. Того, на что способен, он, естественно, не показал.

Еще ко мне приезжала Мао Асада. heart.gif

- Знаю. И была крайне удивлена тем, что ваше сотрудничество с японкой возобновилось. После Игр в Ванкувере мне показалось, что вы не намерены продолжать с ней работать.
- Настроена я была действительно так, это правда. А потом я получила два письма от Кёко - мамы Мао. И... В общем, я поняла, прочитав эти письма, что совершенно неправильно ставить свои амбиции выше профессиональной деятельности уникального по таланту человека, который нуждается в моей помощи. И сказала, что они могут приехать.

Проблема в том, что на все постановки - а нужно было придумать и поставить две показательные программы и короткую - у меня было три дня. Я долго готовилась к этим трем дням. Сильно нервничала. blush2.gif Даже Лена Водорезова сказала, что никогда не видела меня в таком состоянии. Себе в помощницы я взяла Иру Николаеву, которая когда-то у меня каталась. Обговаривала с ней все до каждого шага, которые Мао должна сделать на льду. С "верхом" уже поставленных программ с Асадой два полных дня занималась Лена Кустарова. Мне очень хотелось поработать именно вместе с ней, потому что я видела: Лена как тренер выросла за последние годы в большого мастера. Вот и получилось, что к приезду Асады в Москву мы все досконально понимали, как именно будем с ней работать. И в первый же день поставили короткую программу целиком - от первого до последнего движения, с учетом всех требований и правил. Более того, к каждому элементу у нас были готовы по три различных подхода из которых оставалось выбрать те, что покажутся более удобными и выигрышными. Я была очень довольна работой, которую сумела за эти три дня сделать.

- Не жалели о том, что весной расстались с этой спортсменкой?
- Я ни о чем никогда не жалею. Проблема ведь не в Асаде. А в том, что я не могу стопроцентно посвятить спортсмену свою собственную жизнь. Потому что у меня серьезно болеют мама и муж. Я не могу позволить себе десять раз в неделю приходить на тренировки на лед и десять раз - в зал. А по-другому будет недостаточно. Поэтому я прихожу на каток только тогда, когда меня просят об этом. Знаю, что могу кого-то подтолкнуть, кому-то сказать об ошибках, для кого-то сделать программу или дорожку. Я делаю все это не только для спортсменов, но и для себя тоже: хочу, чтобы тренерская профессия как можно дольше оставалась у меня в руках.

Асада и ее мама были очень довольны той работой, что сделали в Москве. Но когда они уезжали в Японию, я настоятельно посоветовала им найти японского тренера.

- Зачем?
- Мне кажется, что базовой работой с японскими фигуристами должны заниматься японцы. Когда между людьми существует барьер в виде чужого языка, невозможно донести до спортсмена какие-то тонкости, которые он должен постичь. В тренировках часто бывают моменты, когда контакт должен быть, что называется, глаза в глаза. У японцев совершенно иные по сравнению с нашими взгляды на жизнь, иные законы. Есть нюансы, которые никогда ты не объяснишь, если не вырос в той среде. Никакой переводчик здесь не поможет. Возможно, я рассуждаю как тренер прежнего поколения, но считаю именно так.

- Вы присутствовали на прокатах в Санкт-Петербурге и Новогорске. Увиденным довольны?
- Довольна прежде всего тем, что прокаты впервые прошли в двух городах. Когда стало понятно, что из-за жары и гари кататься в Москве невозможно, российская федерация фигурного катания мгновенно приняла решение перенести прокаты в Питер. Причем поехали туда не только спортсмены и тренеры, но вся судейская бригада - самые квалифицированные российские судьи. good.gif

Возможно, следовало вообще отказаться от того, чтобы кататься в Новогорске. Все-таки условия в Москве вообще не способствовали тому, чтобы спортсмены могли показать максимум своих возможностей.

Что касается увиденного, я получила колоссальное удовольствие от новой пары Катарина Гербольдт/Александр Энберт, которую придумала и создала Тамара Москвина. Для меня, признаться, это было неожиданно. heart.gif Раньше я никогда не видела Катю такой счастливой на льду. Была уверена, что из затеи поставить ее в пару ничего не получится. Что у нее на выбросах ноги начнут подламываться. А она стоит! Причем и она, и Саша научились такому количеству нового за четыре месяца, что это не укладывается в голове.

Потрясающее катание показали Таня Волосожар и Максим Траньков. Уже сейчас они катаются сногсшибательно. Так, как в парном катании много лет никто не катался.

- Поясните.
- Я давно не видела такой скорости, таких "настоящих" мощных движений в каждом элементе, такой сложности в элементах и связках, столь глубокого проникновения в музыку...

- А как выглядят Юко Кавагути и Александр Смирнов, которые на днях, насколько мне известно, приняли решение отказаться от выступлений в "Гран-при"? dntknw.gif
- Юко очень хорошо восстанавливается после операции, что само по себе большое достижение. Все-таки и травма, и операция были тяжелейшими. Я знаю, о чем говорю, потому что сама в свое время ушла из спорта из-за такой же травмы. Я видела куски новых программ, они очень хороши. Но форсировать подготовку к сезону совершенно ни к чему.

Еще меня потрясла работа Алексея Мишина с Артуром Гачинским. Они поставили программы, в которых так хорошо выделены все достоинства и так тщательно скрыты недостатки, что я просто почувствовала себя счастливой - оттого что это вижу. Хорошо работает Лиза Туктамышева. Она, как и Аделина Сотникова, в этом сезоне уже будет выступать по юниорам, и думаю, что это будут достойные выступления. Еще Мишин взял в группу маленького мальчика, и это хороший признак.

- Признак чего?
- Того, что это работа на будущее.

- А что происходит в танцах?
- Мне очень нравится прогресс в группе Кустаровой, нравится работа, которую сделали ее танцоры clap.gif И не нравится то, что происходит в группе Александра Жулина.

- Имеете в виду сверкнувший в прошлом сезоне юниорский дуэт Елена Ильиных/Никита Кацалапов?
- Да. Считаю, что в работе с талантливыми людьми тренер должен стараться не допускать ошибок.

- А более конкретно?
- Я недовольна тем, что эти спортсмены катаются один раз в день - это не тренировки. Если они ставят перед собой высокие цели, то должны 45 минут разминаться в зале, потом два с половиной - три часа работать на льду, потом снова идти в зал, потом обедать и отдыхать - с дневным сном, потом снова приходить на разминку в зал, работать с хореографом... Это не какая-то моя придурь, а система, опробованная десятилетиями и десятилетиями дававшая результат. Спортсмен должен пройти через такой объем работы, не сломавшись при этом. Не говоря уже о том, что я вообще не представляю, как можно полтора летних месяца вообще ничего не делать.

Мне было сказано, что так сложились обстоятельства на катке, но думаю, что это неправда. Московская федерация фигурного катания очень заботится о своих спортсменах. И во всем идет навстречу. Другое дело, что не всем хочется работать допоздна. Но тут уж надо уметь находить компромисс между спортивными задачами и личной жизнью. Во всяком случае, того профессионального роста, который я рассчитывала увидеть у Ильиных и Кацалапова, я не увидела.

У нас ведь еще что происходит: в один из дней, когда мы все были в Питере, я пришла на каток в 8 утра и застала там Тамару, Игоря Борисовича Москвина и их выдающегося ученика Артура Дмитриева. Причем шла уже не разминка, а настоящая, полноценная тренировка. good.gif

Я была потрясена. К сожалению, далеко не все тренеры умеют и понимают, что именно так надо работать. На прокатах мы столкнулись с тем, что большая часть тренеров вообще не понимают изменений в правилах, произошедших между прошлым сезоном и нынешним. Соответственно, делают работу, которую заведомо придется переделывать. А в США, знаю, регулярно проводится аттестация тренеров, вплоть до детских. Если человек трижды ошибается в правилах, он лишается права работать со спортсменами, выступающими в соревнованиях. И это правильно!

- Что, кстати, происходит в Детройте у Яны Хохловой и Федора Андреева?
- Собираюсь в ближайшее время к ним поехать. Пока видела только видеоролики. Знаю, что Марина Зуева в восторге от того, как ребята работают, а ее мнение для меня ценно. Марина - фанатичный тренер. Андреева я знаю с детства, поскольку сама много лет провела в Америке. По тому, что вижу сейчас, эта пара имеет шансы стать уникальной.

- Мне нередко доводится слышать, что нынешние спортсмены - совсем не те, что были раньше. Что их невозможно увлечь работой до такой степени, чтобы все прочие интересы отошли на второй план. Вы согласны с этим?
- Они другие, это правда. Но первостепенная задача тренеров осталась тем не менее прежней: заинтересовать. Это стало сложнее. Если ты хочешь работать по-настоящему, ты должен суметь это сделать. Люди, которые готовы ради результата работать до самозабвения, в спорте были, есть и будут. Та же Алена Савченко, которая продолжает кататься. Совершенно выдающаяся спортсменка. Я - ее фанатка.

Когда вижу, что фантастический талант подкреплен в человеке фантастическим желанием работать, то не умею оставаться равнодушной. И спортсмены всегда это чувствуют. Поэтому я и не боюсь остаться без работы.

источник give_rose.gif
Kanfetochka
Цитата
Бородулин, например, серьезно отравился

бедный Тема user posted image

Цитата
Еще ко мне приезжала Мао Асада.

я рада, что они продолжили сотрудничество yes.gif

Цитата
получила колоссальное удовольствие от новой пары Катарина Гербольдт/Александр Энберт,

нетерпится уже их увидеть user posted image Катя будет, несомненно очень красивой парницей, главное, чтоб прыжковые не подводили user posted image

Цитата
Мне очень нравится прогресс в группе Кустаровой, нравится работа, которую сделали ее танцоры

yahoo.gif уже не первый положительный отзыв о их работе, МХ и БС, слышала, хвалили на прокатах. Может это действительно тот случай, когда тренеры растут вместе со спортсменами? user posted image Удачи огромной им в этом сезоне user posted image

Цитата
Я недовольна тем, что эти спортсмены катаются один раз в день - это не тренировки

странно user posted image вроде Московские спортсмены не часто жалуются на нехватку льда, катков достаточное количество...будем надеяться, что это действительно вынужденные обстоятельства, а не нормальный тренировочный процесс user posted image
laire
Алёна Леонова: надо бороться и работать изо всех сил!

Чемпионка мира среди юниоров, вице-чемпионка России Алёна Леонова, как обычно, полна оптимизма перед новым сезоном и обещает держать планку. Об изменениях, произошедших в межсезонье, новых правилах и подготовке к сезону фигуристка рассказала корреспонденту FSkate.ru Светлане Анцыревой.

- Новый сезон – и вновь смена имиджа! С чем это связано?
- Решила, что больше не буду стричься – буду отращивать длинные волосы! Что-то так вдруг захотелось! В Швейцарии не выдержала – "хвост" себе купила, так здорово! blush2.gif Теперь подумываю о том, чтоб нарастить на сезон, но пока ещё не определилась. Ну я же люблю экспериментировать! Опять же, и внутренне я изменилась, отсюда и перемены во внешности.

- В чём изменилась?
- Повзрослела, наверное. Полностью пересмотрела своё отношение к тренировкам, как к ледовым, так и к ОФП. Помню: увидела свою жеребьёвку на Гран-при в этом сезоне, - сразу поняла, что предстоят непростые старты. Соответственно надо хорошенько подготовиться, провести кучу работы по всем фронтам, чтобы подойти во всеоружии – планку прошлого года опускать не хочется! yes.gif Каждый день занимаюсь ОФП – без него вообще никуда, программу докатать просто невозможно. Ещё дополнительно занимаюсь с хореографом над программами, всё отрабатываем, оттачиваем, чтоб уже без сучка без задоринки было. Похудела за лето на 5 килограммов – меня на контрольных прокатах Тарасова даже сначала не узнала! Сначала вообще все прыжки разладились – не понимала, когда надо раскрываться, приземляться, как в небо взлетала! А сейчас разобралась, очень здорово!

- Как бы ты оценила прошлый сезон?
- По десятибалльной шкале на восьмёрку. Большим сюрпризом было попадание в финал серии Гран-при и особенно третье место после короткой программы. Были и разочарования, особенно подвёл чемпионат Европы. unsure.gif Седьмое место и, главное, тот прокат меня совсем не устраивают! Но рада, что сумела хорошо выступить на Олимпийских играх и чемпионате мира. В целом, прошлый сезон был намного труднее предыдущего. В 2008/09 я была дебютанткой, которая "прорывалась" в тройку, пятёрку, десятку… А с прошлым годом всё стало ясно ещё накануне, в межсезонье. Другие постановки, элементы, хореография, сразу началась другая лига – это чувствовалось физически наряду со всеобщими ожиданиями, требованиями и запросами. Да и сама понимала, что надо держать марку. Всё происходило очень быстро и набирало обороты по крутой траектории. Сейчас этот процесс продолжается теми же темпами, но я уже немного привыкла. А вообще очень сложные программы мы поставили в этом сезоне.

- Как были приняты новые программы на контрольных прокатах?
- По короткой программе вообще вопросов не было, всё прошло гладко. А вот с произвольной были трения. Татьяне Анатольевне [Тарасовой] вообще не понравилась постановка, были даже такие слова, а не поменять ли нам её. Татьяна Анатольевна отметила, что эта музыка меня не украшает, а как-то тяжелит. Но мы сразу сказали, что в середине августа о смене программы уже не может быть и речи. Тогда нам посоветовали переставить местами элементы, чтобы не было, что я ношусь как угорелая от бортика к бортику. Вот сейчас все тренировки этим занимаемся – это не так-то просто, как кажется. Ведь надо всё заново накатывать. Сначала было очень тяжело, а сейчас уже начинает приходить ощущение, что действительно мне стало лучше и легче катать. Через неделю поедем на сбор в Новогорске, а вроде бы 18 сентября должны быть ещё одни контрольные прокаты. happy.gif

- Как тебе изменения в правилах?
- Как раз недавно были на семинаре, который проводил Александр Лакерник – разбирали досконально все изменения и тонкости по элементам, уровням. На самом деле, просто глаза разбегаются – уже не знаешь, за что хвататься. Очень много работали над вращениями. Честно говоря, складывается такое ощущение, что теперь они будут у всех одинаковые – там почти не оставили альтернатив, как набрать четвёртый уровень. Так что будет скучновато. Огромное внимание сейчас уделяем тому, чтобы в программах было как можно меньше беговых шагов, только на разбегах – да и там, чтобы постоянно работали руки, голова, корпус. Это всё оценивается в компонентах. Будем вставлять новый каскад с ойлером – планируем делать тулуп-ойлер-сальхов. Хотели ещё делать тройной лутц-тройной тулуп, но нам отсоветовали – всё-таки проблемы с лутцем бывают, да и с ребром есть проблемы. Велели не гнаться за ним, а лучше пока прыгать флип. Конечно, всё это трудно, надо нарабатывать новые каскады, вращения, учитывать все требования, ещё программы накатывать – очень большие затраты сил на каждой тренировке.

- Какие соревнования планируете осенью?
- Первый старт, наверное, прокатаем у себя в Санкт-Петербурге в сентябре. А потом уже в октябре в Финляндию, а там и Гран-при. Лишь бы лёд был – сейчас в Академии, конечно, ужасная ситуация: закрыта главная арена, она вся поросла плесенью, там, говорят, даже находиться опасно! Мы сейчас тренируемся не по полтора часа, а час пятнадцать – льда не хватает на всех. А самое страшное, что ходят слухи, что и на тренировочной арене уже где-то видели этот грибок.

- Как настраиваешься перед стартами?
- Я забываю о местах, оценках, судьях, федерации, об ответственности… Такой груз не унести и уж тем более с ним не прыгнуть. Катаюсь для себя, для публики, для тренера. С прошлого сезона начали перед турнирами работать с психологом - Горбуновым Геннадием Дмитриевичем. Беседуем с ним обо всём на свете, не только о спорте, а иногда практикуем и гипноз. Я почти ничего не помню из этих сеансов, но он говорит, что всё это вспомнится и сработает, когда будет нужно. Мне очень нравится, чувствую себя увереннее, собраннее. А самое интересное в работе с психологом то, что он никогда не говорит тебе, как решить проблему. Он именно подводит человека к тому, чтобы он сам понял и нашёл оптимальное для него одного решение.

- Следующая Олимпиада пройдёт у нас в Сочи…
- Я всё время где-то в уголке своего подсознания об этом думаю. И это тоже большой моторчик для меня и, я уверена, для всех наших фигуристов. Александр Горшков очень хорошо сказал на контрольных прокатах: "не думайте, что три года это долго, они пролетят – и не заметите". И ведь он прав! Путь к Сочи-2014 надо начинать уже сейчас! Сегодня! Кататься, бороться, добиваться стабильности, работать изо всех сил! Я уже начала, а вы?

источник
El11
Фигуристка Катарина Гербольдт: «После интриг одиночного катания мне уже ничего не страшно»

Екатерина Конова

user posted image

Чемпионка России среди юниоров в женском одиночном катании – о своем переходе в парное катание, о любимом элементе – выбросе, о взаимоотношениях с партнером и тренерами и о том, что собирается выступать до Олимпиады в Сочи. baby.gif

Петербургская фигуриста Катарина Гербольдт снискала себе большую популярность в мире фигурного катания в первую очередь благодаря яркой внешности и экзотичному имени, которое ей подарили родители в честь великой немецкой фигуристки Катарины Витт. Однако имени оказалось Гербольдт недостаточно для того, чтобы повторить успехи своей знаменитой тезки. Добиться чего-либо существенного на международной арене нашей Катарине так и не удалось, и после прошлого неудачного сезона, она подумывала о завершении карьеры. Но неожиданно получила предложение продолжить выступления… в парном катании, в группе Тамары Москвиной. Не каждая фигуристка решится на такой шаг в 21 год. Катарина Гербольдт рискнула и ни о чем теперь не жалеет. О том, как она чувствует себя в новом амплуа, фигуристка рассказала GZT.RU.

- После прошлогоднего чемпионата России хореограф Татьяна Дручинина подошла ко мне и сказала, что есть возможность, попробовать себя в парах. Тогда Александр Энберт, мой нынешний партнер, остался без партнерши Ксении Озеровой. Я посоветовалась со своим тренером Светланой Соколовской. Она поддержала эту идею, сказала, что если я хочу, то могу съездить попробовать, получится ли у меня кататься в паре. И после финала Кубка России я отправилась в Питер, попробовала, мне понравилось и я решила остаться. Мы позвонили Тамаре Москвиной, и она согласилась нас взять в свою группу.

И как вы себя сейчас чувствуете в качестве партнерши?
Достаточно уверенно. Мне очень нравится кататься с Сашей. У нас замечательные отношения. Конечно, если бы не он, то, может, у меня и не получилось бы. С тренерами Тамарой Москвиной и Артуром Дмитриевым у нас тоже хорошее взаимопонимание.

Обычно фигуристы определяются гораздо раньше, каким видом они будут заниматься. Не слишком поздно вы перешли в пары?
Чаще всего девочки лет в 13 – 14 уходят в пары. У меня получилось намного позже, но я не жалею об этом, потому что меня многому научила и Светлана Соколовская в Москве и Алексей Мишин в Питере. Будем надеяться, что у меня все получится в парах и времени мне хватит.

Получается, что в парах кататься проще?
Во всем есть свои сложности. В чем-то было сложнее в одиночном, в чем-то – в парном. Мне сейчас, конечно, достаточно тяжело, потому что на меня сразу свалилось столько новых элементов, которые надо осваивать очень быстро. Но благодаря моему партнеру и тренерам у меня достаточно быстро получилось это. Впереди еще много всего, нужно оттачивать парные элементы. Но есть мое желание, желание партнера и тренеров, и это безусловно помогает развиваться. У нас достаточно слаженная работа, которая идет по нарастающей.

Кто вам больше уделяет внимания: Тамара Москвина или Артур Дмитриев?
Наверное, одинаково. Они делят время между фигуристами. Помимо нас же еще есть Юко с Сашей и Костя Безматерных с Ириной Имайкиной. Всем нужно уделять внимание, тренеры стараются никого не обделить и делят время на всех. Ну и вообще у нас нет проблем в плане работы с двумя тренерами. Артур ведь сам ученик Тамары Николаевны. Он проповедует ту же технику катания и его методы не отличаются кардинально от методов Москвиной.

Вы не в первый раз меняете тренеров. Тяжело всякий раз привыкать к новым требованиям, особенностям работы?
Да. За профессиональную карьеру это уже мои третьи тренеры. Но, я думаю, что это не плохо, когда удается поработать с несколькими великими специалистами, потому что от каждого получаешь очень много нового. Сначала я занималась в группе Мишиных. Алексей Николаевич основное внимание уделял технике прыжков, он научил меня прыгать, что, конечно, очень важно. Потом я переехала в Москву к Светлане Владимировне Соколовской. Она сосредоточилась на шагах, вращениях, научила меня по-другому раскрываться в плане хореографии. Сейчас, естественно, мы больше всего времени тратим на парные элементы. Я благодарна всем своим тренерам. А со Светланой Соколовской у нас вообще была полная гармония, мы и сейчас созваниваемся, поддерживаем отношения. Я отчитываюсь перед ней примерно раз в неделю, как идут мои дела в Питере. Алексей Мишин, можно сказать, благословил меня на катание в паре. Сказал, что я молодец, что решилась на такой правильный шаг.

В парном катании есть достаточно опасные элементы: поддержки, подкрутки, выбросы. Не было ли у вас страха? И какой элемент любимый?
Наверное, мой любимый элемент в парном катании – выброс. Мне все время хотелось попробовать его сделать. А страха не было ни перед одним элементом. Все новое мне очень понравилось. Думаю, что здесь сыграло роль доверие к партнеру. Я Сашу знаю с детства, мы с ним ровесники, всегда хорошо общались. Я ему сразу доверилась и никогда ни в чем не сомневалась.

В российском парном катании сейчас большая конкуренция. Не боитесь остаться вне тройки лидеров сборной России?
После одиночного катания, после всех этих интриг мне уже ничего не страшно. На данный момент у нас свои задачи, выйти на определенный уровень, провести необходимый объем работы. О местах мы пока не думаем. Главная цель сейчас – это подготовить к чемпионату России одну из самых сложных программ. Мы сразу стараемся включать все элементы максимальных уровней. И еще необходимо добиться стабильности на соревнованиях.

С каких соревнований начнете сезон?
Точно еще ничего не знаю. У нас будет еще один контрольный прокат, после которого будет видно. Я думаю, что сначала мы выступим на нескольких российских соревнованиях, а затем и в каких-нибудь зарубежных поучаствуем, чтобы набрать хоть какой-то рейтинг. По поводу этапов Гран-при, пока ничего сказать не могу.

Если в этом году у вас не будет того результата, на который вы рассчитываете, будете продолжать выступать в парах?
Безусловно, мы продолжим кататься, потому что только начали, и не бывает такого, чтобы сразу все получилось. Мы и не ставим для себя таких целей. Для нас важно в этом году составить серьезную конкуренцию не только российским парам, но и зарубежным. А вообще по большому счету мы нацелены, конечно, на Олимпиаду в Сочи. До нее никуда уходить не собираемся.

Вы тренируетесь вместе с первой парой России Юко Кавагути и Александром Смирновым. Какие у вас сложились отношения?
Мы катаемся все вместе. У нас очень хорошие, дружеские отношения. Нет никаких интриг, военных действий на тренировках. Наоборот, стараемся помогать друг другу.

На контрольных прокатах в Новогорске ваше выступление всем очень понравилось. Сами довольны собой?
Мы очень довольны. Никто не ожидал от нас такого, особенно, от меня. Мы ведь вместе всего месяца четыре катаемся. И тренеры, и мы сами рады, что максимально смогли показать все то, чему научились за это время, и удивить всех. Но ошибки у нас все равно были. Нам объяснили, над чем нужно еще работать. Хотя, в принципе, все остались нами довольны.

Не считаете, что вам стоило раньше уйти в парное катание и не терять время в одиночном?
Честно говоря, не знаю. Мне кажется, я бы ни на что не променяла тот год, который я тренировалась в Москве у Светланы Соколовской. Но, может быть, и нужно было раньше перейти в пары, но мне это и в голову не приходило. Серьезных предложений встать с кем-то в пару мне не поступало. Один раз, как я потом узнала, мне предлагали кататься в паре, но до меня эта информация, к сожалению, не дошла. Сейчас мне ближе парное катание, настолько мне оно понравилось, настолько я в него влюбилась. Я чувствую, что это мое.

Расскажите о своих программах. Чем они интересны?
Короткая программа у нас – вальс. Это очень красивая, романтичная, жизнерадостная программа. Мы представляем там влюбленную пару. В произвольной у нас достаточно сложные образы. Саша играет влюбленного мужчину, который пытается укротить в себе демона. А в роли демона выступаю я. Это непростая программа, образы воплотить тяжело, но, надеемся, что у нас это получится. Хореографы нам очень в этом помогают.

источник give_rose.gif
Anfisa
El11, спасибо user posted image
мне нетерпится их увидеть на льду user posted image
Asha
девочки, всем спасибо за интервью user posted image
На Катарину и Сашу мне тоже ужасно хочется посмотреть! user posted image
И меня порадовали слова ТАТ о группе Кустаровой-Алексеевой user posted image
Elen
Очень хочется поскорее увидеть пару Гербольдт-Энберт user posted image
Дарья
El11, спасибо user posted image хорошее интервью user posted image
Kanfetochka
мне так уже заочно нравится пара Катя-Саша user posted image
лишь бы на них не стали опробывать акробатику user posted image хочу от них классического парного катания user posted image
Настя
Не терпится увидеть эту пару user posted image
Цитата (El11 @ Вчера, 14:28)
Ириной Имайкиной
Кто-то опять оговорился....
Kanfetochka
Цитата
Цитата (El11 @ Вчера, 14:28)
Ириной Имайкиной

Кто-то опять оговорился....


бедная Сабина...то она Ксюша Красильникова, то Ирина crazy.gif
Tess
Этери Тутберидзе: Полине практически всё удалось

Уверенную победу на юниорском Гран-при по фигурному катанию во Франции одержала россиянка Полина Шелепень. Тренер победительницы Этери Тутберидзе рассказала в интервью FSkate.ru о выступлении фигуристки в Куршевеле, о проблемах, с которыми пришлось столкнуться и о том, что сейчас волнует больше всего.

- Как можно оценить выступление Шелепень во Франции?
- Наверное, она молодец! Мы тяжело готовились к этому этапу и не были уверены, что сумеем подготовиться к нему. У Полины был и пока остаётся синовит коленных суставов. unsure.gif Это, в общем-то, приносит дискомфорт и болезненные ощущения. Она тренировались только 3-3,5 недели, что не очень много.

- Над чем шла работа перед стартом?
- Мы делали акцент на то, чтобы выздороветь. Полина практически не каталась - 6 недель была безо льда. У неё болели колени. Она даже не могла ходить, передвигалась с трудом. Мы хотели просто выйти на лёд и начать хоть как-то кататься. Когда же она вышла на лёд, мы начали быстро распрыгиваться и решили, что не будем сниматься уже с заявленного этапа. Сначала думали, что будем прыгать просто каскад 3+2. Но буквально за три дня до соревнований вдруг выяснилось, что Полина и 3+3 может. Но видите - пока не смогла.

- Какие-то ещё международные старты, помимо серии Гран-при, планируете, в связи с уменьшением ISU баллов за юниорские турниры?
- Вы знаете, у нас даже после короткой программы во Франции, на тренировке произвольной, опять болело колено, катались с трудом и думали, чем его заклеивать. Синовит - это время, к сожалению. Это не то, что мы можем вылечить за один день. Тем более, для того, чтобы не было никаких допинговых проблем, мы практически ничего не принимаем.

Для меня важнее, чтобы спортсменка была здорова, а не заглушать её соревнованиями ради рейтинга или ещё чего-то и получить в итоге инвалида. Я хочу сказать, что сейчас мы будем смотреть, как у неё будет со здоровьем. У неё тот возраст, 15 лет, когда, бывает, начинаются проблемы с коленками. Из-за резкого роста Полины и появился вот этот синовит.

Я пока не могу ничего планировать. Мы уже даже ездили в федерацию, думали, что мы будем куда-то переставляться по этапам, но потом решили, что попробуем и посмотрим. За неделю до соревнований проходили контрольные прокаты, где мы были с совершенно другим набором прыжков и даже думали, что это максимум того, что Полина может. Но вот за неделю мы ещё набрали...

- Получается, выступление во Франции можно расценить, как отличное?
- Полине практически всё удалось, кроме второго лутца в произвольной. Я видела, что уже на приземлении было вываливание, она просто не смогла правым коленом удержаться. У неё получился step-out. Но я думаю, что на данный момент это практически её максимум. Короткая не совсем сложилась, можно было прыгать другой каскад 3+3, но мы рискнули, пошли на лутц-тулуп. Хотя, в общем-то, не были к нему готовы, потому что только за несколько дней до старта начали его тренировать, а до этого пробовали сальхов-тулуп. Но из-за того, что поменяли стоимость сальхова [она стала ниже, 4.2 вместо 4.5 баллов - прим. FSkate.ru], мы решили, что в этом нет смысла, и пойдем на лутц-тулуп. Из-за того, что прыжок был немного "сыроват", Полина после лутца коснулась льда рукой и там, естественно, получился не тройной, а двойной тулуп. Но ничего, зато в произвольной оторвалась от сильных соперниц, которые приехали в Куршевель.

- С Шелепень теперь работает дополнительный хореограф.
- Да, это Алексей Железников, профессиональный танцор, с yes.gif ам может станцевать на полу то, что нужно. Мне нравится пока, как он работает. Сейчас, при подготовке к этапу в Куршевеле, он даже больше работал с Полиной, чем Лютиков, который был в отъезде. good.gif

источник give_rose.gif
Asha
ну вот, бедный ребенок user posted image
Дарья
Tess, cпасибо user posted image бедная Полина user posted image здоровья ей user posted image
Kanfetochka
Полиночка пусть выздоравливает user posted image она боец..девушки-медики, а что такое синовит? user posted image
Elen
Цитата (Tess @ Сегодня, 18:39)
Она даже не могла ходить, передвигалась с трудом.
user posted image Бедная девочка...Скорейшего ей выздоровления user posted image
Asha
Kanfetochka, воспаление оболочки сустава user posted image
Kanfetochka
Цитата
воспаление оболочки сустава

user posted image бедный ребенок...
Эрис
Ирина Жук: наши ребята справились

Уверенную победу на первом этапе серии Гран-при среди юниоров, который прошёл во французском Куршевеле, одержал танцевальный дуэт из России Александра Степанова и Иван Букин. О выступлении фигуристов, самом турнире и новом коротком танце в интервью FSkate.ru рассказала тренер пары Ирина Жук.

- Как можно оценить итоги выступления Степановой-Букина во Франции?
- Я очень довольна, потому что они первый раз выехали на такой серьёзный турнир. Была сложность в том, что там не было известных, рейтинговых пар, и выиграть мог любой. Поэтому то, что они понравились специалистам на всех тренировках и очень хорошо выступали, для них большой плюс.

- Насколько неожиданной была эта победа, тем более с таким отрывом?
- Увидев состав участников, я поняла, что ребята могут выиграть при хорошем катании, потому что они были очень хорошо готовы. И все же они первый раз выезжали на соревнования такого уровня, ещё молодые, всё могло произойти. Тем более у второй русской пары [Евгении Косыгиной и Николая Морошкина - прим. FSkate.ru] был инцидент - девочке разбили ногу на первой тренировке. unsure.gif Была немножко нервозная атмосфера. Но, в общем, Саша и Ваня справились. Да, отрыв большой, но они очень хорошо сделали элементы. За твизлы даже ставили GOE "+3" в коротком танце - это очень высокая оценка. Ребята вообще понравились судьям. Особенно в произвольной программе.

- Степанова-Букин дебютировали на юниорских Гран-при. Психологически было трудно?
- Психологически нет, они очень лёгкие в работе. Ваня вообще сын олимпийского чемпиона Андрея Букина. Каких-то сложностей не было. Единственное - их нужно было настроить правильно, чтобы ребята не волновались. Чтобы они показали всё, что могут. И они справились.

- Поменялась ваша работа в связи с тем, что формально Степанова-Букин теперь первый номер группы?
- Мы с ними стали ещё больше работать, естественно. Но мы не считаем, что они первые в группе, сейчас такого разделения нет. У нас есть другие пары. В группе существует соперничество, за счёт этого все прибавляют.

- Во Франции впервые в истории был представлен короткий танец. Как это прошло?
- Мы все очень волновались, потому что были первооткрывателями в этом виде (смеётся). И тренеры волновались, и судьи. Думали, как это всё будет оценено. Наши ребята справились, получили 3-й уровень за первую серию вальса, что очень хорошо. И вы знаете, там же ещё высота очень большая - 1850 метров над уровнем моря. Мы их готовили и к этому. На тренировках они делали сдвоенные прокаты специально, чтобы было легко на соревнованиях. В горах, конечно, выступать очень тяжело. Многие соперники задыхались, чувствовалась некоторая нервозность.

- Теперь, после золота в Куршевеле, у Степановой-Букина высокие шансы на финал Гран-при.
- Да, мы очень на это надеемся. Сейчас они попадут под определённое давление. Главное, чтобы они и с ним справились. Значит, будем работать и над этим тоже. Я ещё не знаю точно, где у ребят будет второй этап. Они были заявлены на этап в Японии, но теперь возможны изменения.

Источник give_rose.gif
Asha
Эрис, о, Лена, спасибо! user posted image
Вот оказывается, что произошло с Женей user posted image Бедная.
Про Сашу-Ваню мне понравилось user posted image
Санура
Эрис, спасибо)))
Victoria
Очень информативное интервью от Ирины Владимировны user posted image
спасибо, Лена user posted image
Дарья
Ирина Романова: «Вместо катка нам предложили работу в McDonalds»

В фигурном катании судейские оценки часто не совпадают со зрительскими. Как раз в любви болельщиков украинский танцевальный дуэт Ирины Романовой и Игоря Ярошенко искупались сполна…
…Да и многие коллеги по сборной восхищались фигуристами, ласково называя их «масиками». А на чемпионате Европы-1996 уже и судьи не устояли перед обаянием и мастерством Иры и Игоря, вывев их на третью ступеньку пьедестала. Та бронзовая медаль стала первой для Украины в танцах на льду.


- Не секрет, что танцорам устроится в шоу в ваше время было гораздо сложнее, чем одиночникам. Вы сталкивались с подобной проблемой?
- Мы столкнулись с несколько иной проблемой. Мы жили в Америке, но представляли Украину. В Европе в то время не проводились такие шоу, как сейчас, а американцы и канадцы приглашали своих фигуристов: мы у них не завоевали достаточной популярности. Наш агент старался находить нам работу, но для поддержания семьи этого было мало. Параллельно начали тренировать, а вскоре пришлось сделать выбор: совмещать два дела было невозможно.

- С тех пор так и работаете вместе с Игорем?
- Да, но я считаю себя хореографом, а не тренером. А Игорю вообще завидую! Он любимчик нашего катка, ученики его боготворят: кормят, одевают, возят, целуют, обнимают и катаются с ним каждый день. У меня такой возможности нет, ведь он постоянно занят. Лишь иногда просит меня продемонстрировать какой-нибудь танец или элемент для студентов. Хоть бери у него уроки, лишь бы только покататься вместе!

- Схема работы тренера и фигуристов в США и Украине существенно отличается?
- Да, но в Америке тоже не везде одинаково. За возможность тренировать люди платят определенную сумму, но нам в этом плане очень повезло: на основном катке мы освобождены от этого взноса и получаем все деньги за уроки. Но у нас есть обязательства: помощь в проведении показательных выступлений, работа с маленькими детьми, наработка клиентуры.

- Сейчас работаете в Делавере?
- Работаю на двух катках, один из них маленький, а второй побольше, в университете Делавер. А с поиском работы у нас получилась очень интересная история. После Олимпиады-1998 мы ушли из спорта и решили остаться в Массачусетсе, где тогда катались с Татьяной Анатольевной Тарасовой. Но у нас не было тренерского опыта и вместо катка нам предложили по примеру других фигуристов работать сторожами, подрабатывать в магазине или McDonalds. Мы с Игорем, конечно, были шокированы.

- И кто предложил подобное?
- Люди, которые были включены в организацию катка, но сейчас это не важно. Некоторое время мы оставались в Массачусетсе, а потом решили вернуться туда, откуда в 1994-м началась вся наша американская история. Там были наши друзья, знакомые. Предварительно подали заявку на два катка, и буквально на следующий день поступило предложение. С тех пор и работаем вдвоем с Игорем. В университет Деллавер пришла немного позже. Мы начинали с работы с маленькими детьми, помогали старшим. Со временем учеников становилось все больше: люди видели, что мы и фигуристами вкалывали, как лошадки, и с таким же рвением взялись за тренерское дело.

- А как попали в группу Присциллы Хилл?
- Присцилла пришла на наш каток два года назад. В то время там не было известных имен, а она привела много юниоров и взрослых фигуристов. Я помогала другим тренерам, ставила программы, а потом начала работать с ее учеником – австрийцем Виктором Пфайфером.

- Предложение о сотрудничестве исходило от него, не так ли?
- Виктор говорит так. У него был другой хореограф, но мы ведь все на виду друг у друга. Как-то он подошел к Присцилле со словами: «Мне так нравится, как Ирина красиво катается, быстро все делает. Давай попробуем с ней работать». Когда Присцилла подошла ко мне с этим предложением, я не раздумывала ни секунды. Виктор действительно талантлив, он обладает теми качествами, которые есть даже не у каждого танцора. Это большое счастье с ним работать.

- Виктор как-то рассказывал о своей любви к танцам и о старании передать ту же мягкость движений, катания и в своих программах...
- Он из очень артистической семьи: его родители увлечены музыкой и танцами. Совсем недавно Виктор и сам весьма успешно играл на виолончели. Это видно: немногие могут выразить телом на льду то, что удается Виктору. Он один из самых одаренных и музыкальных фигуристов в Европе, я даже поставлю его рядом со швейцарцем Стефаном Ламбьелем. Эти люди — артисты с большой буквы. А наш вид спорта ведь не только прыжки и атлетизм, но и скольжение, музыкальность и пластика. Это все есть у Виктора, но ему нужно немного больше опыта, повращаться в этом кругу, посмотреть на других, подтянуть свой технический уровень. Когда он это сделает, из него может получиться супер фигурист.

- Наши спортсмены обращались к вам с предложением о сотрудничестве?
- Нет. Три с половиной года мы занимались с израильским дуэтом Александрой и Романом Зарецкими. За это время они вошли в десятку на юниорском чемпионате мира, но потом мы расстались. С тех пор у меня с Игорем было еще четыре-пять американских танцевальных пар, но из Украины никаких предложений никогда не поступало.

- С украинским фигурным катанием уже никак не связаны?
- В этом году впервые после наших выступлений приехала на чемпионат Европы, и была приятно удивлена, когда всех увидела. Даже шутила по этому поводу: спортсмены приходят и уходят, а многие люди, которые были в наше время, остаются и сегодня. С некоторыми было приятно повидаться, поздороваться и пообщаться. С некоторыми – не так сильно. В Таллинне меня не покидало ощущение, что я приехала на соревнования и завтра мне нужно выходить на лед. Даже Игорю позвонила и рассказала об этом.

- Вам не кажется, что своими выступлениями вы проложили дорогу к олимпийской медали Елене Грушиной и Руслану Гончарову, но сами остались недооцененными?
- Мы были немножко раньше своего времени и закончили кататься слишком рано. Но мы… «перегорели», считали, что сделали все, что могли. Тогда и не знали, что бывает вторая жизнь. Думали, что с фигурным катанием она заканчивается и больше в этом спорте ничего не можем сказать. Но это не так. Руслану и Лене повезло больше: они пришли на более подготовленную почву, когда спортсменов из Украины знали. В этом и наш вклад, и я рада, что они смогли подхватить эстафету и выйти на еще более высокий уровень.

- Самым ярким моментом карьеры стала бронзовая медаль чемпионата Европы?
- Если говорить о спортивных достижениях, да. Это был highlight нашей карьеры. Мы хотели этого, старались, и наконец-то звезды сошлись правильно. В своей жизни мы сделали то, что тронуло кого-то. В одном из интервью Наталья и Геннадий говорили, что тот чемпионат Европы – одно из самых ярких их достижений. Пьедестал заняли только их пары, и мы должны гордиться этим. Мы были в правильном место и в правильное время, и они тогда были лучшими тренерами.

- Тем не менее, вскоре вы перешли к Татьяне Тарасовой?
- Назрел конфликт интересов, как это бывает у множества фигуристов. Я не могла понять, почему работая больше, чем основные пары в группе Натальи Владимировны, мы не продвигаемся вверх также быстро, как они. Нам хотелось, чтобы о нас больше заботились, чем о других, но получить этого не могли. Думаю, наши тренеры это почувствовали и немножко охладели. Мы не знали, как поступить, но потом приняли правильное решение. У Татьяны Анатольевны мы получили внимание, попали в теплую дружественную обстановку. Можно сказать, мы выздоровели! Мы не улучшили свои результаты в олимпийский сезон, но начали тренироваться так, как должны: приходили и выполняли свою работу, не думая ни о чем. Мы очень счастливы, поскольку могли работать с такими тренерами, как Линичук, Карпоносов, Тарасова. До перехода к Наталии Владимировне поработали у ее второго тренера – Светланы Алексеевой. Тренировались в одной группе с ее дочкой Леной Кустаровой, которая сейчас является хорошим специалистом.

- Как вам удалось с Игорем сохранить пару после окончания карьеры?
- Чем дальше, тем больше понимаю, какое это счастье. У меня никогда не было различных бойфрендов или каких-то страшных любовных мучений, все случилось само собой. Игорь действительно стал моей второй половинкой. Так получилось, так сошлись звезды, так распорядился Бог, так жизнь велела… Не знаю, как это назвать, но это действительно чудесно.

- Где вы живете в США?
- В Веллингтоне, в 20 минутах от Филадельфии, двух часах от Нью-Йорка и пяти часах от Вашингтона. Раньше у нас был большой дом, и все свое время мы работали только на его содержание. Но у нас произошла переоценка ценностей, появился ребенок, любимая работа. Сейчас нам все равно, хоромы у нас или нет. Главное, что есть сын, крыша над головой, работа и просто счастье. Все свободные средства и время вкладываем в нашего ребенка, как наши родители делали с нами. Это в наших генах. Отношения между родителями и детьми, наверное, всегда будут украинскими и никогда не станут американскими.

- Сыну сколько лет?
- Никите восемь. Мы стараемся его заинтересовать в разных областях жизни: просто ходить в школу – недостаточно. Думаю, мы его даже перегружаем немного, но через год-другой он определится, что ему интереснее, какая жилка больше развита. Мои родители дали мне возможность заниматься любимым делом, и за это я им благодарна. Они где-то заставляли, где-то – напрягали. Иногда кричали, иногда уговаривали, но они видели, что я могу сделать большее, и поэтому теперь я это делаю со своим ребенком.
Никита занимается модельным бизнесом, у него есть агент в Нью-Йорке. Знаете, я сейчас так загружена! Я очень люблю свою работу, но не больше, чем сына. Стараюсь все сбалансировать, найти золотую серединку, чтобы уделить достаточно внимания и ему, и ученикам. Хотя через это проходит каждая женщина, и мой случай не самый тяжелый. И Игорь мне помогает.

- Никита часто бывает на катке?
- Он живет там, всегда приходит после школы. Берёт уроки у Присциллы, выучил одинарный аксель, но с девочкой пока не хочет кататься, ему ещё рано.

- Никита разговаривает по-английски и по-русски?
- Английский у него основной, он ведь живёт в США, ходит в американскую школу. Но у него есть учитель русского языка, профессор из Киева, поэтому волей-неволей украинский язык он тоже учит. Берет уроки раз в неделю. И мы, естественно, тоже говорим по-русски, бабушка с дедушкой, когда бывают здесь, очень помогают.

- Родители вас часто навещают?
- Мои родители умерли, в Украине остались только далёкие родственники. Родители Игоря приезжают к нам в гости, но переехать в Америку навсегда они не готовы. У них другой менталитет, и они немножко побаиваются. Да и нам будет сложно оплатить им всё, но если они всё же решатся, мы найдём выход. Мы сильные, молодые, сумеем заработать достаточно денег. А пока помогаем им материально, постоянно приглашаем в гости на два-три месяца. Никита их видит минимум два раза в год.

- А вы сразу освоились в США?
- Нам было всего по 18-20 лет, мы сразу приехали туда на постоянное место жительства. Раньше в Америке никогда не были, но за плечами был очень богатый опыт поездок за рубеж. Мы были как путешествующие студенты, могли очень быстро ко всему привыкнуть. Но многие вещи были совершенно другими, расстояния — огромными, без машины никуда нельзя было выйти. Поэтому первый год мы жили нашей маленькой группой – шесть человек и два тренера. Но постепенно освоились.

- Некоторые люди много лет живут за границей, но язык так и не выучили. У вас замечательный английский, а в русском даже слышен акцент. Много времени уделяете изучению языка?
- Очень много тренируюсь и разговариваю с людьми разного возраста. К сожалении, в процессе общения учишься не только хорошему. Дети тоже учат разным словам. Но у меня американский английский, а с британским ситуация несколько иная. Что касается произношения, то вряд ли у меня к этому особый талант. Но не могу кривить душой и говорить, что мне все равно. Я действительно стараюсь. И на акцент мне указывали не единожды. Но я говорю так не потому, что хочу, просто время берёт своё.

- О высшем образовании в США не задумывались?
- Мне пока моего достаточно. Я преподаватель рисования и черчения, окончила университет в Одессе. В переводе на американский, у меня бакалаврская ступень. Напрямую моя профессия не имеет отношения к фигурному катанию, но она мне очень много дала в плане артистизма. До сих пор рисую костюмы своим ученикам, я ведь всё это проверила и на себе. У нас с Игорем драматический изменения стиля прослеживались буквально из года в год.

- Ваше образование наталкивает на вопрос о пристрастиях в литературе и кино.
- Будете удивлены: я очень люблю боевики, а ещё фильмы-катастрофы, в которых все заканчивается хорошо, кто-то выживает и продолжает поколение. Люблю старые русские фильмы, часто смотрю их с сыном. У нас есть русский канал. Это помогает, ведь какие-то вещи забываются, а терять этого вовсе не хотелось бы. У нас такая богатая культура! У меня и коллекция книг украинских и российских писателей очень большая, и она до сих пор пополняется. Библиотека моих родителей всё ещё в Украине, и когда к нам приезжают родители Игоря, то постоянно что-то привозят. Наши русскоязычные друзья часто приходят позаимствовать или попросить что-нибудь почитать.
источник


Kanfetochka
Даш, спасибо за интервью user posted image
Дарья
Алексей Мишин: Фигурист Гачинский может войти в мировую элиту

user posted image

Заслуженный тренер России по фигурному катанию Алексей Мишин считает, что его ученик 17-летний Артур Гачинский в скором времени может стать одним из сильнейших фигуристов России.
В минувшие выходные в подмосковном Одинцово прошли контрольные прокаты кандидатов в сборную России, и воспитанники Алексея и Татьяны Мишиных произвели на зрителей и специалистов сильное впечатление.

"Если говорить об Артуре Гачинском, то он здесь выступал с травмой руки сразу после соревнований в Дмитрове, которые блестяще выиграл", - рассказал в интервью РИА Новости Мишин.

Программу Гачинского тренер также назвал "блестящей", сравнив Артура со своим знаменитым учеником Евгением Плющенко.

"Дай бог, он покажет эту программу на чемпионате мира с изумительным четверным прыжком, с тройными акселями, с другими прыжками на хорошем эмоциональном фоне. Я думаю, недаром его сравнивают с Женей Плющенко. У него такой внутренний драйв, который он предлагает людям. Он очень ярок. Я думаю, что он может стать одним из сильнейших фигуристов", - заметил Мишин.

Похвальных отзывов своего тренера заслужила 13-летняя Елизавета Туктамышева, произвольную программу которой зрители Муниципального центра хоккея и фигурного катания встретили оглушительными аплодисментами.

user posted image

"Лиза прекрасна, великолепна, изумительна, но у нее есть один недостаток - это ее молодость, - с улыбкой сказал Мишин. - Но молодость - это такой недостаток, который почти всегда проходит".

Сын двукратного олимпийского чемпиона в парном катании Артура Дмитриева Артур Дмитриев-младший также получил долю похвалы в свой адрес.

"Артур Дмитриев показал, что отставания, которое у него было в эмоциональном настрое, уже нет. У него произошел очень серьезный прогресс в этом аспекте", - заявил Мишин.

Туктамышева и Дмитриев в новом сезоне будут выступать в юниорских соревнованиях, а Гачинский - во взрослых.

"Сейчас у Лизы этап Гран-при в Дрездене юниорский, туда же поедет Артур Дмитриев. Артур Гачинский готовится к взрослому Гран-при в Канаде, - рассказал собеседник агентства. - Дмитриев может выступать во взрослых соревнованиях, но я думаю, что ему целесообразнее сейчас выступать в юниорских".

По итогам контрольных прокатов во дворце спорта прошло совещание, в котором приняли участие заместитель министра спорта, туризма и молодежной политики Юрий Нагорных, исполнительный директор Олимпийского комитета России (ОКР) Марат Бариев, президента Федерации фигурного катания на коньках России Александр Горшков.

"Мне понравился очень доброжелательный и конструктивный тон совещания, на котором присутствовали одни из первых лиц министерства спорта, ОКР, федерации. Были отмечены основные направления, в которых необходимо двигаться", - сообщил тренер.

По слова собеседника РИА Новости, на совещании высоко оценили работу проделанную им и еще одним тренером из Санкт-Петербурга Тамарой Москвиной.

"В Петербурге есть два тренера - Москвина и Мишин, их вообще нельзя ругать. Потому что они работают уже 40 лет тренерами, и могу сказать, что в течение этих 40 лет у нас либо очень хорошие спортсмены, либо выдающиеся. Поэтому нас ругать просто грех", - с улыбкой заключил Мишин.
источник
Tess
Дарья, , спасибо user posted image
Asha
Александр Свинин: потенциально Старыгина-Волобуев очень сильны

На I этапе Кубка России по фигурному катанию, который проходит с 14 по 18 сентября в подмосковном городе Дмитров, успешно дебютировала пара Валерия Старыгина-Иван Волобуев. Фигуристы заняли второе место в соревнованиях танцоров по разрядке мастеров спорта. Дуэт тренируется вместе около полугода в группе Ирины Жук и Александра Свинина. Об их выступлении на этапе и перспективах на будущее Александр Свинин рассказал в интервью FSkate.ru.

- Ребята сделали всё, что мы от них требовали. Для них это было вообще самое первое соревнование в совместной карьере. Пара была создана только этой весной, программы соответственно были поставлены поздно, ведь надо было скататься. Ребята сделали практически всё, что мы хотели увидеть на данном этапе, так что мы довольны. Конечно, есть много помарок, но ведь это первое соревнование сезона.

- Расскажите, пожалуйста, как создавался этот дуэт.
- Дело в том, что у нас в группе была хорошо вам известная пара Батуринцева -Волобуев. И в прошлом году девочка переросла партнёра. То есть она сейчас не то что одного роста с Ваней, а даже выше его. На последних соревнованиях прошлого сезона поставили ребят довольно далеко в турнирной таблице. Нам дали понять, что надо что-то делать и пару менять. Поэтому мы начали искали партнёршу Ване, и нашли в Самаре - Леру Старыгину.

- Почему было принято решение выступать по взрослым, хотя по возрасту ещё можно было кататься в юниорах?
- Во-первых, сейчас довольно много юниоров. И потом всё равно надо будет переходить когда-то во взрослые, так что чем раньше, тем лучше. yes.gif В этом сезоне наша цель - провести как можно больше стартов, обкатать ребят -они должны набираться соревновательного опыта.

- Все отметили эмоциональность Валерии Старыгиной...
- Да, партнёрша у нас очень эмоциональная и это очень хорошо. Я считаю, что в танцевальной паре обязательно должен быть эмоциональный человек: либо партнёрша, либо партнёр, может быть, оба вместе. На этом можно играть и делать характерные интересные программы. give_heart.gif Потенциально ребята очень сильны. Ещё одна наша новая пара Татьяна Батуринцева-Сергей Мозгов должны были выступать в Дмитрове. Но девочка недавно болела, и ребята не успели набрать нужную форму. Так что мы решили их пока не выставлять. К следующему этапу уже подготовимся. Тоже очень интересная пара, оба высокие, статные - отлично смотрятся вместе! baby.gif

источник give_rose.gif
Дарья
Грюттер: костюмы Стефана мне часто не нравились

user posted image

О подготовке к сезону учеников, новой короткой программе Баккини, костюмах, музыке и о сложностях тренерского дела — в 1-й части интервью швейцарского тренера Питера Грюттера.

— Мистер Грюттер, как дела у вас и у ваших учеников?
— Спасибо, всё хорошо. И у Стефана Ламбьеля тоже, он в хорошей форме, тренируется у меня – конечно, когда не уезжает на очередное шоу. На тренировках Стефан прокатывает программу каждый день со всеми прыжками. rolleyes.gif Конечно, два четверных он не делает, только один.
У Самуэля Контести большие проблемы с ботинками. unsure.gif Фирма-производитель стала использовать новый материал для ботинок, и они у него постоянно выходят из строя, ему нужна новая пара едва ли не каждый месяц. Поэтому в один момент он решил сменить марку, и поначалу всё было неплохо. Но каблук у этой модели гораздо ниже, и у Самуэля начались боли в пятке. Тогда он вернулся к прежней марке, но к старой модели. Он нашёл пару, которая была у него на чемпионате Европы в Хельсинки. Он когда-то отдал эти ботинки другу, а теперь попросил обратно. Так что бьёмся с ними... Меня все эти перемены беспокоят.
У Паоло Баккини всё неплохо, хотя и есть проблемы с тройным акселем из-за изначально неверно поставленной техники. Когда он перешёл ко мне, то переучивать уже было очень сложно. Но ему очень нравится кататься. Мы все втроём скоро едем в Хельсинки на "Финляндия Трофи" (интервью было записано после турнира Nebelhorn Trophy. - Прим. "Чемпионат.ру") , а потом у Паоло старт на этапе Гран-при "Скейт Канада". Это был сюрприз. Весной в Италии на семинаре я сломал бедро: там на катке было очень холодно, и я неудачно упал, понадобилась срочная операция… И вот когда я лежал в больнице, это было поблизости от родного города Паоло, он пришёл навестить меня и сообщил, что получил этот этап. baby.gif Мы очень этому обрадовались. У него новая короткая программа.

— На музыку "Пиноккио"? Он сказал в интервью, что это вы предложили ему музыку.
— Да, я предложил тему, потому что у меня уже была музыка. Но он смонтировал её по-своему. У меня была другая идея. Но я не могу навязывать другим своё видение, могу только дать тему, а они выберут отрывки. И костюма его я ещё не видел, даже не знаю, что там будет. Костюмы Стефана, например, мне очень часто не нравились. Но когда в конце концов оказывалось, что костюм работает, мне ничего оставалось, кроме как согласиться. Например, его костюм к туринской Олимпиаде я поначалу терпеть не мог! Но должен сказать, что сейчас, оглядываясь назад, понимаю, что костюм с полосками зебры запомнился. yes.gif

— Стефан даже передал его в Олимпийский музей в Лозанне.
— Да, они просили этот костюм, а ему было жалко с ним расставаться. Да уж, хорошие времена были, мы тогда получили массу удовольствия. Стефан в соревнованиях всегда катался хоть чуть-чуть, но лучше, чем на тренировках. На чемпионате Европы в Лозанне в 2002 году тренировки были просто катастрофой, я думал, нам надо сниматься с этих соревнований вообще, а он просил: нет-нет, дайте мне попробовать. И откатал квалификацию, короткую программу и произвольную без ошибок (смеётся) ! Он так любит кататься на публике, это помогает, зрители заряжают его энергией. Но не у всех так получается.
Паоло очень нервничает перед соревнованиями, но опыт помогает ему справляться. Самуэль волнуется больше всех из них. Эта нервозность даже отражается на его физическом состоянии, я же вижу его каждый день. И когда он приходит со льда весь в стрессе, говорю ему иногда: отнесись к этому спокойнее, у тебя же такой отрыв! Каждый индивидуален, они такие разные.

— Знаете, мне кажется, у них есть кое-что общее. Вы говорили, что они сами выбирают музыку или сами её монтируют, сами выбирают костюмы… Это вы их себе подобрали таких своенравных или они пришли именно к вам, потому что с вами им комфортно, вы на них не давите?
— У Самуэля, например, совершенно не такие, как у меня, вкусы по части музыки и костюмов. Но мне приходится принимать его выбор. В этом году у него короткая программа на классическую музыку, он думает, что мне должно понравиться. А я знаю, что поначалу не понравится всё равно! Но ему подходит именно это. Мы можем только предлагать, но в конце концов они выходят на лёд и катают программы, поэтому и решать должны они. Если работать с ними с детства, то ещё можно немножко на них повлиять. Я приношу музыку на тренировки, возможно, незнакомую для них. Сейчас же во многих домах музыка вообще не звучит... Они ходят в кино, услышав там музыку, решают: вот под это я буду кататься. Но все ли смогут понять, о чём такая программа?
У меня тренируется девочка 13 лет, а выглядит и вовсе на 10; катается у меня с самого начала. И вот она слушается меня во всём: что касается музыки, костюмов… Когда они вырастут, возможно, захотят делать что-то другое. Можно только надеяться, что удалось немного на них повлиять хотя бы в детстве. К сожалению, родителям многих моих учеников всё равно, как их дети одеваются, какую музыку слушают – откуда же тогда у детей возьмётся вкус?

О "Травиате", новых программах Ламбьеля и Сары Майер, прыжках, вращениях и настрое — во второй части интервью Питера Грюттера, а также Саломе Брюннер. give_heart.gif

— Хочу поблагодарить вас за "Травиату". Вы говорили, что это будет чудесная программа – и действительно она получилась чудесной.
— Да, но, к сожалению, не на Олимпиаде, там что-то пошло не так. А идея родилась здесь, в Оберстдорфе. Я сразу знал, что не хотел бы оставлять ту произвольную (Танго Астора Пьяццолы "Осень в Буэнос-Айресе". – Прим. "Чемпионат.ру") для Олимпиады. Танго была хорошая программа, но больше подходила для шоу. И когда Стефан стал первым в прошлом году на турнире "Небельхорн Трофи", предложить изменения было проще. Если б он здесь проиграл, то сказал бы: "Ну, конечно, поэтому вы и хотите другую программу". После соревнований я предложил поставить к Олимпиаде что-то новое. Он ответил: "Да, согласен, но что именно мы могли бы сделать?" И тут я назвал "Травиату", она была у меня на уме уже два или три года.
На протяжении многих лет, что бы я ни предлагал, он отказывался, потому что ему хотелось воплощать собственные идеи. Но в прошлом году уже было немного иначе. blush2.gif Он сомневался, стоит ли брать музыку из итальянской оперы, ведь опера ("Вильгельм Телль" Россини) уже есть в короткой программе. Я ответил: "Ну и что, будет год Италии! Можно взять оперную музыку и для произвольной, она ведь совсем другая". Так что он не сказал тогда ни "нет", ни "да".
Мы вернулись из Оберстдорфа, он продолжал каждый день катать на тренировках это танго. Однажды в коробке, которую он дал мне, чтобы включить музыку на катке, оказалось два диска: один с танго, а когда я его достал, под ним оказался ещё один, с "Травиатой". Он попросил: "Послушайте, я там кое-что смонтировал". То есть идея ему понравилась, но он не хотел, чтобы я выбирал конкретные отрывки. Я был так рад тогда. И, конечно, очень жаль, что у него не получилось прокатать её так, как хотелось бы, в Ванкувере. user posted image Там было видно, что у него в голове только прыжки. А я не успел сказать ему: "Катайся от сердца". Когда он вернулся со льда, то сказал: "Это был не я. Это не я сейчас катался". Конечно, я с ним согласился. Особенно когда публика не захвачена выступлением, понимаешь, что всё пошло совсем не так. Я думал, после чемпионата Европы исполнение будет ещё лучше, он много раз безошибочно прокатывал эту программу на тренировках.

— У него ведь на Олимпиаде был лучший личный результат. Вы не знали? И в короткой программе, и в произвольной, и по сумме – все три получены на одном турнире.
— Да? Но вы же понимаете, personal best ничего не значит. Каждая бригада судит по-разному. Я до сих пор считаю, что прокат в Таллине, даже с ошибками, был совсем другой, гораздо лучше.

— Мне показалось, что в тот день в Ванкувере Стефан был очень решительно настроен, он боролся за каждый прыжок.
— Знаете, это, возможно, старомодные взгляды, но на тренировках фигуристы больше всего времени тратят именно на прыжки, потому что это результат. Это просто как дважды два: получился прыжок или нет. Думаю, нам в наше время повезло: мы могли делать на соревнованиях только те прыжки, которые у нас действительно были хорошо выучены. Тренеры могли посоветовать убрать из программы всё, в чём мы не были уверены, поэтому и настрой у нас был другой. А если приходится заполнять программу прыжками, в которых уверен только наполовину, то это требует очень много сил, как физических, так и моральных. К сожалению, сейчас происходит именно так. Это начинается с раннего возраста, когда дети разучивают двойные прыжки, они приходят домой и говорят: у меня получился двойной! Они даже не хвалятся, что сделали очень хорошее вращение или что катались особенно элегантно.
Единственное, что хорошо в новой системе, это то, что оцениваются все исполненные элементы: и вращения, и шаги. Вот только предписаний слишком много, и произвольная программа уже больше не произвольная. Учитывается каждая мелочь. Иногда спортсмен делает красивое вращение, которым хочется просто любоваться, а потом спрашивает: достаточно ли оборотов? user posted image

На турнире "Небельхорн Трофи" Питер Грюттер был со своим учеником Лораном Альваресом, который занял итоговое 12-е место. Поболеть за Альвареса буквально на несколько часов приехала и его хореограф Саломе Брюннер .

— Произвольная была готова ещё летом, – рассказала Саломе, – но судьи её не приняли. Лоран выбрал другую музыку, и мы переработали программу, он катает её всего две недели.

— Как я понимаю, вы ставили для него и короткую программу тоже. А какие ещё ваши новые постановки мы увидим в этом сезоне?
— Мы сделали новые программы с Сарой Майер: короткую, произвольную и показательный номер. К сожалению, она себя не очень хорошо чувствует, остаётся только надеяться… user posted image И мы поставили новый показательный для Стефана Ламбьеля.

— Тот джазовый, на песню Рэя Чарльза Let the Good Times Roll?
— И ещё новый. Совсем новый, мы только сегодня утром закончили, так что мне сегодня пришлось поспешить, чтобы успеть сюда.

— В документальном фильме о постановке номера Let the Good Times Roll, который прошёл весной по швейцарскому телевидению, на меня большое впечатление произвели кадры, где вы показаны в балетном классе у станка.
— Да, я чувствую, что больше новых идей приходит тогда, когда я сама больше двигаюсь. Поэтому когда появляются возможности, стараюсь не упускать их. Не знаю, как долго ещё смогу… Иногда мы ходим в танцкласс вместе с Сарой, иногда со Стефаном. С Сарой больше занимаемся джазом, а Стефану больше нравится классический танец.

Стефан Ламбьель выступит в Москве уже 18 октября на церемонии "Хрустальный лёд", а в конце ноября – начале декабря примет участие в шоу "Короли льда", которое пройдёт от Череповца до Новосибирска. Кто знает, возможно, российские зрители увидят уже и тот самый новый номер, поставленный Саломе Брюннер. give_rose.gif

источник
Asha
Дарья, какое огромное! user posted image
Хочу скорее новые программы Сары и Стефа user posted image
Emik
Цитата
У него ведь на Олимпиаде был лучший личный результат. Вы не знали? И в короткой программе, и в произвольной, и по сумме – все три получены на одном турнире.


Ой, я даже не заметил)) Интересно...
Дарья
Цитата (Emik @ Сегодня, 19:51)
Ой, я даже не заметил)) Интересно...
я заметила, когда шапку в его теме обновляла user posted image и тоже удивилась
Яzz
http://www.sport-express.ru/newspaper/2010.../8_1/?view=page Интервью Стефа. Девочки, запостите его сюда, я не успеваю. user posted image user posted image
Дарья
Стефан ЛАМБЬЕЛЬ: "Искусство невозможно выразить цифрами"

В минувший понедельник двукратный чемпион мира по фигурному катанию и вице-чемпион Олимпийских игр в Турине Стефан Ламбьель стал специальным гостем церемонии "Хрустальный лед" и дал интервью корреспонденту "СЭ".

"Не волнуйтесь, Стефан будет вовремя. В том, что касается назначенных встреч или запланированных мероприятий, он абсолютно надежен и пунктуален - вы и сами знаете это не хуже меня. - Слова были произнесены моим давним знакомым Ари Закаряном сразу вслед за приветствием, после чего известный менеджер с легкой завистью в голосе добавил: - О таком клиенте человек моей профессии может только мечтать".

Приезд Ламбьеля в российскую столицу был организован компанией Ильи Авербуха "Ледовая симфония", причем трехдневный график пребывания известного фигуриста в Москве пришлось расписать едва ли не по минутам. Постоянный агент Ламбьеля Оливер Хенер остался в Швейцарии, так что его обязанности (и уже не в первый раз) взял на себя Закарян. Правда, в отношении интервью он их тут же с себя и сложил, сказав: "Вы же хорошо знакомы. Так что не буду мешать".

В ожидании фигуриста, оставившего любительский лед сразу после Олимпийских игр в Ванкувере, я думала почему-то о том, что на момент Игр в Сочи Ламбьелю будет всего 28 лет. И что он вполне мог бы выступить на уже четвертой для себя Олимпиаде. Если бы захотел. Зачем? В конце концов, в сознании огромного количества людей до сих пор не укладывается мысль о том, что фигурное катание может существовать без Ламбьеля. Вернулся же он в 2009-м, уйдя из спорта, казалось бы, навсегда?

Мысли были прерваны появлением закутанного в теплый шарф и готового к запланированной прогулке швейцарца:

- Привет! Я уже понял, что мне очень повезло с погодой. И в кои-то веки я наконец посмотрю Москву. baby.gif

- Как вы относитесь к поездкам такого характера, как нынешняя? Это для вас работа или удовольствие?
- Мне нравится путешествовать. Поездки на соревнования или длительные гастрольные шоу - это совсем другое. График бывает настолько плотным, что не оставляет никакой возможности что-то увидеть. Если получается, я люблю просто гулять по улицам и рассматривать дома. Смотреть, как менялась архитектура, как новые здания сочетаются со старыми. Москва в этом плане интересный город. Очень нежные, пастельные цвета старинных зданий и резкая, я бы сказал, агрессивная архитектура "высоток". Я обратил на это внимание еще тогда, когда приезжал в ваш город на этапы "Гран-при".

- Сразу после Олимпийских игр в Ванкувере вы приняли решение оставить спорт. А помните, о чем думали после того, как завершились соревнования?
- Это были ужасные мысли на самом деле. И ужасное состояние. Я понимал, что цель, к которой я стремился несколько лет, вдруг как-то неожиданно осталась в прошлом. Я не добился, чего хотел, но и возможность добиться тоже осталась где-то позади. Было совершенно непонятно, что делать дальше. Куда идти, чем заниматься. Абсолютное эмоциональное опустошение. С одной стороны, я вроде бы и мечтал о том, как начну после Игр выступать в шоу, что этих шоу будет много, но в тот момент не мог понять, хочу ли этого. И чего вообще хочу. Видите, даже сейчас не могу толком сформулировать ответ.

- Тем не менее вы действительно начали выступать в шоу сразу после Игр, и этих шоу у вас очень много.
- Да. Я постоянно в разъездах и с большим удивлением понял, кстати, что мне надо учиться жить без соревнований. Пока это непривычно. Но со знаком "плюс", я бы сказал.

- Что вы имеете в виду?
- У меня ведь было много болельщиков пока я выступал. Вполне допускаю даже, что одной из причин моей внутренней послеолимпийской депрессии была боязнь этих болельщиков потерять. В том смысле, что уйду, а все они останутся в прежней, спортивной жизни. И я был потрясен до глубины души и очень удивлен на самом деле (говорю вам сейчас абсолютно честно), когда понял, что болельщики продолжают поддерживать меня не менее горячо, несмотря на то что я перестал быть спортсменом.

- Вы хоть немного скучаете по соревнованиям?
- На самом деле нет. У меня достаточно титулов, мне нравится то, чем я занимаюсь, и я хотел бы развивать свое катание дальше именно в артистическом направлении. Одновременно с этим мне страшно нравится смотреть, как выступают другие. Я с большим нетерпением ждал начала сезона, сейчас стараюсь не пропустить ни одного интересующего меня турнира, рассматриваю программы, рассматриваю оценки - ведь по большому счету все то время, что я тренировался и выступал, мне никогда не доводилось толком этого видеть. Точнее, я наблюдал за фигурным катанием как бы изнутри. И только сейчас понял, что смотреть на него снаружи гораздо более любопытно.

- Зачем же тогда вы возвращались в спорт перед Играми в Ванкувере? Титулы, о которых вы упомянули, к тому времени уже были завоеваны, да и коммерческих предложений, полагаю, хватало.
- Хм... Хороший вопрос. После того, как я стал вторым в Турине, я отчаянно стал мечтать о Ванкувере. Мечтал, по-моему, с того самого момента, как поднялся на пьедестал. На какой-то период все остальное вообще ушло на второй план. Я просыпался с мыслью, что готовлюсь к Ванкуверу, думал об этом на тренировках, считал оставшиеся дни и, когда случилась травма, был на грани помешательства. Потому что это в значительной степени обрывало смысл моего существования. Какое-то время ушло на то, чтобы понять, что жизнь все равно продолжается, параллельно я лечился, и, как только понял, что состояние позволяет возобновить серьезные тренировки, мечта о Ванкувере тут же вернулась. Это тоже трудно сформулировать. Вы вот спросили: "Зачем?" А я не могу объяснить зачем. Но знаю, что мечтал именно об этом.

- Возможно, потому, что Олимпийские игры - особенные соревнования?
- Это, безусловно, так. В 2002-м, когда я летел в Солт-Лейк-Сити, мне было 16 лет, я никогда ранее не бывал в США, поэтому воспринимал все происходящее как один большой Диснейленд. Каждый шаг приносил какие-то новые знания, новые, исключительно положительные эмоции, при этом мне постоянно казалось, что все это происходит не со мной, а как бы на расстоянии. Как в кино.

В Турине все было совершенно иначе. Игры стали колоссальным стрессом. Возможно, вся разница заключалась лишь в том, что в Солт-Лейк-Сити я приехал маленьким новичком, а в Турине реально понимал, что способен бороться за медаль. Напряжение было колоссальным и не оставляло ни на секунду независимо от того, тренировался я, отдыхал или гулял по городу. Хотя я там вообще не гулял, кажется. Очень хорошо помню, как соревнования закончились и я подумал, что вот эти пережитые дни и серебряная медаль, выигранная при столь сумасшедшей конкуренции, - это реально самые лучшие и самые счастливые дни моей жизни. Что я, возможно, вообще самый счастливый человек на земном шаре. Я понимал это мозгами, но не чувствовал ничего даже близко похожего на счастье - настолько тяжело было отойти от стресса. Про Ванкувер уже рассказал. Не уверен, что когда-либо захочу пережить все это еще раз.

- Сейчас, став артистом, вы поддерживаете отношения со своим прежним тренером Питером Грюттером?
- Конечно. И с ним, и с Саломе (Саломе Брюннер - постоянный хореограф Ламбьеля. - Прим. Е.В.). Вы наверняка поймете меня, как спортсменка: в жизни каждого из нас может быть много тренеров, но среди них всегда есть такие люди, роль которых в твоей жизни так же велика, как и роль родителей, если не больше. И не только потому, что ты проводишь с ними больше времени, нежели дома. Для меня такими людьми всегда будут Питер и Саломе.

Я на самом деле даже рад тому, что мы расставались на какое-то время. Иногда только расставшись, ты начинаешь по-настоящему понимать, как много значит для тебя тот или иной человек. Именно так получилось у нас с Питером и Саломе. Мы потом даже обсуждали это. И пришли к выводу, что так бывает и в семье: пока не уедешь из дома надолго, даже не подозреваешь, как много значит это слово - дом.

- Вы хотели бы стать для кого-нибудь именно таким тренером?
- Точно знаю, что на данный момент я к этому не готов. Во-первых, мне очень нравится то, чем я занимаюсь. Я хотел бы кататься так долго, как смогу. А тренерская работа в моем понимании - это готовность посвятить 100 процентов своего времени и сил другому человеку. По крайней мере я всегда чувствовал, что Грюттер относится к тренерской профессии именно так. Когда он неудачно упал и сломал шейку бедра, то притащился на каток едва ли не сразу после операции. Я тогда чуть не плакал, глядя, как он передвигается на двух костылях, как краб. А через пару-тройку месяцев Питер уже вовсю работал на коньках.

- Вы тем не менее начали довольно активно сотрудничать с фигуристами как хореограф. Интересно ставить программы в довольно жестких рамках любительских правил?
- Самое сложное заключается не в этом. А в том, что эти правила меняются каждый год. Ну и… да, меня раздражает стремление перевести в баллы то, что сам я привык считать искусством. Искусство невозможно выразить цифрами.

- Почему же? Вполне. Если стремиться к тому, чтобы стать чемпионом мира или олимпийским чемпионом, придется играть именно по таким правилам. Хотите вы того или нет.
- Не хочу, однозначно. Хотя вполне допускаю, что новая система задумывалась как благо. Как что-то такое, что позволило бы гораздо точнее подсчитать какие-то конкретные вещи. Просто пока это не очень работает, как мне кажется. Нет необходимости называть имена, но вы и сами знаете, что для одних спортсменов нет никакой проблемы в том, чтобы прыгать, зато в проблему превращается все остальное. Постоянные попытки поднять технические требования еще выше приводят к тому, что от артистического исполнения остаются рожки да ножки. Если кому-то удается при этом сохранить цельность образа, хореографию, экспрессию, то человек получает все те же усредненные баллы, как и все остальные. И очень редко удается понять, по каким принципам эти оценки выводились. А знаете почему? Потому что это вообще невозможно объяснить. Именно это я и имел в виду, когда говорил об искусстве и цифрах.

Работаю я тем не менее с удовольствием. Саломе научила меня внутренней хореографической свободе. И умению слышать музыку. А это всегда дает большой простор для творчества.

- Правильно ли я понимаю, что при таком подходе к фигурному катанию наличие в программе сложных прыжков должно было сильно вас раздражать?
- Отнюдь. Пока я выступал, прыжки были для меня неким внутренним вызовом. Например, мне не очень удавались каскады с тройным риттбергером, и одно время я старался прыгать именно их. Мне всегда нравилось копаться в тонкостях техники, понимать, как "устроен" прыжок.

- О чем вы обычно думаете на льду?
- Ни о чем. Вообще. Когда выхожу на лед, в голове проносится тысяча мыслей. И чисто технических, и таких, которые вообще не имеют отношения к фигурному катанию. Но как только начинается музыка, из головы улетучивается абсолютно все. И до тех пор, пока выступление не закончено, я совершенно не слышу, что происходит вокруг. Странное ощущение на самом деле - как медитация. Никакое другое занятие не способно до такой степени выгнать из моей головы все мысли.

- Но ведь фигуристу приходится держать под контролем множество вещей: заходы на элементы, приземления, положение тела на льду, в воздухе…
- Зачем? Все это отрабатывается на тренировках сотнями повторений. До полного автоматизма. Если я вдруг ловлю себя на том, что во время проката программы думаю о том или ином элементе, это сигнал о том, что элемент недоработан.

- В эпоху интернета быть публичным человеком не всегда приятно. Вам приходилось когда-либо читать о себе гадости?
- Для того чтобы понять, что у меня есть недостатки, что мне свойственно ошибаться, проигрывать, или совершать не самые правильные поступки, нет никакой нужды лазить в интернет. Наверняка я кого-то раздражаю - это нормально. Но на такие вещи мне наплевать, если честно. Я очень внимательно отношусь к критике, когда она аргументированна. В этом случае совершенно не важно, исходит она от близкого мне человека или от совершенно незнакомого. И в том, и в другом случае стараюсь прислушаться и сделать выводы. Если же человек просто преследует цель вылить на меня собственный негатив, это ничуть не задевает.

- У вас хорошая нервная система.
- Видимо, да. На самом деле я вообще не испытываю потребности читать то, что обо мне пишут. Зачем? Мне расскажут что-то такое, чего я о себе не знаю? Такое, естественно, тоже случается, но не реагировать же на это всерьез?

- У вас какое образование, кстати?
- Никакого. Если у меня появится чуть больше свободного времени, я с удовольствием пошел бы учиться в университет. Изучать искусство, например. Или иностранные языки. Или спорт. То есть потребность учиться есть. Но сейчас у меня реально нет на это времени. Пойти в университет и делать вид, что учусь, мне неинтересно. С детства привык: если начинаю чем-то заниматься, то делаю это на сто процентов.

- Этому тоже научил тренер?
- Нет, мама. Она всегда была очень строга с нами. Наверное, это необходимо, когда в семье трое детей. Иногда это обижало, но когда я вырос, то понял, что мама на самом деле очень много в нас вложила и многому научила. Самостоятельности, ответственности, умению добиваться задуманного.

- Что вы предпочитаете делать, если выдается свободный день?
- Вспомнить бы еще, когда это случалось в последний раз. Хотя этим летом я довольно долго был дома - целых пять дней. Но такое редкость. В выходной люблю валяться в кровати, люблю готовить. Обожаю читать кулинарные книги. С некоторых пор мне нравится тайская кухня. Супы, цыплята по-тайски, мясо... И ужасно люблю печь кексы. Это от бабушки, наверное. Она живет неподалеку от Лиссабона и совершенно классно готовит. К моему приезду всегда печет португальские кексы. И непременно привозит их к нам в Швейцарию, когда приезжает на Рождество. Еще люблю фондю, хотя вкус сыра в его обычном виде не переношу с детства.

- А любимое блюдо?
- Со мной в этом отношении легко: кроме сыра я с удовольствием ем абсолютно все.

- Ваша безумная популярность не создает проблем в повседневной жизни?
- Ну, такое происходит время от времени, но это нормально. Попробую объяснить: по моему глубокому убеждению, мне очень повезло в том, что я имею возможность жить такой жизнью, как живу. За это надо чем-то платить. Я плачу тем, что разделяю часть своей жизни с окружающими меня людьми. Не потому, что меня кто-то заставляет это делать, а потому что сам чувствую такую потребность. Я никогда в жизни не отказывал людям в общении под какими-то надуманными предлогами. Если вдруг почувствую, что готов сделать это, то, наверное, первым скажу себе: "Стоп, парень! Если тебя начинает утомлять внимание людей, которые тебя любят, займись чем-нибудь другим".
источник

виленброк
спасибо Дашка
Цитата (Дарья @ Вчера, 05:55)
Работаю я тем не менее с удовольствием. Саломе научила меня внутренней хореографической свободе. И умению слышать музыку. А это всегда дает большой простор для творчества.

прекрасно)) user posted image
Цитата (Дарья @ Вчера, 05:55)
С детства привык: если начинаю чем-то заниматься, то делаю это на сто процентов.

эт правильно))) user posted image
Цитата (Дарья @ Вчера, 05:55)
В выходной люблю валяться в кровати, люблю готовить. Обожаю читать кулинарные книги. С некоторых пор мне нравится тайская кухня. Супы, цыплята по-тайски, мясо... И ужасно люблю печь кексы.

вкусненько user posted image
Цитата (Дарья @ Вчера, 05:55)
Со мной в этом отношении легко: кроме сыра я с удовольствием ем абсолютно все.

какой неприхотливый)))


каждый раз открываю для себя что то новенькое))).эээээээхх user posted image счастлива user posted image
Victoria
Получила массу приятных эмоций от интервью Стефанчика user posted image Он так здраво рассуждает, не мужчина, а мечтаuser posted image user posted image user posted image
кстати, странно, что он не любит сыр - в Швейцарии он особенно хорош.
Дарья
Евгений Рукавицын: "В спорте надо вкалывать"

Фигурное катание зрители ценят за зрелищность и красоту. Но лишь сами фигуристы знают цену видимому изяществу — это годы упорных ежедневных тренировок. О специфике тренерской работы и принципах воспитания будущих чемпионов «Профессии» рассказал Евгений Рукавицын, тренер по фигурному катанию СДЮШОР Приморского района.

- Евгений, с чего началась ваша тренерская работа?
- В середине 90-х годов я закончил выступать в возрасте 19 лет. Тогда была очень жесткая конкуренция в мужском одиночном катании. На последнем своем чемпионате России я выступил довольно успешно, но занял лишь девятое место. И понял, что бороться за призовые места для меня невозможно. На взгляд многих специалистов, у меня было хорошее спортивное будущее. Но, видимо, я недостаточно верил в себя.
В то время многие мои сверстники уезжали за границу выступать в ледовых шоу. А я начал тренировать юных спортсменов, параллельно закончив Академию имени Лесгафта. Моему становлению как тренера очень помогла Татьяна Анатольевна Меньшикова, директор нашей школы. Всеми силами она старалась удержать молодых спортсменов, создать для них все условия, чтобы они не уезжали.

- У вас был реальный шанс уехать за рубеж и зарабатывать там приличные деньги. Почему им не воспользовались?
- Конечно, работать тренером в 90-х было сложно — зарплата тогда составляла около 100 долларов. В ледовых шоу за границей можно было зарабатывать в несколько раз больше. Я не уехал лишь потому, что не видел свою судьбу, связанной с шоу. Во-первых, это не спорт, во-вторых, с возрастом здесь быстро выходят в тираж. А так я, по сути, остался в большом спорте. И моя жизнь практически не изменилась.

- Все-таки на 100 долларов очень сложно прожить. Приходилось как-то подрабатывать?
- Безусловно. В то время я был еще молодым спортсменом в хорошей форме и регулярно выезжал с показательными выступлениями за границу, проводил там мастер-классы для зарубежных спортсменов. Плюс тренировали по договору иностранцев в нашей школе. Руководство школы относилось к нашим частым командировкам с пониманием.

- По каким критериям вы производите отбор в свою группу?
- Мы набираем детей с хорошими данными и перспективами для большого спорта. Отбор производится из школы начальной подготовки. Когда способные ученики попадают в СДЮШОР, они занимаются совершенно бесплатно.

- Спортсмен — это не только хорошие физические данные, но и воля к победе. У вас есть какой-то рецепт мотивации для своих учеников?
- У нас очень сильны традиции высших спортивных достижений. Несмотря на то, что наша Академия построена всего 4 года назад, традиции наставников мировых чемпионов живы до сих пор. И эту преемственность ребята впитывают сразу. Они понимают, что сюда приходят, в первую очередь, работать, а не валять дурака. Перед глазами ребят есть живые примеры — того же Евгения Плющенко. Поэтому конкуренция появляется сама по себе. Ученики в моей группе, в группах моих коллег соревнуются между собой, бьются за внимание тренеров, постоянно стремятся превзойти свои результаты. Наиболее сильные ребята попадают в группы юниоров, выступают на всероссийских чемпионатах, катаются рядом со взрослыми спортсменами. И это само по себе считается очень почетным.

- Насколько часто к вам попадают дети, не годящиеся для большого спорта, которых в спортшколу затащили амбициозные родители?
- Бывает, но очень редко, что к нам попадают случайно. Здесь действительно зачастую вступают в конфликт амбиции родителей и отсутствие каких-то данных у ребенка. Но такие случайные дети у нас надолго не задерживаются. Впрочем, все глубоко индивидуально. Если ребенку не хватает каких-то данных, но у него хорошая работоспособность — у него есть шанс пробиться в большой спорт. Если же данные замечательные, но если нет бойцовских качеств или обычной работоспособности — скорее всего, рано или поздно ему придется уйти. В профессиональном спорте надо постоянно вкалывать, поднимая планку все выше и выше.

- Какие меры, по-вашему, можно предпринять, чтобы наши тренеры и спортсмены меньше уезжали за границу?
- Сегодня так остро этот вопрос не стоит. Сложная ситуация с тренерами и спортсменами была в девяностых. Сегодня же заметно, что государство уделяет внимание профессиональному спорту, более-менее подпитывает его финансово. Не могу сказать, что сегодня у российских тренеров классные зарплаты. Всегда хочется зарабатывать больше, чем есть. Но, по крайней мере, сейчас видно, что о нас заботятся.

- Сегодня дети могут часами просиживать у компьютеров. Что можно сделать, чтобы повернуть их к спорту?
- Все идет из семьи. Если в семье здоровый образ жизни, и ребенку с ранних лет прививается мысль, что надо быть спортивным — думаю, что он будет гармоничным человеком. Я не вижу ничего плохого в том, что ребенок увлекается интернетом или компьютерными играми. Главное — чтобы все было в меру. А следить за этим — дело прежде всего родителей.

Артем ПИРОГОВСКИЙ
источник


Дарина
Пусть будет тут user posted image
Татьяна Тарасова: Юко Кавагути и Александр Смирнов превзошли себя прошлогодних
http://allsportinfo.ru/index.php?id=47003
Тоня
Татьяна Волосожар и Максим Траньков: пять лет навстречу друг другу

СОБЕСЕДНИКИ Елены ВАЙЦЕХОВСКОЙ

Выиграв серебряные медали в парном катании уже после года совместных тренировок, Татьяна Волосожар и Максим Траньков стали героями московского чемпионата мира. И на интервью пришли с королевской точностью, минута в минуту.

В нашем распоряжении было всего полчаса, поэтому от первоначальной идеи - поговорить с каждым из партнеров по отдельности - пришлось отказаться.

ОБ УПУЩЕННОМ ШАНСЕ

- Татьяна, вас часто заочно сравнивают с двукратной чемпионкой мира Аленой Савченко. Вы обе с Украины, обе катались со Станиславом Морозовым, обе тренировались сначала у Галины Кухар, а затем - у Инго Штойера. Сейчас обе выступаете не за свою родную страну. А могли бы вспомнить, как в свое время отнеслись к тому, что Савченко уехала в Германию?

- Не вспомню. В то время я каталась в Днепропетровске с Петей Харченко, и мы, честно говоря, думали лишь о том, как найти возможность переехать в Киев. Там были хоть какие-то условия для тренировок. В целом же на Украине было настолько тяжело, что все радовались, что Алена уехала и у нее хорошие результаты.

- Максим, это правда, что шанс начать выступать вместе с Таней у вас был еще пять лет назад, в 2006-м?

- Людмила и Николай Великовы, у которых я тогда катался с Марией Мухортовой, очень хотели, чтобы моей партнершей стала Волосожар. Но получилось так, что после чемпионата мира в Калгари мы с Машей ушли от Великовых к Тамаре Москвиной. А вскоре наша пара временно распалась. Москвина попросила меня подумать, с кем я хотел бы продолжать кататься, и сказала, чтобы я подошел к ней чуть позже - обсудить эту тему. Мы встретились, разговаривали, помню, в машине Тамары Николаевны, и я сказал, что хотел бы кататься с Волосожар. Но тогда почему-то все считали, что Таня никогда не пойдет на то, чтобы расстаться со Стасом Морозовым, поскольку их связывают личные отношения.

Позже выяснилось, что с самой Татьяной на эту тему никто тогда так и не поговорил. А в прошлом году, когда мы уже начали тренироваться вместе, я напрямую спросил Морозова, как бы он отреагировал на подобный поворот событий пять лет назад. Стас ответил, что, если бы видел партнера, с которым Таня может добиться более высокого результата, чем с ним, отпустил бы ее.

- Таня, если бы вам в 2006-м сделали такое предложение, согласились бы?

- Как минимум подумала бы на эту тему. Другой вопрос, что у России в то время было достаточно много своих сильных пар. Маша Петрова с Алексеем Тихоновым, Юля Обертас с Сергеем Славновым...

О ЛЕНИ И СТРАТЕГИИ

- Почему вы с бывшей партнершей приняли решение уйти к Москвиной, Максим?

- Это была инициатива Тамары Николаевны. Она подошла к нам на чемпионате мира в Калгари и предложила тренироваться в ее группе. Москвина - очень хороший стратег. Ее задача, конечно же, всегда заключалась в том, чтобы ее спортсмены были на высоте.

- Почему же тогда ваше сотрудничество оказалось столь непродолжительным?

- Москвина нас выгнала. Через несколько дней после того, как к ней пришли Юко и Саша.

- Выгнала по делу?

- Естественно. Честно говоря, если бы на месте тренера был я, то выгнал бы нас еще раньше. И вряд ли вообще стал с такими спортсменами связываться.

- Такими, как вы, или такими, как ваша бывшая партнерша?

- Мы в равной степени были подвержены скандалам. Но я не хотел кататься с Мухортовой не по этой причине. Проблема заключалась в не самой большой готовности Маши работать. Я не осуждаю ее за это. Это просто черта характера.

- А сами вы не ленивы?

- Сказал бы иначе: я знаю, что такое "надо". Мне не лень, например, встать и закрыть форточку, если оттуда дует. Хотя множество людей будут кутаться в одеяло, но не станут это делать. Я - не пахарь, не фанатик в работе, не стану по собственной инициативе тренироваться весь день напролет, но если, например, кто-то из тренеров или Таня говорят, что тот или иной элемент нужно повторить, я пойду и сделаю его без разговоров столько раз, сколько нужно.

О ЛОШАДЯХ И РОДИТЕЛЯХ

- Вас жестко воспитывали в детстве?

- Да. Этим занимался в основном папа. Правда с 15 лет я стал жить самостоятельно - уехал в Питер.

В Перми папа постоянно ходил со мной на все тренировки и если видел, что что-то не так, устраивал по дороге домой разбор полетов. Я ненавидел возвращаться с ним с катка. Особенно раздражало, когда отец начинал учить меня фигурному катанию на примерах из конного спорта, которым много лет занимался сам.

- На лошади вы сидите хорошо?

- Да, с самого детства.

- Удивительно, что надежды вашего отца оказались в большей степени связаны с вами, а не с вашим старшим братом. Или Леонид вообще не занимался спортом?

- Он занимался лыжными гонками. Но недолго. Отец связывал его будущее с конным спортом, тем более что брат, как говорится, вырос на конюшне. Но его никогда по-настоящему не тянуло в спорт. Гораздо больше интересовала рок-музыка и прочие неформальные направления.

- Ваши родные приезжали в Москву на чемпионат мира?

Татьяна: - Мама и сестра. Мама, кстати, приезжала в Москву и в 2005-м, когда мы со Стасом выступали за Украину в своем первом мировом первенстве. А сестра только сейчас впервые увидела живьем, как я катаюсь.

Максим: - А я своим запретил приезжать. Не люблю, когда они на трибуне. Ни разу не случалось чтобы в их присутствии я откатался хорошо. Помню, родители приезжали на чемпионат России в Казань, где мы с Мухортовой выиграли у Кавагути и Смирнова короткую программу. А в произвольной программе я не прыгнул ни одного прыжка.

О ВЫЖИВАНИИ И ПАРТНЕРШАХ

- У Евгения Плющенко одной из больных тем до сих пор остается нищее и голодное начало питерской жизни. А каким оно было у вас, Максим?

- Что такое школа выживания в Питере, лучше других, думаю, можем рассказать как раз мы с Сашей Смирновым. Что такое жить бомжами, как жили мы. Каково ночевать на трибунах стадиона или в тренерской на катке. Родителям, естественно, говорили, что живем в общежитии и что у нас все нормально, но, думаю, если бы мама знала, как обстоит дело в реальности, она немедленно приехала бы и забрала меня домой.

- Зачем же тогда уезжали?

- Хотел свободы. Первые три года толком не тренировался. В Питере у меня была знакомая, которая периодически меня подкармливала, а при необходимости я мог у нее переночевать. К Смирнову время от времени приезжали родители, благо Тверь от Питера не очень далеко, и привозили банки каких-то домашних солений и маринадов. На катке мы были знакомы со всеми барменшами и официантками, и они частенько разрешали нам забирать с кухни остатки еды.

Во время ночных массовых катаний мы с Сашей за какие-то копейки подрабатывали в гардеробе, а еще нам оставляли в баре пустые бутылки. За неделю этих бутылок набирался целый хоккейный баул, в воскресенье мы шли их сдавать и покупали себе лапшу "Доширак". На этом "Дошираке" жили два года.

- А когда началось серьезное фигурное катание?

- В 18 лет, когда я расстался со своей партнершей Ириной Улановой. Она тогда слишком сильно выросла, и стало ясно, что прыгать уже не сможет. Бывший ученик моих пермских тренеров Рашид Кадыркаев предложил мне поехать в Америку - сказал, что там есть свободная девочка, готовая встать со мной в пару. Я согласился, поскольку отъезд решал сразу очень много проблем, главная из которых заключалась в том, что нужно было идти в армию. Родители тоже были только "за": говорили, что в Америке у меня будет больше перспектив чего-то в жизни добиться, даже если я перестану заниматься фигурным катанием.

Соответственно я пошел в американское консульство за визой, но получил отказ. Обращаться повторно можно было только через шесть месяцев, и когда я вышел из консульства на улицу, то вдруг понял, что страшно этому отказу рад. Потому что в глубине души не хотел никуда из Питера уезжать.

Кататься я стал с Натальей Шестаковой у Николая Великова, хотя мой пермский тренер Валерий Тюков был против этого - у него с Великовым были какие-то давние счеты. Великовы мне сказали тогда, что если бы я пришел к ним на два месяца раньше, то встал бы в пару с Юлей Обертас. А через год меня поставили в пару с Мухортовой.

О ДЕНЬГАХ И ГЕРМАНИИ

- Таня, вам, вероятно, тоже пришлось не легче в начале карьеры?

- Детство было достаточно простым. На тренировки меня водила мама, папа постоянно пропадал на работе, поскольку он - военный человек. Я же росла домашним ребенком. Когда выпала возможность перебраться из Днепропетровска в Киев, мама поехала со мной. Естественно, мы жили небогато, но так на Украине жили тогда все.

- То есть фигурное катание для вас было еще и занятием, способным когда-нибудь в будущем принести материальный достаток?

- Нет, мне просто хотелось кататься. И выигрывать. Что касается денег, они никогда не ставились в нашей семье во главу угла. Родители достаточно рано мне объяснили, что в жизни существуют гораздо более важные вещи.

- Незадолго до чемпионата мира я прочитала интервью вашего прежнего тренера Галины Кухар, и у меня сложилось впечатление, что она всегда старалась отправить своих учеников туда, где им лучше, и потому стала инициатором отъезда в Германию сначала Алены Савченко, затем и вас со Станиславом.

- С Германией у нас получилось несколько сложнее, чем у Алены. Мы уже договорились с Инго Штойером, что приедем к нему, но отъезд затянулся, потому как мы не понимали, на что будем там жить. Кончилось дело тем, что украинская федерация фигурного катания согласилась оплачивать нам со Стасом жилье и платить стипендии, из которых мы выкраивали средства на существование. Тренировались мы в Германии два года. Кататься со столь сильной парой, которой к тому времени стали Савченко и Робин Шелковы, для нас было громадным плюсом. Я прекрасно понимала, что украинской паре Штойер никогда не будет уделять столько внимания, сколько уделяет немецкой. Тем не менее первый раз мы стали призерами этапа "Гран-при" именно с этим тренером.

- Вас задевает, когда окружающие сравнивают вас с Савченко?

- Поначалу действительно раздражало, потом я научилась относиться к этому спокойно.

Максим: - Началось все с того, что в одном из шоу Art on Ice Алена с Таней и партнерами вышли на лед в совместном номере в одинаковых платьях, с одинаковыми прическами. Эти фотографии обошли весь интернет и, собственно, дали толчок всем этим разговорам о невероятной похожести. Хотя на самом деле Таня и Алена совсем разные.

О ПРОГРАММАХ И ССОРАХ


- Насколько внимательно вы сейчас следите за тем, что делают на льду другие пары?

Максим: - Стараемся смотреть как можно больше. И всегда обсуждаем увиденное.

- И кто из соперников, на ваш взгляд, представляет наибольшую потенциальную опасность?

Татьяна: - Мне нравится японская пара, очень сильно прибавили американцы.

Максим: - А я всегда люблю повторять: проиграть можно кому угодно. Стоит чуть расслабиться, корону с головы собьют тут же. Как это произошло в прошлом сезоне с Аленой и Робином, когда они проиграли нам с Мухортовой французский этап "Гран-при", а потом проиграли финал серии двум китайским парам. Не случись этого, думаю, Алену и Робина судили бы на Олимпийских играх в Ванкувере несколько иначе.

- Уже спрашивала вас во время соревнований, но повторю: насколько совпало то, о чем вы мечтали в начале сезона с его итогом?

Татьяна: - Никаких неожиданностей, я бы сказала, не было. Мы с тренерами (Ниной Мозер и Станиславом Морозовым. - Прим. Е.В.) заранее обговорили, какие именно элементы будем исполнять, оставалось только решить, в каком порядке ставить их в программу. И спокойно тренироваться.

Максим: - Еще мы изначально настраивали себя на то, что у нас в запасе есть четыре года. Поэтому я сразу сказал, что не нужно гнать лошадей и пытаться во чтобы то ни стало прыгнуть выше головы. Мы специально не делали слишком сложную программу. Не прыгали каскад "3+3", хотя делаем его в тренировках. Не стали ставить тройную подкрутку во вторую половину программы, хотя тоже могли бы это сделать. Задача этого сезона заключалась в том, чтобы кататься максимально чисто, с упором на хореографию.

Естественно, на следующий сезон у нас есть новые задумки, но включать в программу более сложные элементы, чем делаем сейчас, будем лишь в том случае, если в тренировках они будут хорошо получаться как минимум восемь раз из десяти. Иначе игра не стоит свеч.

Еще мы хотим, чтобы наша с Таней пара не просто каталась и прыгала, но вызывала у зрителя сильные эмоции. Последний год я чаще, чем обычно, был наблюдателем и пришел к заключению, что таких пар не так много.

Именно по этой причине, кстати, мне сразу понравилась наша произвольная программа "Ромео и Джульетта". Классический балет, который предложил нам для постановки Николай Морозов, очень сложен с эмоциональной точки зрения. Но в плане профессионального роста это был идеальный выбор.

- За тот год, что вы тренируетесь вместе, между вами случались стычки?

Татьяна: - И не одна. Было и недопонимание, и плохое настроение. Но сильно сцепились лишь однажды. Полдня не разговаривали.

Наиболее тяжелыми в этом отношении были два периода - когда мы только начинали кататься и очень долго ничего не получалось, и сейчас, перед самым чемпионатом. Слишком много всего накопилось: и усталость от сезона, и необходимость так долго ждать этого старта. Отпустило только когда стали тренироваться на Ходынке. Новая обстановка, новый лед как-то отвлекли.

ОБ ИДЕАЛАХ И ГЕНИЯХ

- Программы будущего сезона вам тоже будет ставить Николай Морозов?

Максим: - Да. Коля, кстати, не только постановщик. Он, например, заново учил меня кататься "елочкой". А ведь это - самый первый шаг, с которого начинается обучение фигурному катанию.

- Что вы делали неправильно, с точки зрения Николая?

- Двигался в "русской" манере.

- То есть?

- Русская школа очень академична - тело постоянно находится в напряженном состоянии. Возможно, это более красиво в простых движениях, но когда катаешь сложную программу, начинаешь выглядеть неестественно и тяжело. И куда сильнее устаешь.

Это действительно так. Помню случаи, когда на поклоне мне стоило колоссальных усилий просто поднять руку. Не говоря уже о том, чтобы изображать какую-то радость. Морозов же учит кататься расслабленно, чтобы мышцы в процессе катания имели возможность отдыхать.

Честно говоря, мне довольно долго казалось, что в свое время Николай выбрался на первые роли только за счет работы с Алексеем Ягудиным. И не столько силен, как тренер, сколько распиарен. Сейчас же понимаю, что Коля - гений. Он постоянно находит, чем удивить. Не можешь бороться за медали на чемпионате мира, как Амодио, значит, пойди взорви зал неожиданной музыкой. Не ставят высоких оценок, как Фернандесу, считая его слабым фигуристом, - так иди и прыгни два разных четверных, чтобы все замолчали и задумались о том, каким образом "слабый" испанский мальчик делает то, чего не могут ни российские, ни японские, ни американские фигуристы.

Николай, кстати, никогда не цепляется за уже сделанную работу, если чувствует, что она получилась не так, как хотелось. Когда мы с Таней только начали с ним работать, толком не скатавшись и не очень вообще понимая, куда и как ехать, Морозов возился с нами в Новогорске по ночам. Показывал Тане ее партию, катаясь за партнера, потом показывал мне мою часть работы, потом ставил нас вместе, и мы ничего не могли повторить. Так продолжалось достаточно долго, а когда мы наконец все выполнили и даже заорали по этому поводу от восторга, Коля хмыкнул, сказал, что это никуда не годится и нужно переделать весь кусок заново.

При этом Николай никогда не злится и не выходит из себя. Хотя я на его месте давно убил бы ученика. Ну или по крайней мере наорал бы на него.

Татьяна: - Однажды я прочитала интервью Морозова, которое мне очень понравилось. Он там говорил о том, что в каждом ученике, кто бы к нему ни пришел, всегда находит что-то такое, чему учится сам.

- Таня, а каким должен быть в вашем представлении идеальный партнер?

- Таким, как Максим. Мне сложно это сформулировать, но сейчас я чувствую себя на льду абсолютно комфортно. Наверное, не случайно мы столько времени шли друг к другу.

Источник
Это архивная версия. Здесь расположена полная версия этой страницы.
Работает на IP.Board © 2020 IPS, Inc.