Помощь - Поиск - Пользователи - Календарь
Полная Версия: Пресса: интервью
Ледовые грезы > Фигурка и мир
Страницы: 1, 2, 3, 4, 5, 6, 7
Asha
В этой теме постим только большие интервью!!

И не забываем обсуждать pioneer.gif
КсюКо
ЮКО КАВАГУТИ побывала в гостях у редакции "Санкт-петербургские ведомости".

Через сто дней, во время зимней Олимпиады в Ванкувере главные надежды Петербурга на медали будут связаны с фигуристами. Ведущая российская спортивная пара Юко Кавагути и Александр Смирнов успешно начала сезон, заняв второе место на этапе «Гран-при» в Москве. Русско-японская спортсменка рассказала журналистам «Санкт-Петербургских ведомостей» о подготовке к Олимпиаде и о своей жизни
в России.


– Сейчас уже вся подготовка расписана, но о деталях не спрашивайте – все определяет Тамара Николаевна Москвина: мы просто делаем, что она скажет. В Ванкувере мы уже катались, воспоминания остались хорошие. Разве что с шопингом там не очень. А про лед ничего не могу сказать – арена ведь новая.

– О шансах на Олимпиаду говорить, наверное, не стоит – все спортсмены суеверны. Чувствуете, что авторитет вашей пары вырос за последние годы? Ведь не секрет, что в фигурном катании не все решает конкретный прокат, учитываются и предыдущие заслуги.
– Как раз авторитета, наверное, нам и не хватает. Китайцы Занг – Занг и двукратные чемпионы мира немцы Савченко – Шелковы котируются высоко. Что делать, будем брать хорошим катанием. Но это честно, это спорт. И потом это раньше авторитет был очень важен, а сейчас при новых правилах – даже не знаю. Для нас очень сложно приспособиться к новым правилам, слишком много требований.

– Японские одиночницы авторитет в мире уже заработали. Но вы выбрали иной путь. Как получилось, что перешли в парное катание?
– На нашем катке в Японии три года рядом со мной катался Алексей Тихонов. Мой японский тренер постоянно приглашал и других русских фигуристов – у нас получалось что-то вроде русской школы. И я все время думала: «Вот бы и мне с кем-то вместе кататься». Делать все эти поддержки, выбросы...

Но с японцем я не хотела кататься, наши парни очень маленького роста. А когда я смотрела Олимпийские игры в Нагано, увидела Лену Бережную и Антона Сихарулидзе. Я просто влюбилась в катание Лены. Я хотела кататься, как она, и решила взять уроки у ее тренера... Отправила факс Тамаре Москвиной, она ответила – и я приехала. Ни о каком парном катании я тогда не думала и совершенно ничего не знала о Тамаре Николаевне – просто хотела взять несколько уроков. Наверное, если бы у Бережной и Сихарулидзе тренер был африканец, я бы в Африку поехала.

– То есть в то время какого-то теплого чувства к России вы не испытывали?
– Нет, Россия все время меня привлекала. Мой папа немного учил русский язык, несколько раз был в России по делам. И все время привозил мне сувениры: то куколку, то еще что-нибудь.

– А вообще кто вас привел в фигурное катание?
– Мама. Она заставляла кататься, наверное, до 13 лет. Но тогда фигурное катание было просто одним из хобби – два урока в неделю, и все. Я еще занималась плаванием, балетом, ходила в класс пианино – все вместе.

– Сейчас наверняка не жалеете, что сделали выбор в пользу фигурного катания. С недавних пор вы стали обладательницей русского паспорта. Как отнеслись к этому на вашей родине?
– Те, кто не интересуется фигурным катанием, конечно, не очень одобрили этот шаг. А остальные спокойно отнеслись, понимая, что я это сделала ради Олимпиады. К сожалению, японцам нельзя иметь двойное гражданство... Возможно, по окончании карьеры я верну японский паспорт. Но, если честно, по ощущениям, сейчас уже не понимаю: кто я – русская или японка. Раз в год я приезжаю к родителям, и порой ощущение такое, как будто в гости приехала. Хотя в Японии за эти десять лет в отличие от России ничего не изменилось. По крайней мере рядом с моим домом.

– А в России вам комфортно жить?
– К России я уже привыкла. Есть знакомые, а теперь и квартира своя у меня здесь появилась. Поначалу, когда только приехала, я снимала комнату у знакомых Тамары Николаевны, но хотелось жить одной. Преподаватель в институте предложил снимать квартиру. Потом, по совету Тамары Николаевны, удалось ее выкупить. Очень вовремя, перед самым ростом цен, получилось. Соседи по подъезду у меня очень хорошие, и консьерж знает. Бывает, приедешь с соревнований с медалью, так в подъезде плакат висит: «Поздравляем!».

– С какими проблемами вы у нас сталкивались?
– Если начинать жаловаться, то я, наверное, вообще не смогла бы жить в России. Семь лет назад ощущала себя хуже, а сейчас уже все нормально. Первое мое впечатление о русских – скромные и закрытые. А потом, когда поближе познакомишься, у вас люди теплые. В Америке, например, все наоборот. Японцы тоже теплые, как русские, но они не говорят так открыто, они чувствуют, что хотят друг другу сказать. И лучше промолчат, если что-то неудобно сказать. А русские все равно скажут.

– В студенческих компаниях общались с русскими или больше с японцами?
– Нет, на нашем факультете международных отношений СПбГУ учились только русские, иностранцев почти не было: один кореец, три китаянки и я, одна-единственная японка.

– Этот факультет считается самым недоступным для простых смертных...
– Да, но для иностранца поступить намного легче. Там надо сдавать русский язык – и все. Хотя у меня тогда была грамматика – ноль. Разговорный нормальный, а письменный совсем плохо. Я сначала не сдала, потом пересдала – в общем, поступила. Сейчас языковой барьер не так ощущается. Сначала в процессе жизни в России училась говорить. Еще у нас на факультете были занятия специально для иностранцев. Люблю читать русские газеты. Кстати, ваша газета очень легко читается. И, конечно, помогает то, что я катаюсь с русским партнером.

– Вы рассматриваете для себя дипломатическое будущее?
– Скорее, да. Я хочу играть какую-нибудь роль в отношениях между Россией и Японией, но пока не знаю какую. Может быть, в консульстве.

– А о тренерской карьере когда-нибудь задумывались?
– Иногда думаю. Но мне кажется, это тяжело. Я вижу, как Тамара Николаевна работает, я бы так не смогла.

– У нас нынче безумно популярны телевизионные ледовые шоу. Видите себя после окончания карьеры в таком проекте? И как к ним относитесь?
– Я смотрела, это было очень интересно в первый сезон, а сейчас ведь уже четвертый. Это любопытно, мы один раз покатались в показательных выступлениях. Общаться с людьми интересно, но кататься на такой маленькой площадке неудобно. Вообще надо сначала любительский спорт закончить и тогда можно будет подумать. Мероприятия это хорошо, но сейчас главное – тренировки.

– Тренировки, тренировки... Время на отдых иногда выкраиваете?
– Я просто люблю поговорить с друзьями, иногда ходим в кафе с подружкой-японкой, а также в театр, на балет. Люблю гулять около «Авроры» – это близко от моего дома. В музеи не очень люблю ходить – один-два раза была, и достаточно. Читаю японские и английские книги. Не классику – люблю что-нибудь новое, детективы... Шопингом занимаюсь в основном за границей, в Америке. В России все дорого, точнее, цены не соответствуют качеству.

– В наших японских ресторанах настоящая японская кухня?
– Нет, поэтому я туда не хожу. Я сама люблю готовить. Однажды на день рождения я подарила Саше набор суши собственного приготовления.

– Можно нескромный вопрос? С партнерами волей-неволей вы общаетесь близко. Отношения всегда остаются профессиональными или бывали случаи, когда кто-то из партнеров оказывал вам знаки внимания?
– Немножко ухаживал американец Дэвин Патрик. Наверное, заметил, что как партнер он мне разонравился, и я начала уходить, а он таким образом пытался удержать. С Сашей у нас, я сама удивляюсь, очень ровные профессиональные отношения. Да я и не хочу заводить отношения с партнером. Все время говорить о фигурном катании – я это не представляю. Конечно, я собираюсь замуж, но не сейчас. Я еще не встретила того самого человека. Когда я жила в Японии, хотела замуж за иностранца, теперь, наоборот, – за японца. Или чтобы хотя бы немножко парень понимал по-японски. Ну хотя бы по-английски. Когда человек понимает другой язык, он по-другому думает.

– А у Саши как с английским?
– Ну не знаю, на пресс-конференциях в основном говорю я. Иногда чувствую, что он хочет что-то сказать, собираюсь передать ему микрофон, а он отвечает: «Да ладно, не надо».

– Когда вы только оказались в России, могли предположить, что задержитесь тут надолго?
– Нет, тогда я не думала, что останусь и буду кататься у Москвиной. А через год тренировок появился первый партнер – Александр Маркунцов. Игорь Борисович Москвин предложил нам встать в пару, это его ученик. Мы выступали за Японию три сезона. Потом пришлось с ним расстаться, потому что Маркунцов не мог получить японское гражданство, и поехать на Олимпиаду мы не могли. После с Дэвином Патриком прокатались один сезон.

– Александра Смирнова сами выбрали в партнеры или тренеры вас соединили?
– Нет, после Дэвина я была готова бросить фигурное катание. Но потом поняла, что по-прежнему очень хочу кататься. Мне было все равно, какой партнер, невысокий или плохо катается, какой у него рост, вес – не важно. Я просто хотела кататься. Саша катался в группе у Людмилы и Николая Великовых. А поскольку выбора не было, я стала кататься с ним и ушла от Тамары Николаевны.

– А чья была идея вернуться к Москвиной?
– Моя. Я чувствовала себя чужой у Великовых, с ними были сложные взаимоотношения, потому что за многие годы я привыкла к Тамаре Николаевне. Она мне как мама. Если у меня трудности, я поговорю с ней – и все нормально. Может быть, и хорошо, что так получилось. Великовы хорошие тренеры, но они работали над основами парного катания, а у Тамары Николаевны сразу высокий уровень.

– Много споров у вас возникает с тренером, с партнером?
– У нас никаких споров не бывает. Я неконфликтный человек. И Саша тоже. Мы, наверное, самая спокойная пара в мире.

– Бывает, что Тамара Николаевна что-то говорит, а вы не понимаете?
– Бывает. Мы с Сашей смотрим друг на друга и спрашиваем: «Что она сказала? Наверное, так надо». Тамара Николаевна постоянно придумывает что-то. Иногда предлагает что-то слишком новое, слишком сложное. Она говорит: «Сделайте вот такой элемент», а для нас это как на Луну прыгнуть. И все равно нам самим интересно, попробуем, а потом Тамара Николаевна видит, что не получается. Бывает, конечно, и мы с Сашей что-то предлагаем, но редко. Нашим фирменным элементом остается, конечно, четверной выброс.

– Ваша пара, да и другие фигуристы Москвиной, на каждые соревнования приезжают в новых костюмах.
– Мне кажется, это интересно. Вы ведь тоже меняете одежду, вот и костюмы тоже хочется поменять. Старые костюмы не пропадают, они годятся на показательные выступления. Хотя у меня еще не так много костюмов, места в шкафу достаточно.

Спасибо большое автору Оксане Киселевой!
Источник
Asha
Варданян: Юля для меня уже как дочь

О взлётах и падениях Юлии Себестьян, об особенностях фигурного катания в Венгрии и своей судьбе в спорте рассказал тренер и бывший советский фигурист Гурген Варданян.

28 октября 2009 года, среда. 19:30
Автор: Татьяна Гейхман, "Чемпионат.ру"


23 октября в первый день соревнований московского этапа Гран-при случилась сенсация: венгерская фигуристка Юлия Себестьян обыграла в короткой программе чемпионку мира 2007 года Мики Андо и чемпионку мира-2008 Мао Асаду. К сожалению, в произвольной повторить успех не получилось – но кто знает, как сложится дальше сезон для чемпионки Европы 2004 года. О взлётах и падениях своей ученицы, а также об особенностях фигурного катания в Венгрии и своей судьбе в спорте корреспонденту "Чемпионат.ру" рассказал тренер и бывший советский фигурист Гурген Варданян.

— Юлия тренируется у вас уже довольно долго, с восьми лет.
— Да, она одна из моих первых учениц. Когда мы с женой только приехали в Венгрию, то начали тренировать маленькую группу, и Юля как раз в ней была. За столько лет она дважды уходила, но очень быстро возвращалась обратно. Думаю, чувствует, что у нас она в надёжных руках. Я её очень хорошо знаю, и со мной Юля поднялась от основ до самого высокого уровня.

— Тренировать маленькую девочку и спортсменку международного уровня – совсем разные вещи. Не правда ли?
— Да. Но пока Юлия росла, мы тоже росли вместе с ней. У меня были и другие ученики: Тамара Дорофеева, Диана Пот и другие спортсмены, которые выступали на чемпионатах мира. Сейчас мой сын, Тигран Варданян, стал достаточно успешно выступать. Он вырос, стал настоящим мужчиной, очень ответственно относится к тренировкам. Я очень рад этому. (Тигран Варданян стал трёхкратным чемпионом Венгрии. — Прим. "Чемпионат.ру").

— Возможно, раньше его расхолаживало то, что он катался у своих родителей, а они ведь могут быть более снисходительны...
— Я с ним очень строг и всегда был. И моя жена тоже. Скорее, до своего ребёнка у нас не доходили руки. Ну и ему надо было подрасти, чтобы стать более сознательным.

— Алексей Мишин говорил, что лучше 10 средних мальчиков, чем одна хорошая девочка. Мол они капризные, непредсказуемые. Что скажете вы, с кем легче работать?
— В каком-то смысле он прав. Но в Венгрии мальчиков не так много. Раньше венгерские одиночники неплохо выступали на чемпионатах мира и Европы, но сейчас катаются в основном для собственного удовольствия. С девочками трудно, но у меня получается. Надеюсь, и дальше будет так.

— Вы говорили, что Юлия дважды уходила. Вы сразу соглашались взять её обратно?
— Да, сразу. Мы столько лет работаем вместе, что она мне уже как дочь. К тому же уходила Юля не сама, это родители уводили ребёнка. Там были проблемы, некоторая ревность к другим спортсменам, как обычно бывает в спорте, я это понимаю. Но потом решение о переходе оказывалось неправильным. В последний раз Юля уходила перед Олимпиадой в Турине, результат себя не оправдал. Поэтому она попросилась обратно перед чемпионатом мира. Мы совсем немножко успели поработать, что-то исправить перед тем чемпионатом.

— Пришлось что-то менять в технике?
— Очень много. За то время, что она каталась у другого тренера, накопилось много ошибок, надо было возвращать её к изначальной технике, к которой она привыкла, когда занималась у нас. А исправлять ошибки всегда сложнее, чем учить новому. Сейчас ошибок существенно меньше, на тренировках всё хорошо, но когда Юлия начинает волноваться, например, на соревнованиях, появляются ошибки.

— Сейчас соревнуется много совсем юных девочек, которые даже не застали старую систему. Юле проще или сложнее?
— Новую систему вводили постепенно, было время приспособиться к изменениям. Для неё были преимущества и при прежней системе, в новой системе тоже есть плюсы.

— Но сам тренировочный процесс пришлось менять?
— Конечно. Надо было много работать над вращениями, дорожками. Мне приходилось менять в основном подход к тренировке этих элементов. Общая структура осталась, меняли только детали.

— Как вы оцениваете состояние женского одиночного катания?
— Есть много хороших сильных спортсменок. Но всё же правила ещё не совершенны, хотя и улучшаются со временем. Надеюсь, когда систему отшлифуют до конца, то одиночницы смогут показать всё, на что способны, и это будет оценено по достоинству. Пока правила накладывают много ограничений. Но уровень очень высок.

— А что можете сказать о других видах фигурного катания?
— Я очень болею за российских фигуристов, я очень предвзят, очень их люблю и хотел бы, чтобы они завоевали весь пьедестал, и Юля тоже. Они хорошо подготовлены, но все хотят выигрывать. Не хочу делать прогнозов, спорт есть спорт, лёд скользкий и скользкий для всех. Желаю всем удачи и победы.

— Вы сами начали кататься довольно поздно, в 13 лет.
— Так произошло, потому что в то время в Ереване открылась школа фигурного катания, и я в первый раз встал на коньки. До этого занимался плаванием, учился в музыкальной школе, хорошо играю на пианино. Когда открылась школа, желающих было очень много, вы не представляете сколько. Меня взяли, и у меня всё стало получаться довольно быстро. Те фигуристы, с кем я потом соревновался, в 13 лет уже прыгали тройные прыжки. Но я тоже начал их прыгать уже через два с половиной года. Я начал тренироваться в 1975-м, а в 1978-м уже выиграл Кубок СССР среди юниоров.

Тренировался сначала под руководством Елены Николаевны Слеповой, известной фигуристки и судьи, её хорошо знали в СССР и в России. По её рекомендации в 15 лет переехал в Москву и продолжил тренировки вместе с сестрой Асмик Варданян в группе Эдуарда Плинера. С 1978 года попал в сборную СССР, перешёл в группу Елены Анатольевны Чайковской. Через два года получил звание мастера спорта, потом мастера спорта международного класса, участвовал во многих международных соревнованиях и довольно успешно, поднимался на пьедестал.

— А как вы стали тренером, да ещё и в Венгрии?
— В 1987 году я закончил спортивную карьеру и вернулся в Ереван, был тренером, потом заместителем директора дворца спорта, продолжая тренировать. Через два года мы с женой получили два приглашения — в Нидерланды и в Венгрию. Выбрали Венгрию, потому что там жила моя тётя с дочками, приехали и так там и прижились.

— И каковы были условия работы? Я знаю, что Юлия долго тренировалась на открытом катке.
— Когда мы приехали подписывать контракт, то нам показали открытый каток и сказали, что здесь тренируются дети. Мы сказали: как хорошо, что у вас есть открытый каток. Нам ответили: да, и вы здесь будете работать. Мы были очень удивлены, хотели даже расторгнуть контракт и уехать, потому что не ожидали такого. Но всё же начали работать с декабря 1989 года. Потом переехали в Будапешт, вот там были уже достаточно хорошие условия, хотя, конечно, всегда можно на что-то пожаловаться, всегда можно хотеть большего.

— Сложно ли было переходить к тренерской работе?
— Я люблю тренерскую работу, меня любят дети, хотя я очень требовательный. Что ж, это же прекрасно, когда работа любима.

Источник
Asha
"Стараемся придерживаться классики"

Победители Trophee Eric Bompard Тесса Вирче и Скотт Мойр – о том, как всё начиналось, насколько важна поддержка семьи и о своих программах в олимпийский сезон.

Победителями турнира Trophee Eric Bompard в танцах стали канадцы Тесса Вирче и Скотт Мойр, опередившие занявших второе место Натали Пешала и Фабьена Бурза больше чем на 16 баллов. Вирче и Мойр по праву считаются одними из главных фаворитов предстоящей Олимпиады, которая пройдёт в их родной стране. Несмотря на юный возраст – Скотту недавно исполнилось 22 года, Тесса на два года младше, – ребята катаются вместе уже 12 лет. Перед интервью мы не удержались от вопроса к Тессе: "Вы так долго катаетесь вместе – не скучно?"

Вирче рассмеялась в ответ: "Уж чего нельзя сказать про Скотта, так это что с ним скучно. С ним всегда что-то новое, он приносит на каток массу энергии каждый день. Я даже не могу себе представить, как бы я каталась с кем-то ещё".

- Олимпиада 2010 года, Ванкувер, родная для вас Канада – вопросы на эту тему очевидны, так же как и ответы на них. Давайте поговорим о другом. В фигурном катании только у танцоров по-прежнему остаётся три дисциплины: обязательный, оригинальный и произвольный танцы. Не кажется ли вам это несправедливым?
— Т.В.: Конечно, с наличием ещё одной программы требований к нам больше, но мы с этим выросли: я в танцах с семи лет, Скотт с девяти, и всё это время у нас были обязательные. Да, нам приходится больше работать, но, пожалуй, именно поэтому у нас хороший уровень владения коньком, и это очень помогает. Обязательный танец – это основа. Хотя, конечно, кроме плюсов есть и свои минусы.
— С.М.: Можно считать это неким вызовом – когда на Гран-при у нас в один день сразу два танца: и обязательный, и оригинальный. Но мы всегда справляемся и чувствуем, что это делает нас сильнее.

— С чего всё для вас начиналось? Как вы пришли в фигурное катание?
— Т.В.:
Мне было шесть. Я даже не очень помню, но мама говорит, что отправилась на каток за компанию со школьными подружками. На самом деле я перепробовала много вариантов - у нас очень спортивная семья: и мои братья, и сёстры. Попробовала коньки – да так оно всё и пошло.
— С.М.: А я начал с хоккея, но на льду держался хуже всех в команде. Моя мама - тренер по фигурному катанию, она предложила попробовать свой вид спорта, чтобы освоить скольжение.

— А почему выбрали танцы?
— С.М.:
Мои старшие братья занимались танцами. Когда я был мальчишкой, хотел быть похожим на них. Не то чтобы хорошо представлял себе, что такое танцы, просто тянулся за ними. А через пару лет – уже был в паре с Тессой.
— Т.В.: Всё как-то само собой получилось, когда нас поставили в пару. Это сложно назвать сознательным решением: я хочу кататься на коньках или заниматься танцами на льду, просто так сложилось. Нам повезло в этом смысле.

— Вам пришлось уехать из дома, чтобы тренироваться в группе Игоря Шпильбанда и Марины Зуевой. Сложно было?
— Т.В.:
Сложно, но зато там шопинг лучше (смеётся). Магазинов больше, и выбор в них больше. Так что всё нормально. И потом, мы переехали в Ватерлоо - это полтора часа езды от моего родного Лондона (в Канаде тоже есть Лондон – небольшой городок в провинции Онтарио. — Прим. "Чемпионат.ру"), когда мне было 13, а Скотту – 15. Так что нам пришлось справляться с такой ситуацией уже так рано. Мы жили тогда в семьях, это была большая перемена – новая школа и всё такое. Вот тогда мы и поняли, что это всё серьёзно. Мичиган в двух с половиной часах от дома, мы туда ездим так часто, как можем, и родные нас навещают. Там отличные условия для тренировок, и мы знаем, что это правильное место.

— Родные и сейчас поддерживают вас?
— Т.В.:
Очень. Братья и сестры – у меня отличная семья, мне с ней повезло. Сейчас во Франции я была свидетелем на свадьбе, и поболеть за нас пришло много гостей. Получилась настоящая группа поддержки. Моя мама приехала тоже, она старается ездить на большинство соревнований.

— Скотт, у вас в семье столько специалистов по фигурному катанию – не устраивают ли вам "разбор полётов" после прокатов?
— С.М.:
Редко, хотя иногда мы даже спорим. Но большей частью они нас поддерживают.

— Тесса, в прошлом сезоне вы перенесли серьёзную операцию на обеих ногах. Судя по катанию, сейчас всё в порядке. Но на соревнования вместе с вами приехал физиотерапевт.
— Т.В.:
Да, она очень мне помогает и будет сопровождать меня на всех соревнованиях в этом сезоне. Но это не значит, что какие-то проблемы остаются, сейчас с моими ногами всё в порядке. Просто эти процедуры помогают мне быстрее восстанавливаться, и я возвращаюсь домой не такой уставшей.

— Несколько вопросов о ваших постановках в этом сезоне. В оригинальном вы танцуете вовсе не канадский народный танец…
— Т.В.:
На самом деле мы хотели выбрать канадский танец, тем более Олимпиада состоится в нашей родной стране. Мы долго искали и прослушали очень много музыки, но не смогли найти подходящий вариант. А мелодия танца фламенко, фарука понравилась нам сразу, как только мы её услышали. Она сильная, страстная и очень зрелая. Это то, что мы хотели танцевать в этом году.
— С.М.: Для Олимпиады в Канаде нам была нужна особая программа. Та, которая бы подходила нам лучше всего.

— Есть какая-то история, которую вы рассказываете в этом танце?
— С.М.:
Нет, особенной истории нет. Это скорее отношения мужчины и женщины, которые развиваются вместе с музыкой.
— Т.В.: Когда мы готовили программу, работали с феноменальными танцорами фламенко. Они так любят танцевать, а в самой музыке столько страсти. Так что мы просто танцуем под неё.

— Вы не используете дополнительные аксессуары, которые разрешены в оригинальном – веер, кастаньеты, у вас довольно строгие костюмы. Сознательно придерживаетесь минимализма?
— Т.В.:
Зато у меня есть длинная юбка (делает движение рукой, взмахивая невидимым подолом). В танцах наряды постоянно меняются, мы со Скоттом обычно к каждому соревнованию добавляем что-то новое. Но нам нравится, когда костюмы простые и элегантные, мы стараемся придерживаться классики.

— И – произвольный под пятую симфонию Малера. Ваш хореограф Марина Зуева рассказывала, что специально придерживала эту музыку, чтобы поставить танец именно к олимпийскому сезону.
— Т.В.:
Мы сразу поняли, что это настоящая программа для Олимпиады. Знаете, как бывает, с первых нот понимаешь: вот оно.
— С.М.: Да, просто повезло.
— Т.В.: Только не говорите Марине, но нам даже обидно, что она столько лет держала эту музыку при себе и нам не показывала!

Автор: Надежда Баранова, Татьяна Гейхман, "Чемпионат.ру"
источник
Asha
"15-й сезон мы катаемся вместе"

О французской теме, лучшем результате в карьере, костюмах, глубоких чувствах – в первой части интервью бронзовых призёров Rostelecom Cup Екатерины Рублёвой и Ивана Шефера.

31 октября 2009 года, суббота. 17:15
Автор: Надежда Баранова, "Чемпионат.ру"


"Выступать дома морально было тяжелее", — признавалась Екатерина Рублёва после того, как все три танца - обязательный, оригинальный и произвольный - были позади. Для них с Иваном Шефером Rostelecom Cup стал уже вторым этапом Гран-при. Неделю до того ребята выступали в Париже на Trophee Eric Bompard, где стали пятыми. После того как из-за травмы партнёра с соревнований снялись Оксана Домнина и Максим Шабалин, Рублёва — Шефер стали первым номером сборной на московском турнире. Ожидания и болельщиков, и федерации резко возросли. Ребята справились, выиграв бронзовую медаль.

— Катя и Ваня, поздравляем с таким удачным стартом. Вы не просто завоевали медаль, но и обновили свой personal best, лучший результат в карьере. Как сами чувствуете: действительно стали кататься лучше или просто судьи стали к вам лучше относиться?
— Е. Р.:
Мы прекрасно знаем свои слабые стороны и к себе относимся с очень большой долей критики. На протяжении долгих лет к нам достаточно строго относились и очень многого требовали. Так что понимаем: расслабляться нельзя, надо работать, работать и работать. Нет предела совершенству. Ну а судьи, скорее всего, поняли, что мы просто так не отступим! Что закалённые вечной борьбой Рублёва — Шефер будут стоять на своём!
— И. Ш.: Мы многое поменяли. У нас теперь новый хореограф, новый специалист по общефизической подготовке. А это значит – совершенно другой подход к тренировкам.
— Е. Р.: Когда мы вышли на лёд во время сентябрьских прокатов сборной, почувствовали, насколько легче нам дался танец. И связали это именно с тем, что физической подготовке уделялось большое внимание.

— Костюмы у вас в этом сезоне тоже просто отличные. Особенно те, что вы использовали в оригинальном танце, очень понравились.
— Е. Р. и И. Ш.:
Да, здесь тоже всё по-новому. Эскизы к костюмам нарисовал художник, с которым мы раньше не работали, – Ангелина Мымликова. Это немного спонтанно получилось. И пошив мы заказывали в новом для нас ателье, Dance Art.

— У вас лиричный произвольный под "Вечную любовь" и совершенно другой, зажигательный оригинальный танец на русскую народную тему. Задача – показать разные стороны вашего характера?
— Е. Р.:
Мне кажется, что для нашей пары не составляет труда раскрыть разные образы. В прошлом году нашей темой была Испания. Достаточно сильная и абсолютно другая программа, нежели сейчас. Я не могу сказать, что у нас есть какой-то типаж, мы можем сделать всё. И потом, на контрастах работать интереснее, согласитесь. Если будет сплошная лирика, люди могут и заскучать!

— Тема Франции у вас не только в произвольном, но и показательном. Какой танец появился раньше?
— И. Ш.:
Практически одновременно. На самом деле номер под песню Мирей Маттье сначала готовился не для гала-концертов. Когда заговорили о том, что, возможно, обязательный и оригинальный танцы объединят – это был один из вариантов такого соединения. Там есть и кусочки из двух обязательных вальсов – Золотого и Венского, и такие элементы, как параллельная дорожка, поддержка и твиззлы.
— Е. Р.: Французская тема нас преследует уже очень давно. Мне безумно нравится французский язык, Франция – потрясающе красивая страна.
— И. Ш.: Париж – это вообще лучший город в мире.
— Е. Р.: Поэтому в своё время у нас была "Ромео и Джульетта" из французского мюзикла, и под Патрисию Каас мы катались. Вот и с произвольным – радостно шагнули в эту тему снова. Тем более и тренеры, и критики считают, что нам очень идут такие вещи.

— Мне кажется, что для олимпийского сезона, да и не только для него, должны выбираться именно те программы, которые больше всего подходят паре.
— Е. Р.:
Мы уже очень давно катаемся вместе, и для нас не составляет труда показать на льду глубокие чувства. Менее скатанным парам это тяжелее даётся. Один близкий знакомый спросил меня: "Что вы показываете в этом танце?" Мы долго размышляли и пришли к выводу, что это не влюблённость юных Ромео и Джульетты, а любовь двух взрослых людей, которые отдают себе отчёт в том, насколько важно сохранить это чувство. Хотелось показать глубину таких серьёзных отношений. Я думаю, что это получилось.

— Давайте поговорим немного об истории вашей пары. Вы помните, как всё начиналось? Когда вы начали кататься вместе?
— Е. Р.:
Ой, я всё прекрасно помню. Ванечку вообще заметил сначала мой папа.
— И. Ш.: Да, я тогда катался в одиночниках и видел, как какой-то дядя приходил на наши тренировки. Смотрел, обсуждал что-то с моим тренером, Владимиром Александровичем Мамаевым.
— Е. Р.: А потом в один прекрасный день папа пришёл и сказал: "Катя, я нашёл тебе другого партнёра". На тот момент я уже каталась в паре – с этим мальчиком, кстати, мы учились вместе в одном классе и до сих пор поддерживаем хорошие отношения. У нас замечательно проходили тренировки, мы вместе смеялись-хохотали. И первая моя мысль была: "Ну как же так?" Но у моего партнёра начались проблемы со здоровьем, и вопрос, что называется, встал ребром. И тут – появился Ваня.
— И. Ш.: Я, конечно, поломался немного, когда мне предложили перейти из одиночников в танцоры. Но согласился довольно быстро. Единственное, что меня беспокоило, – обязательные позиции. Когда катаешься один – всё решаешь сам за себя, а тут партнёрша, её держать, вести надо. Очень хорошо помню, как мы начинали кататься, – в разные стороны. Я брал Катю за руку, спрашивал: "Готова?", она кивала: "Готова", и мы начинали двигаться, но я тянул влево, а Катя – вправо.
— Е. Р.: Притирались, конечно, долго друг к другу. Ведь два совершенно разных характера, две разные ипостаси. Что скрывать, было всё, прошли через все проблемы, через которые можно было пройти. Но сейчас… Всё же бывает, что по прошествии времени некоторые партнёры даже видеть друг друга не хотят. У нас же случилось иначе, мы смогли найти подход друг к другу. Теперь Ваня – это как моя вторая половинка, я знаю, что этот человек мне очень близок.
— И. Ш.: Для нас этот год уже юбилейный. Уже 15-й сезон мы катаемся вместе.

Продолжение следует...

источник
Asha
Рублёва: нам постоянно надо бороться

О попадании в группу Ирины Жук и Александра Свинина, олимпийском сезоне, смене судейской системы – во второй части интервью бронзовых призёров Rostelecom Cup Екатерины Рублёвой и Ивана Шефера.

— 15 лет – действительно солидный стаж. Вы не сразу оказались в группе Ирины Жук и Александра Свинина. Как складывался ваш путь?
— Е. Р.:
Сначала катались в Кирове у тренера Ольги Николаевны Рябининой. Когда папы не стало… мама сказала, что работать с нами не будет. Я её понимаю: с собственной дочкой всегда тяжелее работать. Да и характер у меня, могу сказать, не подарок. Так что мы стали тренироваться у Ольги Николаевны, ученицы моего папы.
— И. Ш.: Потом нас пригласили в группу Алексеевой Светланы Львовны, у которой мы откатались четыре сезона в юниорах. Результаты были неплохие. Но что-то хотелось поменять, да и со стороны федерации толчок был. Так мы и оказались у Ирины Жук и Александра Свинина.

— Переход к новому тренеру обычно означает, что многое приходится начинать с нуля. Тяжело было?
— Е. Р. и И.Ш.:
Конечно, у каждого тренера – свой подход, даже к элементарной технике скольжения. Пришлось себя поломать, потому что сложно менять что-то, что заложено с самого детства. Всю жизнь была одна система, и вдруг приходится работать по другим принципам. Но в итоге сейчас, когда мы катаемся, кажется, что так и было изначально.

— Вам пришлось пройти и смену судейской системы, когда вместо старых добрых 6.0 появились компоненты, GOE, уровни…
— И. Ш.:
Поначалу в этой новой системе вообще ничего не было понятно. Как, из чего складывается оценка, много или мало баллов мы набрали.
— Е. Р.: Потом я сдала экзамен на технического специалиста и на судью – чтобы лучше разбираться во всём этом, да и интересно стало. И тогда мы что-то начали понимать.

— Получается, что большую часть времени занимает фигурное катание. Не кажется, что жизнь проходит мимо, что от много приходится отказываться?
— Е. Р.:
На самом деле я отдаю отчёт себе в том, что это происходит. Но не страдаю и уж тем более не заламываю руки: "Господи, все живут, а я пашу как лось!" Мы знаем, для чего мы это делаем, куда идём. Конечно, сначала друзья удивлялись, возмущались даже, когда мы заявляли: нам пора, завтра рано вставать на тренировку, надо выспаться. Теперь просто машут рукой: "Идите, спортсмены". Относятся с пониманием.
— И. Ш.: Да и время свободное всё же можно найти. Я вот сейчас стал автолюбителем. Недавно сдал на права, и теперь – сразу за руль, как только свободная минутка выдаётся.
— Е. Р.: А я люблю проводить время с друзьями, но и о себе не забываю. Обязательно – массаж, занятия йогой. Люблю читать книги, не обязательно художественные, увлекаюсь философией. Считаю, что это важно – чтобы душа тоже развивалась, не стояла на месте.

— В завершение – ещё пара вопросов о сезоне. И – об олимпийской гонке. Если в некоторых странах борьбы за путёвки в Ванкувер фактически нет, потому что претендентов не так уж много, в России, и особенно в танцах, даже три возможных места – ещё не гарантия того, что вы попадёте в олимпийскую сборную. Это добавляет нервозности?
— Е. Р.:
У нас настрой не меняется уже четвёртый сезон. Нам постоянно надо бороться.
— И. Ш.: Иногда кажется, что можно расслабиться, но лучше этого не делать. Ничего нельзя предугадать.

— Так получилось, что вы уже выступили на двух этапах Гран-при, а чемпионат России – лишь в конце декабря. Как будете тренироваться в это время?
— Е. Р.:
Думаю, что будет какой-нибудь промежуточный старт, он необходим. Два месяца – это много. Сейчас наши тренеры улетают на соревнования с Яной и Сережей, а нам после двух стартов подряд дадут небольшую передышку. Накопилась целая куча дел, которые нужно сделать, я планирую съездить домой.
— И. Ш.: Отдохнём, придём в себя – и снова в бой.

источник
Asha
Бородулин: Плющенко придал уверенности команде

О волнении перед произвольной программой, переломе и восстановлении после него, возвращении Плющенко и своём кумире Ягудине — в первой части интервью фигуриста Артёма Бородулина.

27 октября 2009 года, вторник. 15:15
Автор: Надежда Баранова, "Чемпионат.ру"


Перед началом Кубка "Ростелекома" складывалось впечатление, что призовые места среди мужчин уже распределены. Кроме олимпийского чемпиона Евгения Плющенко на медали претендовали японец Такахико Козука и американец Джонни Вейр. В прошлом сезоне оба фигуриста не только вышли в финал Гран-при, но и стали его призёрами. Однако россиянин Артём Бородулин сумел вмешаться в борьбу за медали. После первого дня соревнований он был четвёртым – но отставал от Вейра всего на какие-то сотые балла. А в произвольной программе сумел справиться с волнением и в итоге завоевал бронзу.

— Артём, сложно было настроиться на прокат произвольной? Ведь ваше отставание по баллам от Джонни Вейра было совсем небольшим, и медаль была так близка.
— После короткой программы я был спокоен, но с утра на тренировке это действительно немного давило – соперники сильные, надо выступать на максимуме, поэтому чувствовал себя немного скованно. Но потом я поговорил со своим тренером, и Елена Германовна (Елена Буянова (девичья фамилия – Водорезова), знаменитая советская фигуристка, бронзовый призёр чемпионата мира 1983 года. — Прим. "Чемпионат.ру") сказала: "Забудь обо всём и настройся на свою задачу". Я ушёл в номер, поспал, а потом решил: надо кататься, как на тренировках. Ведь я уже несколько раз всё делал. Теперь надо просто выйти на лёд и спокойно сделать всё то же самое на старте.

— В этом сезоне вы поменяли короткую программу, но оставили прежнюю произвольную.
— "Яблочко" поменяли на "Калинку". Образы по настроению похожи и мне идут. Подумали, что если отобраться в Ванкувер на чемпионате России, то это будет очень ярко смотреться. А танго оставили. Вы же знаете, в прошлом сезоне у меня были проблемы с ногой (осенью 2007 года во время тренировки Бородулин сломал ногу. Восстановление заняло много времени, и весь сезон-2008/09 фигурист выступал с металлическим штифтом в ноге. – Прим. "Чемпионат.ру"). Поэтому решили новую произвольную не делать, старую поменяли только в плане техники: дорожки, вращения, прыжки.

— Сейчас нога уже не беспокоит? Весной вам должны были сделать операцию, она прошла успешно?
— Да, штифт вынули в апреле. Весь прошлый сезон для меня прошёл через боль, из-за этого я на некоторых соревнованиях "кувыркался", не мог делать некоторые элементы. Приходилось постоянно пить обезболивающие. Но сейчас – тьфу-тьфу-тьфу, всё хорошо. Ничего не беспокоит.

— А возвращение Плющенко? Когда в конце сентября в Одинцово проходили контрольные прокаты российской сборной, создалось такое впечатление, что все одиночники словно немного испугались чемпиона.
— Знаете, было такое. На тех прокатах все были не в лучшей форме, а Женя показывал неплохие прыжки. И мы как-то не растерялись даже, а словно в облаках летали. Но прошло недели две, мы с тренером что-то пересмотрели, поменяли подготовку. Да я и сам завёлся. И сейчас, даже когда здесь, на Кубке "Ростелекома", мы с Плющенко вместе тренировались и соревновались, это, наоборот, было очень большим стимулом. Он делает четверные, каскады с четверным, на него смотришь и пытаешься запоминать, как он это делает. Женя придал уверенности всей команде.

— Вы ведь, наверное, его выступления ещё в детстве по телевизору смотрели?
— Я с ним даже соревновался на чемпионате России, очень давно. Женя стал первым, я, конечно, остановился совсем далеко от призовых мест. Был от него в восторге – маме, папе рассказывал. А они мне сказали: ну что же, если хочешь, пытайся, догоняй.

— То есть Плющенко был вашим кумиром?
— Мне нравилось, как Алексей Ягудин катался. Он приходил к нам в ЦСКА. Мог пожать руку, удачи пожелать…

— И во время Олимпиады в Солт-Лейк-Сити…
— Тоже болел за Ягудина.

Продолжение следует...

источник
Asha
Бородулин: четверной прыжок обязательно нужен

О четверном прыжке и высоких местах, олимпийском сезоне, чемпионате России, боулинге, кино и младшем брате — во второй части интервью Артёма Бородулина.

Перед началом Кубка "Ростелекома" складывалось впечатление, что призовые места среди мужчин уже распределены. Кроме олимпийского чемпиона Евгения Плющенко на медали претендовали японец Такахико Козука и американец Джонни Вейр. Однако россиянин Артём Бородулин сумел вмешаться в борьбу за медали, завоевав трудовую бронзу.


— Сейчас начинается ваш собственный олимпийский сезон. Какие цели перед собой ставите?
— Конечно, надо попадать в олимпийскую сборную. Но всему своё время. Впереди следующий этап Гран-при в Японии. Надо готовиться к нему: работать над дорожками, вращениями, подчистить произвольную программу. А после NHK Trophy вплотную займусь четверным прыжком, чтобы на чемпионате России уже его делать. Плющенко говорит правильно: если хочешь занимать высокие места на серьёзных стартах, четверной прыжок обязательно нужен – и в короткой, и в произвольной.

— До чемпионата России осталось всего два месяца. Хватит времени, чтобы освоить такой сложный элемент?
— Посмотрим. Главное – желание.

— В каком режиме сейчас тренируетесь?
— В день по две тренировки на льду, каждая – полтора-два часа. Ну и, конечно, занятия общефизической подготовкой, хореография.

— Как складывается ваша работа с Еленой Буяновой?
— Я перешёл к Елене Германовне в 18 лет, после 11-го класса. И всё это время она как моя вторая мама. Мы очень хорошо понимаем друг друга.

— Ваш младший брат, Сергей, тоже тренируется в ЦСКА? Вы ему помогаете?
— Бывает, подсказываю что-то, но в основном он сам справляется. И потом, всё же у нас разные тренеры, Сергей катается в группе Марины Леонидовны Селицкой. А значит, техника тоже разная.

— Сергей в фигурное катание пришёл вслед за вами?
— Родители решили отдать – раз уж старший брат занимается. Мы оба начали кататься в Перми, каток был рядом с нашим домом. Сначала мама с папой привели на занятия меня. А потом посмотрели – красивый вид спорта, понравилось, как я тренируюсь. И записали в клуб и Сергея тоже.

— Сложно было переезжать в другой город?
— Я переезд воспринял спокойно. А младшему было 11 лет, и для него всё это было тяжело, он очень сильно нервничал. Сейчас уже почти четыре года прошло, освоился. В Москве мы живём вместе с мамой, отец остался в Перми. Он часто приезжает к нам, но вот эти соревнования смотрел по телевизору. Позвонил, чтобы поздравить, сказал, что очень рад за меня.

— Наверное, в большом спорте иначе нельзя — чтобы добиться результата, приходится многим жертвовать?
— Конечно. От многого приходится отказываться. Но если хочешь чего-то достичь, можно и потерпеть немного. И потом, теперь, когда появились результаты, нам стали помогать. Например, с квартирой — мы сейчас снимаем однокомнатную. Есть ощущение поддержки от федерации.

— А что успеваете сделать в свободное время?
— Очень люблю играть в боулинг. Мы ходим туда с друзьями, небольшой компанией. В кино ходим. Неважно, какое. Главное – сидишь, отдыхаешь.

— Какой фильм посмотрели последним?
— Даже не помню. Давно это было. Перед началом сезона, наверное, с месяц где-то, почти всё время занимали тренировки. Домой прихожу и успеваю только поужинать, потом сразу ложусь спать. Большая часть времени проходит на катке. Я ещё люблю между тренировками поспать часа полтора-два, иначе плохо восстанавливаюсь.

— А это получается? Где-то на самом катке?
— Нет, когда мы снимали квартиру, специально подбирали место поближе к стадиону. ЦСКА – это станция метро "Аэропорт", а я живу на "Динамо". Так что от катка до дома – 10 минут ходьбы пешком.

— Ледовый дворец на Ходынке тоже рядом. То есть вы и сейчас, после произвольной, можете пойти пешком домой?
— Так и есть, собственно, именно это сейчас я и собираюсь сделать.

источник
Asha
Какой Темик классный user posted image user posted image user posted image Плющенко ему помог, говорит. А болел-то за Ягудина!!! user posted image user posted image user posted image
Дарья
Адам Риппон: "Я рад столкнуться с трудностями в начале сезона"

Корреспондент "СЭ" Реут ГОЛИНСКИ побеседовала с американским фигуристом Адамом Риппоном.

Американский фигурист Адам Риппон уже второй год выступает на "взрослом" уровне. В юниорах у него внушительный набор наград: в сезоне-2007/08 он выиграл юниорский финал серии "Гран-при", а также дважды (в 2008-м и 2009-м) стал чемпионом мира среди юниоров, чего, кстати, раньше не удавалось никому из фигуристов-одиночников. В прошлом году спортсмен переехал в Торонто в группу Брайана Орсера, с которым уже несколько лет тренируется чемпионка мира Ким Ю На. На первом этапе "Гран-при" Trophee Eric Bompard Cachemire в Париже Риппон занял третье место, опередив серьезных соперников - хозяев льда французов Брайана Жубера, Янника Понсеро, Албана Пробера, а также россиянина Сергея Воронова.

- Адам, удивлены тем, что оказались на пьедестале?
- У меня не было каких-то особенных ожиданий. Я знал, что не являюсь претендентом на медаль: здесь ведь были Жубер, Томаш Вернер, Нобунари Ода. Так что не думал о медалях, а сосредоточился лишь на своих прокатах. Перед короткой программой немного нервничал, но главной целью было показать публике и американской федерации фигурного катания, что я хорошо готов к началу сезона.

Когда начинаю думать о медалях, лишь больше нервничаю, так что лучше о них не думать. Я стараюсь находить в этом положительные стороны: рад столкнуться с трудностями в начале сезона, тогда позже - психологического давления будет меньше. Для меня это еще и возможность увидеть программы остальных фигуристов, поучиться у них. Большинство из тех, с кем я буду соревноваться, скорее всего, уйдут из спорта после Олимпийских игр в Ванкувере, так что это мой последний шанс померяться с ними силами.

- Участие в "Гран-при" - это для вас своего рода подготовка перед чемпионатом США?
- Да. Там ожидается серьезная борьба среди девушек, особенно с возвращением Саши Коэн. Да и среди мужчин на три места в сборной будет 6-7 претендентов, один из которых - действующий чемпион мира Эван Лайсачек.

- Вы следите за прокатами соперников во время соревнований?
- Нет. Я немного суеверен, и потом, я же не буду менять программу за две минуты до выхода на лед в соответствии с тем, как другие откатали свои программы? Во время соревнований стараюсь следить только за результатами, а вот когда возвращаюсь домой - внимательно смотрю видео, стараюсь замечать что-то интересное, полезное для меня, показываю что-то тренеру. Стараюсь понять, чьи оценки и почему выше тех баллов, что получил я, что можно сделать, чтоб улучшить свой результат в следующий раз. Если буду ходить и радоваться "О, у меня бронзовая медаль", то у меня всегда будут только бронзовые медали.

- Вы пока не включаете в программы на соревнованиях прыжок в четыре оборота. Интересно, что во время произвольной программы в Париже все французские фигуристы попробовали сделать четверной, но все равно их оценки оказались ниже ваших.
- Я считаю, что в первую очередь нужно улучшать те прыжки, которые у меня получаются хорошо. Поэтому, например, я прыгаю тройной "Тано"-лутц (прыжок лутц, который исполняется с поднятой над головой рукой. - Прим. Р.Г.). Есть некая ирония: мой тренер, канадец Брайан Орсер, работает с американским фигуристом над тем, чтоб тот исполнял прыжок, придуманный его самым главным соперником - Брайаном Бойтано.

- Я читала в интервью вашего тренера, что у вас этим летом была травма?
- Да, я растянул связки на лодыжке и около месяца не мог делать прыжки. Летом был испуган: не знал, смогу ли нормально начать сезон. Но у нас очень хорошие терапевты. В начале сентября я уже мог нормально тренироваться, и у меня оставалось больше месяца, чтобы подготовиться к этим соревнованиям.

- Почему в своем дневнике, который вы ведете в интернете довольно регулярно, вы ничего не писали о травме?
- Не хотел, чтоб люди начали меня жалеть. Люблю делиться только хорошими эмоциями и новостями. Верю, что если делиться с людьми положительными вещами, то они ответят тем же.

- У вас много поклонников в Корее. Не собираетесь выучить язык этой страны?
- Пробую. У нас в Торонто в группе Орсера собралась "маленькая Корея": Ю На Ким, ее мама, тренер из Кореи и агент, так что я улавливаю иногда какие-то слова. Проблема в том, что знаю несколько слов на разных языках: несколько слов по-русски, потому что до этого у меня были русские тренеры (Елена Сергеева, а позже - Николай Морозов. - Прим. Р.Г.), в нашей группе были фигуристы из Японии, поэтому я говорил с друзьями на японском, сейчас вот корейский. В будущем хотел бы хорошо знать хоть один иностранный язык, нужно только решить, какой именно.

- Еще один вопрос, не связанный с фигурным катанием. Я прочла в вашей биографии, что у вас в семье - шестеро детей. Кто-нибудь из братьев и сестер катается на коньках?
- Серьезно фигурным катанием занимаюсь только я. У мамы это было хобби, она несколько раз брала меня с собой на каток, а потом на десятилетие в качестве подарка записала меня в группу фигурного катания, так все и началось.

источник
Санура
Дашуль, спасибо user posted image
КсюКо
Алексей Ягудин: «Наши отношения с Татьяной никогда не назову любовью»

То, что Алексей Ягудин — заправский донжуан, известно, кажется, всем. Однако сегодня в жизни 29-летнего фигуриста есть только одна девушка — Татьяна Тотьмянина. Знакомы они более десяти лет, но настоящие чувства
между двумя знаменитыми фигуристами вспыхнули лишь летом прошлого года. В интервью «7Д» Алексей и Татьяна впервые откровенно рассказали об истории своих отношений, предоставив журналу право на эксклюзивную фотосъемку в их московской квартире.


— Алексей, вы уже почти год вместе с Татьяной Тотьмяниной. Что случилось? Вы наконец-то полюбили?
— Мне не нравится слово «любовь». Терпеть его не могу! Поверьте, я знаю, о чем говорю, ведь столько раз в своей жизни влюблялся, в такой несказанной был эйфории! Но чувство это пропадало так же быстро, как и возникало. Любовь, с моей точки зрения, — это яркая вспышка, которая ослепляет на короткое время. Когда же приходишь в себя, осознаешь, что все не то и не так. Эти мысли о любви пришли в мою голову не вчера. Теорию свою я давно проверил практикой. Вот почему, влюбившись, всякий раз хотел, даже настаивал (!) на том, чтобы как можно скорее начать жить с любимой под одной крышей. Потому что уверен: только в быту, находясь постоянно вместе, когда двоих объединяет не только постель, люди могут по-настоящему узнать друг друга и понять, насколько каждый из них подходит другому. Характер раскрывается в мелочах — в какой-то реплике, в жесте, в повороте головы, во взгляде. Быть может, кому-то это покажется странным, но для меня все очень серьезно. Наверное, потому, что я — сложный человек. Мягко говоря. Со мной чрезвычайно трудно ужиться. Если мне хоть что-то не нравится в девушке, я уйду. Возможно, не сразу, но обязательно уйду. Играть, притворяться я не умею... Вот почему наши отношения с Таней я никогда не назову любовью, и уж тем более не назову их любовью с первого взгляда. Они гораздо серьезнее и глубже. Мы с ней достаточно долго смотрели друг на друга. (Смеется.) Причем не присматривались, а именно смотрели. Мы оба фигуристы, наш мир очень узок, ограничен, скажем так, рамками катка. Впервые мы встретились с Таней еще детьми, точнее — подростками. Мне было лет пятнадцать, ей — четырнадцать. Произошло это в Санкт-Петербурге, на катке Дворца спорта «Юбилейный», где мы в то время тренировались. Таня как раз начала кататься с Максом Марининым, моим другом. Он долгое время, как и Таня, был одиночником. Но году в 96-м их объединили в пару. Обычно они выходили на лед после нас, и я, закончив свою тренировку, нередко оставался посмотреть на Макса — исключительно из чувства любопытства: как ему, одиночнику, катается в паре? На Таню же не обращал абсолютно никакого внимания.

Татьяна: А вот я на Лешу внимание обратила! Но не в то время, о котором он сейчас говорит. Случилось это чуть раньше, и тоже в Санкт-Петербурге. Правда, когда я недавно рассказала Леше об этой нашей действительно первой встрече, он даже не сразу о ней и вспомнил. Мне же все запомнилось очень хорошо. Я тогда приехала в Москву на какие-то соревнования из Перми, своего родного города, где в четыре года начала заниматься фигурным катанием. Нас всех поселили в одной гостинице. Я жила в номере с двумя подружками, куда в один из вечеров и заглянул Ягудин — уже в то время известный весельчак и балагур. Общался он исключительно с моими девчонками. Они дурачились, смеялись, явно были в хорошем настроении. Мне же жутко хотелось спать. Словом, в какой-то момент я не выдержала и сказала Ягудину, чтобы он шел к себе. На что Леша не моргнув глазом предложил мне уйти самой!

— Вы не сказали ему: «Дурак!»?
— Нет, это не в моих правилах. Я просто отвернулась и попыталась уснуть. Понимаете, я сдержанный человек, никогда не выплескиваю своих эмоций. Больше молчу. Может, поэтому даже в команде — на сборах, на соревнованиях — всегда старалась держаться особняком. Нет, у меня, конечно, есть подруги, например Ира Слуцкая, но даже в общении с ними обычно веду себя тихо, неназойливо, лишний раз не позвоню. Мне, честно, неловко: а вдруг мой звонок будет некстати? Максим Маринин, мой партнер по льду, точно такой же. Ему тоже после окончания тренировок, выступлений всегда было лучше остаться одному, почитать книгу, посмотреть телевизор. Хорошо, что у Макса есть такой неугомонный друг, как Ягудин, которого хлебом не корми — дай только повеселиться. Он-то всегда и выдергивал Макса. Они вместе играли в нарды, карты, куда-то уходили. Я никогда не вписывалась в их круг. Вне льда у них была своя жизнь, у меня — своя. Втроем за одним столом или в общей компании мы собирались раза два-три, не более. Одна из таких встреч произошла на моем дне рождения, куда я пригласила Лешу лишь потому, что он друг Максима.

Алексей: Я действительно из тех, кто не прочь приударить за понравившейся девушкой, но с Таней Тотьмяниной у меня такого желания никогда не возникало. Не знаю даже почему. Может, потому, что я хорошо знал, какая она серьезная, неразговорчивая, вся в себе. А я жил легко, свободно, встречался с девушками, расходился… Откровенно говоря, до нашего с Таней романа я редко когда относился к своим любовным связям всерьез. Думал: встречаемся — хорошо, а там — как получится!

Татьяна: Поскольку мы, фигуристы, все варимся в одном соку, я, конечно, знала об отчаянном донжуанстве Ягудина. У меня же на отношения между мужчиной и женщиной совершенно иной взгляд. Диаметрально противоположный. Не случайно романов-то в моей жизни было не так много. И я всегда верила в то, что тот мужчина, с которым встречаюсь, и есть мой любимый и единственный. Но сейчас мне неприятно вспоминать те времена. Не потому, что с моими бывшими возлюбленными мы вдрызг разругались и больше не общаемся. Нет, у меня со всеми сохранились нормальные отношения. Просто я нисколько не жалею о том, что все, что было между нами, осталось в прошлом. Ведь сегодня у меня есть Леша.

— Как же вы поверили Алексею, зная его неугомонную любвеобильность?!
— Наши отношения не складывались гладко. Мы действительно встретились, когда еще были подростками, и на самом деле долгое время не обращали друг на друга внимания. Все это так. Но время шло, мы все чаще пересекались то здесь, то там. Пока в один прекрасный день года три назад мы не стали жить вместе. Случилось это, когда мы оба уже закончили выступления в большом спорте и нас пригласил в свое шоу Илья Авербух. Сблизились мы с Лешей во время тура по городам России.

Алексей: Да, в том туре мы действительно не расставались с Таней ни на час. И не только потому, что вместе со всеми фигуристами завтракали, обедали, ездили на раскатки и выступления. Переезжая из одного города в другой, мы вместе с Таней ходили в музеи, на выставки, сидели в кафе... Я в то время ни с кем не встречался, и Таня тоже была свободна. Нам было интересно и очень хорошо вдвоем. И в результате по возвращении из тура я предложил Тане жить под одной крышей. Она не возражала. Однако по приезде в Москву в отношениях между нами стали возникать трещины. При этом меня в нашей совместной жизни устраивало все.

Татьяна: А меня нет! Мне не хотелось становиться просто очередной подругой Ягудина. А я чувствовала, что так может быть. Но, будучи слишком независимым человеком, не могла позволить настолько легкомысленно с собой обращаться. Я хотела с Лешей серьезных отношений. Даже откровенно сказала ему о том, что мечтаю родить от него ребенка. Чем страшно его напугала… Непонимание между нами росло день ото дня. Я говорила Леше о своих надеждах на то, что он образумится и поймет: так жить я больше не могу и не хочу мириться с его привычками. В результате Ягудин собрал свои вещи и ушел от меня… Впервые в жизни мне реально стало очень больно. Пусть и не сразу, но я начала сильно привязываться к нему. Почувствовала, что расстаюсь с человеком, которого по-настоящему полюбила. Увы, Леше мои переживания были безразличны.

Алексей: Я на самом деле не испытывал никаких угрызений совести. «Ну не получилось, — рассуждал я, — не беда!» Несколько лет назад как-то сказал сам себе: «Если и обзаведусь когда-нибудь семьей, то произойдет это лишь после сорока лет. Куда торопиться?!» Что же касается детей, то о них я вообще никогда не думал.

— Что же заставило вас так кардинально измениться? Почему летом прошлого года вы вновь стали встречаться с Татьяной?
— Не знаю. Никакого логического объяснения нет. Видимо, это — судьба. Наверное, где-то на уровне подсознания я понял, что Таня и есть мой человек. Мне с ней — такой естественной и искренней — уютно, комфортно, замечательно. Она очень спокойная, все делает без суеты, с достоинством. Мне нравится в Тане абсолютно все: как она разговаривает, ходит, улыбается, смеется, ну и наконец, как готовит — как в хорошем ресторане! (С улыбкой.) Не представляете, как злится на меня, если приготовит что-то вкусное, оригинальное, а я прихожу домой уже сытым, после тренировки перекусил в столовой. Но это приятная для меня злость. А вообще у нас с Таней гармония и полнейшее взаимопонимание. Нас действительно ничто не раздражает друг в друге.

Татьяна: Это сейчас. Хотя, когда позапрошлым летом, спустя год после нашего разрыва, мы с Лешей вновь стали встречаться, доверие между нами возникло не сразу. Как я могла снова сломя голову броситься в его объятия после того, что между нами случилось? Слишком свежа была рана. Я не верила Лешиным заверениям в том, что он изменился и на сей раз у него все всерьез. Да, откровенно говоря, Леша и на этот раз не собирался особенно меняться — продолжал вести себя так, как привык, так, будто меня нет с ним рядом. Тогда я просто брала свои вещи и уходила, оставляя его одного. Сколько раз за первые месяцы нашего вновь начавшегося романа я уходила от Ягудина! А он каждый раз находил меня и упрашивал больше этого не делать. Но я вновь сбегала, а он вновь меня находил. Успокоились лишь ближе к концу года. К тому времени мы уже жили в Лешиной квартире, которую он купил в Москве. Сама квартира, разумеется, тут ни при чем. Вообще, в наших с ним отношениях материальные вещи не играют никакой роли. У нас до сих пор раздельные бюджеты, хотя Леша конечно же покупает все необходимое, возит меня на отдых. Раздельные бюджеты у нас не потому, что мы еще официально не являемся мужем и женой. Я считаю, что так и должно быть. Это — нормально: в финансовом отношении супруги должны быть независимы друг от друга. В противном случае рано или поздно деньги могут привести к ссорам и непоправимым последствиям. Я никогда не собиралась сидеть у Ягудина на шее, поскольку сама в состоянии зарабатывать. Пока — выступая на льду, а дальше, поверьте, найду чем заняться. Например, окончив курсы, стала специалистом по имиджмейкерству. Словом, переехав в квартиру Леши, мы с ним успокоились лишь потому, что к тому времени уже четко осознали, что действительно не можем обойтись друг без друга. И еще я поняла: когда мужчина с женщиной начинают жить вместе, главное — не ломать друг друга. Не пытаться перестраивать любимого человека под себя. Я в этом смысле, правда, более гибкая. Леша же от своих железобетонных привычек избавляется с трудом. Ничего, мне не в тягость. Зная, насколько важны для него любые мелочи, как он с полуоборота может завестись, я делаю все возможное, чтобы не вызывать его раздражения.
Один пример. Если Леша говорит, что ему на завтрак надо сварить две сосиски, то именно такое количество (а ни в коем случае не три) ему и надо положить на тарелку. (Смеется.)

Алексей: Только не надо из меня делать совершеннейшего монстра, этакого домашнего деспота! Просто сколько ни положи мне сосисок, я все съем. Но мне же надо следить за своим весом.

Татьяна: И еще я научилась не ревновать. Правда, Леша сейчас и не дает мне никаких поводов. Он на самом деле стал со мной другим, как говорят, остепенился. Но и я поняла, что ревность — разрушающее чувство.

Алексей: Таня, не беспокойся, я действительно стал другим! Хотя скажи мне кто-то об этом несколько месяцев назад, рассмеялся бы ему в лицо. Не скрою, отказаться от привычки не смотреть по сторонам в поисках новых амурных приключений было непросто. На днях вот вышел вечером погулять с собакой. Гляжу — идет красивая девушка. Как бы я поступил еще недавно? Подошел бы, разговорился и взял телефон. Таков был мой инстинкт. А сейчас? Постоял немного, подумал, а потом отвернулся и пошел своей дорогой. Ну действительно, на фига мне эта авантюра?! Ведь так хорошо дома, с Таней!

— Отчего, в таком случае, не женитесь? Не уверены в себе до конца, оставляете, скажем так, пути к отступлению?
— Да к какому отступлению, если через месяц у нас родится ребенок?! Но чтобы мои слова не истолковали неправильно, скажу так: даже не будь Таня в положении, мы все равно были бы с ней вместе. Разве ребенок может удержать мужчину, если люди вдруг становятся безразличны друг другу? Что же касается женитьбы, то мы обязательно поженимся, но никакой помпы из свадьбы делать не будем. Этого не хочу ни я, ни Таня, а это для меня самое главное. Организуем все тихо, по-семейному. Мы уже обручены. Я подарил Тане бриллиантовое кольцо. Сейчас для нас главное — рождение дочери. То, что точно будет девочка, стало ясно на УЗИ. Мы уже даже придумали дочке имя — Лиза. Елизавета Алексеевна — прекрасно звучит, не правда ли? Предстоящее событие меня невероятно будоражит: не так-то просто привыкнуть к мысли, что через месяц я стану папой! Наверное, в полной мере осознаю это, лишь когда возьму Лизу на руки. Сегодня же, дотрагиваясь до Таниного животика, ощущаю, как мой ребенок реагирует в ответ, и меня охватывает совершенно незнакомое, но какое-то очень радостное чувство. Сейчас даже страшно подумать о том, что я так долго не соглашался с Таниным желанием родить ребенка. По сути, согласился лишь в январе этого года, когда первого числа мы с друзьями поехали в клуб праздновать Новый год. Там в какой-то момент я взял в руки микрофон и публично, при всех наконец-то признался Тане в любви! Когда на следующий день позвонил в Питер Таниной маме, чтобы сообщить ей эту новость, она спокойно сказала: «Леша, проспись, а потом позвони!» Отлично зная меня, Наталья Васильевна просто не поверила моим словам. Но на следующий день мы уже были в Питере, и я еще раз сказал ей об этом, уже сидя за праздничным столом… К сожалению, вскоре Таниной мамы не стало — автомобильная катастрофа. Нет слов, которые могли бы выразить состояние Тани после случившейся трагедии...

Татьяна: Никогда не смирюсь с этой потерей. Мама была для меня самым дорогим человеком, с которым я всегда могла посоветоваться по любому поводу. Мы были с ней словно две близкие подруги. Именно она привела меня в фигурное катание, всегда нежно заботилась обо мне. Моя мама, так же как и мама Леши, воспитывала меня одна. С отцом они разошлись, когда мне было семь лет. С тех пор этот человек перестал для меня существовать. Он никогда не интересовался моей судьбой, как, впрочем, и я его… Когда с мамой случилось несчастье, мне казалось, что мир рухнул, и если бы тогда рядом не было Леши, не знаю, справилась бы я со всем этим. Мама находилась в очень тяжелом состоянии, но мы с Лешей до конца верили в то, что она придет в себя, встанет на ноги. За пару часов до того, как мне сообщили, что мамы не стало, Леша улетел в Швейцарию, в Давос, куда его пригласили выступить перед участниками международного экономического форума. Как только он прилетел в Давос, сразу позвонил мне. Позвонил и узнал... Тут же в аэропорту Леша поменял билет и первым же рейсом прилетел ко мне в Питер… Знаете, когда мы с Лешей решили родить ребенка, у нас не сразу все получилось — я никак не могла забеременеть. Но спустя какое-то время чудо свершилось. Не сомневаюсь в том, что это было именно чудо. Забрав маму, Господь Бог будто сжалился надо мной и вдохнул в меня новую жизнь.

Автор:Серго Кухианидзе
Источник
фотографии я выложила в теме у Тани
Олечка
Дарья, КсюКо, спасибо, user posted image с удовольствием почитала user posted image очень хорошие интервью)))
Asha
Дарья, КсюКо, спасибо, девочки!!
Интересно почитать про зарубежных фигуристов user posted image Адам и корейский язык, ооо user posted image
Таня с Лешей такие милые user posted image
Elen
Дарья, КсюКо, отличные статьи user posted image
Светлячок
Албена Денкова и Максим Ставиский: Взгляд из-за бортика

Несмотря на огромную занятость и необходимость улететь из Парижа сразу по окончании соревнований одиночников (ТЕВ-2009), чемпионы Мира 2006 и 2007 в танцах на льду Албена Денкова и Максим Ставиский нашли время дать интервью.

О сотрудничестве с Брайаном Жубером:

Как проходит работа над его новой произвольной программой? И каково быть в роли хореографов для такого фигуриста, считаете ли вы это вызовом для себя?
Албена: Да, для нас это был вызов, особенно в начале. Мы не были уверены, что можем поставить хорошую программу, которая ему хорошо подойдет, но я думаю, что Брайану она очень нравится и летом мы очень хорошо поработали над артистизмом, и к нашему удивлению, у него очень-очень хорошо получалось. Состояние было очень хорошим, с хорошей техникой, и он был притягателен в каждом движении.
Максим (перебивая Албену): Вообще-то, не был – он не сразу прочувствовал каждое движение, но он очень старался, когда мы что-то показывали, для него все было в новинку, но он очень много работал и делал многое, что было для него новым и сложным.
(Албена соглашается)

Брайан имеет репутацию не самого артистичного фигуриста, но он всегда охотно учится. Многие говорят, что он также подходит и к тренировкам?
Максим: Это так, но мы не можем сказать, что он не «артистичный» фигурист, потому что как только он прочувствует движение и поймет, что он делает – то начинает исполнять их более артистично.
Албена: Я тоже считаю, что это ошибочное суждение, я сказала уже, что мы были действительно удивлены, как хорошо у него получалось, и как он старается, повторяет и отрабатывает все движения новой произвольной программы. Конечно, сейчас он устал, ведь нужно добавить все прыжки и готовиться к олимпийскому сезону, это намного сложнее, и некоторые из движений «выпадают», потому что, возможно, это слишком много для него, когда он готов не на 100%.
Максим: Для одиночника все же важно сделать все прыжки и технические элементы, так что, например, если он допускает ошибку с первым прыжком, то уже сложнее исполнять хореографию с той же энергией.
Албена: Но я думаю, что у него очень хорошо получается и мы надеемся еще улучшить все до Олимпиады, потому что это для него самое важное соревнование в сезоне, до него осталось три или четыре месяца и предстоит еще много турниров.

О планах на будущее (работа хореографами, шоу) :

Вам понравилось ставить программы для спортсменов? Вы собираетесь этим дальше заниматься?
Албена: Нам очень понравилось и мы надеемся сделать еще. Мы ставили много программ самим себе, особенно теперь, когда перешли в профессионалы. Все наши программы мы поставили сами!

Как вы выбираете музыку?
Максим: По-разному бывает. Обычно для шоу нам приходится использовать «хиты» - это должна быть очень популярная песня, что мне сначала не очень нравилось, но, зная, что она популярна, я серьезно над ней работаю. Но, к примеру, когда мы ставили номер под Джастина Тимберлейка, нам обоим очень понравилась музыка и мы получили огромное удовольствие в этой программе. Но минусом стало то, что, поскольку мы ее использовали целый год, пришлось прекратить исполнять ее…к сожалению…и выбрать новую песню.

Когда вы соревновались, то вас считали одной из самых креативных пар, и вы были знамениты своей оригинальностью и риском в танцах на льду. Что вдохновляло вас, откуда это появилось? От тренеров? Или у вас просто было собственное видение с самого начала?
Максим: У нас всегда было собственное видение, но наши хореографы очень много помогали нам в процессе, потому что мы хотели сделать что-то интересное, но не знали, как, а они нам показывали и многому нас научили!
Албена: И спустя некоторое время мы начали думать и чувствовать музыку одинаково, и тогда мы могли исполнять некоторые странные движения и изобретать новые поддержки и движения – сами. И при этом, у нас не было особого выбора в спорте, потому что мы представляли Болгарию, в которой нет великих «традиций» фигурного катания (особенно в танцах на льду), и нам нужно было отличаться, чтобы зрители и судьи нас заметили. Если бы мы делали то же, что и представители «больших фигурнокатательных держав», конечно, предпочтение отдавали бы фигуристам из России, Франции и Канады.
Албена, вы все еще вовлечены в работу болгарской Федерации [ФК]? Кажется, вы были ее президентом.
Албена: Да, я президент, и это очень тяжело, потому что предыдущий глава федерации не приложил много усилий в дело обучения и помощи самым молодым фигуристам. А сейчас, конечно, мы стараемся выделять больше денег на поддержку молодежи (прежде всего – найти больше денег, чтобы суметь передать их фигуристам), чтобы [через пять или шесть лет] появились другие сильные спортсмены из Болгарии. Это, на самом деле, очень сложно, потому что ФК – очень дорогой спорт, нужно больше денег, чтобы платить за лед. У нас нет столько хороших тренеров или катков (один или два на всю страну), так что, можете представить, как сложно тренироваться и давать хорошие результаты.

Помимо работы хореографами, вы участвуете в профессиональных шоу вроде русской версии «Танцев на льду» и турне «Ледниковый период»?
Албена: Нам очень нравится выступать в шоу и мы часто в них участвуем. Теперь большинство их в России, но в августе мы были в Корее на трех шоу, а на прошлой неделе – участвовали в “Golden Skate Award” в Италии. У нас много других приглашений, и мы стараемся ездить, а не застревать в России, потому что у нас есть поклонники из Японии, Франции и других стран.

И что дальше?
Албена: Мы, конечно, планируем работать с Брайаном.
Максим (добавляет): Больше…

Тренер Брайана сказал, что вы часто приезжаете и следите за работой над хореографией?
Максим (перебивает): Мы не так часто приезжаем, но будем – потому что мы действительно хотим помочь Лорану хорошо его подготовить. Конечно, у нас есть профессиональные шоу и проект танцев со звездами в России. У нас много работы.

Кстати, а каково это, конкурировать в этом русском телешоу? Есть в этом элемент соревнования, соперничества?
Максим: Нет соперничества, ни между мной и Албеной, ни между другими фигуристами.

Вы помогаете друг другу со «звездами» [подготовкой]?
Албена: Да…да.
Максим: Да…да, много. А почему бы и нет?
Албена: Для фигуристов, собственно, это не такое уж соревнование, скорее для звезд…

Об Олимпийских Играх в Ванкувере:

Каковы ваши прогнозы на олимпийский пьедестал почета в танцах?
Максим: Это почти невозможно сказать и предсказать, потому что претендентов так много. Четыре или пять пар могут выиграть.

А кто ваши фавориты? Четыре-пять пар.
Максим: Не знаю, но мне очень нравятся Пешала-Бурза. И думаю, Вирче-Моир – очень хорошая пара с хорошими программами. Шабалина и Агосто пока не видел. Мне нравятся Керры, но в этом году я пока не особо впечатлен их обязательным танцем, но это олимпийский год, и в танцах все может измениться. Когда мы в прошлом выступали, с Албеной, то в это время что-то меняли каждую неделю. Думаю, что каждая пара будет очень тщательно готовиться, и очень много поменяет, и они все будут в очень хорошей форме.
Албена: Не могу сказать, кто мне больше всех нравится, потому что я большую часть еще не видела, но из того, что посмотрела вчера, мне очень понравилась программа канадцев, я думаю ,в ней очень много новаторства.
Максим: Молодая, сильная, очень креативная и милая пара с интересными поддержками.
Албена: Но, конечно, мне нравятся Пешала-Бурза, Керры и Файелла-Скалли, и я очень болею за Наталью Линичук и ее команду, потому что она наш бывший тренер. Я надеюсь, что она добьется успеха на Олимпиаде, но я также считаю, что Изабель и Оливье, если вернутся, могли бы иметь возможность выиграть, потому что они единственные, у кого есть опыт и зрелость, так что с этой стороны им было бы проще завоевать золото.

А кто вдохновлял вас?
Максим: Лично для меня, в одиночниках – Ягудин, но в танцах я не могу точно сказать, что мои любимцы, потому что у всех них свои достоинства. Например, мне очень нравятся Грищук-Платов, Крылова-Овсянников и Аниссина-Пейзера, а также у Дробязко-Ванагас были очень красивые и интересные вещи.

А среди тех, кто старше?
Максим: Думаю, Дюшене! Я их очень любил, потому что они отличались от всех, они изменили мир танцев на льду и стали легендой еще в первый год своих выступлений.
Албена: Мне кажется, французские фигуристы очень креативны – в целом. Мне очень нравится Канделоро…
Максим: Лоран Тобель и Станик Женне…

By Romain Gazave

отсюда
Кира
Светлячок, спасибо за интересную статью user posted image
КсюКо
Спасибо большое! user posted image
хорошее интервью!
Олечка
Светлячок, спасибо,очень интересно и содержательно user posted image
Дарья
Светлячок, спасибо!))))
Даночка
Спасибо!!!! Очень хорошая статья!!!
Asha
какое чудесное интервью user posted image user posted image
Яzz
Мэрил Дэвис и Чарли Уайт: "Мы не прочь нарушить порядок в сборной США"

Официально американцы Мэрил Дэвис и Чарли Уайт, выступающие вместе с 1997 года, считаются в своей стране второй танцевальной парой. Прошлый сезон на мировой арене ознаменовался для них прорывом: фигуристы стали призерами на двух этапах серии "Гран-при" и получили бронзу в финале, впервые, пусть и в отсутствие лидеров Танит Белбин и Бенджамина Агосто, выиграли национальный чемпионат и получили золото на турнире Четырех континентов. Правда, на чемпионате мира остались лишь четвертыми, проиграв 0,04 балла канадской паре Тесса Вирче/Скотт Мойр.

Олимпийский сезон Дэвис и Уайт начали блестяще, выиграв все соревнования, в которых участвовали: Nebelhorn Trophy, Кубок Ростелекома и NHK Trophy. В общем зачете "Гран-при" они на данный момент лидируют, имея такое же количество очков, как у Белбин/Агосто, и это заставляет с еще большим нетерпением ждать первой "очной ставки" двух ведущих пар Америки - в финале "Гран-при" в Токио, который пройдет в начале декабря.

О новых программах и новых амбициях с Мэрил и Чарли поговорила корреспондент "СЭ" Реут ГОЛИНСКИ.

- Я знаю, что идея оригинального танца в индийском стиле была предложена вам Мариной Зуевой после того как она увидела красочные индийские шали и представила Мэрил в подобном костюме. Танец показался мне очень сложным.
Дэвис: Мы старались сохранить достоверность танца.
Уайт: В этом танце очень много движений рук и кистей рук. Мы брали уроки у преподавательницы индийских танцев и постарались передать это в хореографии.

- Музыка взята из фильма "Devdas", это такая грустная история в стиле "Ромео и Джульетты".
Уайт: Я видел отрывок из этого фильма. Если бы мы использовали эту музыку в произвольном танце, то зрители, возможно, увидели бы именно эту историю. Но в оригинальной программе мы лишь используем эту музыку в качестве традиционной для народного танца.
Дэвис: "Бхангра" - это народный танец северных провинций Индии, и мы не ставили задачей показать историю, хотели передать именно танец.

- Индийский образ очень подходит Мэрил, а как себя чувствуете вы, Чарли?
Уайт: Мы показываем прежде всего танец. И надеемся, что люди увидят именно это. Не будут говорить себе: "Секундочку, у него светлые волосы, что-то тут не так". Думаю, ни у кого не возникнет таких проблем.

- Ваш произвольный танец поставлен на музыку из мюзикла "Призрак оперы". Вы не боялись, что взяли не слишком оригинальную музыку, которую уже многие использовали до вас?
Уайт: На самом деле, мне не кажется, что эта музыка очень часто использовалась в танцах на льду. За последние, скажем, лет пятнадцать это происходило намного реже, чем в случае с другими, гораздо более популярными произведениями. Безусловно, музыка известна, сам мюзикл любим уже много лет, все знают мелодии. Но в смысле толкования и передачи этой музыки на льду не думаю, что мы кого-то повторяем.
"Призрак оперы" был одной из первых наших идей. Мы прослушали много разных музыкальных отрывков, невольно сравнивая каждый с "Призраком", и все они показались нам хуже.
Дэвис: Когда мы выбирали музыку, то, разумеется, приняли во внимание тот факт, что музыка не нова. Но между собой решили, что это вовсе не недостаток. "Призрак оперы" воплощает в себе то направление, в котором мы хотели бы продвигаться в нашем катании в дальнейшем.
Мюзикл произвел на нас сильное впечатление, когда мы смотрели его в детстве в Торонто. Это одно из самых наших любимых музыкальных произведений вот уже много лет. И замечательно, когда эмоциональная связь с музыкой появляется еще до того, как начинается процесс создания программы.

- Чарли, вы ведь изображаете Призрака? Почему же танцуете без маски?
Уайт: Мы рассматривали такой вариант, но решили, что это получится слишком драматично и будет отвлекать внимание от катания.

- В прошлом году на московском этапе "Гран-при" с вами случилась досадная неприятность в оригинальном танце (Чарли Уайт дважды упал, сильно споткнулся на твиззлах и в итоге пара получила самую худшую оценку за технику. – Прим. "СЭ"). Боялись ехать в этом году в Москву?
Уайт: Я не настолько суеверен, чтобы беспокоиться о таких вещах. Мы просто выходим на лед и начинаем катать программу. В ней достаточно много технических задач, которые нужно контролировать, вместо того чтобы думать: "О, Боже, мы опять в России!"
Дэвис: Кстати, в прошлом году мы с Чарли оценили, как замечательно к нам отнеслась русская публика. Зрители нас тогда очень поддержали. Так что в этом сезоне мы ехали в Москву с еще большей признательностью за эту поддержку и понимание.

- Могли бы дать совет другим фигуристам, как действовать, когда приключается подобное?
- Нужно просто понимать, что такие ужасные ситуации в нашем виде спорта не исключены, но нужно идти дальше. Хотя тогда нам было немного сложно оправиться: слишком уж все было плохо. Тем не менее удалось сосредоточиться на произвольном танце и откатать его так, как мы умеем.

- Наверное, бывает сложно удержаться от обвинений партнера? Мы ведь знаем много примеров, с "убийственными взглядами" друг на друга прямо на льду...
Дэвис: Думаю, одна из особенно ценных вещей, которые есть у нашей пары, – это взаимное уважение. В один день неудача может случиться с твоим партнером, в другой – с тобой. И главная задача – просто быть рядом с другим человеком, ведь дуэт – это команда.

- Каковы ваши ожидания, планы на предстоящий сезон?
Уайт: Просто кататься. Не думать о соперниках, а сосредоточиться на нас самих. От соревнования к соревнованию выступать лучше. Никогда ведь не знаешь, как с тобой поступят судьи. Поэтому, если выйдешь на лед и покажешь все, что ты можешь, то единственное (надеюсь), что останется судьям, – это поставить тебя на самый верх. Но влиять на судейство не в наших силах, поэтому мы прежде всего хотели бы хорошо выступать.

- В танцах часто обращают внимание и на то, кто является первой парой страны, кто – второй. Хотя я не уверена, что в американской сборной порядок сейчас очевиден...
Дэвис: Да, мы не прочь его немного нарушить (смеется).

- Дух соперничества не мешает вам, насколько я знаю, быть лучшими друзьями с вашими основными конкурентами – Белбин и Агосто.
Уайт: О да, это правда. Отношения ведь сильно зависят от того, как ты сам воспринимаешь ситуацию. Видеть в соперниках врагов не имеет смысла. Когда человек выходит соревноваться, он на самом деле соревнуется лишь с самим собой. То, что делают на льду остальные, - это их проблемы. И ни в коем случае эта ситуация не должна влиять на решение, кого называть другом, а кого нет. В мире фигурного катания так много замечательных людей...

- Тесса Вирче и Скотт Мойр делят с вами каток на тренировках или вы катаетесь в разное время?
Уайт: Иногда время тренировок зависит от наших занятий в университете, но обычно мы бываем на льду в одно время. Тесса и Скотт – замечательные фигуристы и, как мне кажется, мы как бы подталкиваем друг друга, причем каждый день.

источник
Asha
Яzz, чудесное интервью user posted image какие они милые, Россию полюбили user posted image
Эрис
QUOTE (Яzz @ Сегодня, 10:20)
Думаю, одна из особенно ценных вещей, которые есть у нашей пары, – это взаимное уважение.

Ну такие хорошие user posted image

Спасибо, Кать user posted image
КсюКо
Катюш, спасибо user posted image
Евгений
Максим Траньков: если откровенно, я не рассчитываю, что на чемпионате России мы сможем опередить Кавагути и Смирнова – с ними проще соперничать за границей

Вчера, 21 ноября, в Китченере (Канада) на шестом этапе Гран-при по фигурному катанию Skate Canada в турнире спортивных пар призеры двух последних чемпионатов Европы россияне Мария Мухортова и Максим Траньков заняли второе место, уступив только действующим чемпионам Европы и мира Алене Савченко и Робину Шелковы из Германии. Свое выступление Агентству спортивной информации «Весь спорт» проанализировал Максим Траньков (на фото с Марией Мухортовой).

- После победы на первом этапе Гран-при в Париже теперь, наверное, и второго места мало?
- Нет, результат получился ожидаемый. Trophée Eric Bompard и Skate Canada - это разные турниры, со всех точек зрения. Мы прекрасно понимали, что после посредственного выступления Савченко и Шелковы в Париже, где они стали только третьими, в Китченере судьи будут к ним очень благосклонны и сделают все, чтобы немцы победили. Только при этом результате они попадали в финал Гран-при в Токио. А финал без действующих чемпионов мира последних двух лет – это, сами понимаете, нонсенс. Так что результаты закономерны. Тем более, мы с Машей тоже были небезгрешны.

- Но 21 балл, разделивший вас и немцев – это, все-таки, очень много.
- Я не могу сказать, что у них программы были лучше наших. Например, в произвольной программе по технике мы проиграли всего балл. При этом мы потеряли два уровня в параллельном вращении. Если бы его сделали нормально, по оценкам за технику вообще бы опередили их. Так что в Китченере немцев вытаскивали в основном за счет второй оценки.

- Что же вам помешало побороться за победу?
- Короткую программу мы откатали не очень хорошо, потому что были какими-то зажатыми. Может быть, сыграло роль волнение. Случилась ошибка на выбросе, которая привела к потере двух баллов. В произвольной программе были полностью уверены в своих силах. Начало получилось хорошим, но в какой-то момент у моего костюма оторвалась штрипка (тесьма, пришитая к низу брюк и охватывающая ступню под ботинком конька – Прим. Агентство «Всего спорта»). Мы с Марией постарались не обращать на это внимания и продолжили кататься. По правилам соревнований судьи имеют полное право останавливать выступление, если у фигуриста что-то произошло с костюмом. Однако рефери почему-то решил остановить наше выступление не сразу. К тому моменту с оторванной штрипкой мы успели сделать параллельный прыжок и поддержку. Судья все сделал правильно, но на выполненных элементах мы потеряли два балла.

- «Авария» с костюмом не выбила из колеи?
- Нет, потому что в нашей произвольной программе мы уверены. После короткой программы мы уже проигрывали немцам девять баллов – это очень много. Но и сзади нас никто не подпирал – канадцы Джессика Дюбе и Брайс Дэвисон, шедшие на третьем месте, уступали нам восемь баллов. Вряд ли нам даже с целой штрепкой удалось выиграть соревнования или опуститься на третью строчку. Поэтому мы катались спокойно, как на тренировке.

- Почему уже второй турнир вы получаете маленькие баллы за компоненты?
- В короткой программе мы, действительно, хотели получить за компоненты больше, чем в Париже. Например, если брать наших вчерашних юниоров Любовь Илюшечкину и Нодари Майсурадзе, на этапе Гран-при в Пекине за компоненты короткой программы они получили 25 баллов, а мы – 28. В принципе, разница между нами колоссальная, а выигрываем всего лишь три балла. Это не очень хорошо. Но когда ты допускаешь какую-то ошибку, сразу теряешь в компонентах. Поэтому в Китченере не смогли проверить: улучшили компоненты или нет. Если говорить про Париж, там мы катались на голову выше, чем здесь. Но тогда мы выступали первыми из лидеров – перед канадцами и немцами. Судьи немного придерживали оценки, потому что надо было судить еще две пары. А тут мы ждали объективной оценки нашей работы. Но все перепутала ошибка на выбросе… В произвольной программе получили за компоненты меньше, чем ожидали из-за остановки. В оценке за технику, повторю, уступили немцам совсем чуть-чуть. Так что мы довольны результатом, потому что компоненты наработать гораздо проще, чем технику.

- Теперь вас ждет финал Гран-при.
- Да. После победы во Франции нам было проще всех попасть в финал. В Китченере хватило бы даже четвертого места. А так, получается, в Токио мы будем выступать в сильнейшей группе. Задача на финал одна – откататься чисто, без срывов и грубых ошибок. Пока это у нас получается. Две чистые программы показали в Париже. И здесь, в Канаде, тоже все получилось хорошо. С ошибочкой, но без срыва элемента.

- Главный старт ближайшего времени – чемпионат России в Санкт-Петербурге?
- Если говорить откровенно, я не рассчитываю, что мы сможем опередить титулованных Юко Кавагути и Александра Смирнова. С ними проще соперничать за границей. А в России, как мне кажется, зрители и судьи к ним будут немого лояльнее, чем к нам. Но все равно мы будем бороться.

- Главное неспортивное событие последнего времени – арест в Лейк-Плесиде российского фигуриста Андрея Лутая. Резонанс от скандала получился сильным?
- Знаете, мы в Америке узнали об этом гораздо позже, чем вы в России – сначала мне позвонили с этой новостью друзья из Питера. Не могу сказать, что в США по всем каналам показывали, как Андрюха Лутай ходит в наручниках и робе. И даже больше: в Америке всем наплевать на это задержание, у местных жителей есть куда более насущные проблемы типа свиного гриппа и постоянных расстрелов.

- Но для мира фигурного катания это стало настоящим шоком?
- Конечно! Фигуристы разных стран с пониманием отнеслись, что случилось с Андреем, никто его особо не осуждает. Каждый спортсмен после каких-то поражений может быть немного не в себе, психануть, что ли. Андрея знают очень хорошо за границей, поэтому для многих его арест вызвал удивление. Он серьезный, осторожный парень. Когда кто-то в нашей кампании фигуристов замышлял какую-то пакость, именно Лутай всегда пытался остановить (улыбается). Так что эта ситуация – однозначный срыв. Думаю, что даже от меня, Максима Транькова, можно было ожидать такой ситуации с большей долей вероятности, чем от Лутая.

http://www.allsportinfo.ru/index.php?id=34012
Дарья
Интересное интервью, спасибо))))
Светлячок
Олег Васильев: Я только начинаю путь!

23 ноября 2009

Олегу Васильеву — 50. Даже не верится. Тамара Москвина, под руководством которой Олег Кимович в паре с Еленой Валовой стал олимпийским чемпионом Сараева-1984, полушутя-полусерьезно вздохнула на сей счет: «А сколько же мне?» Сам юбиляр, как и Тамара Николаевна, загружен работой: оба они готовят свои пары к Ванкуверской олимпиаде.

Ночной звонок корреспондента «ВП» застал Олега Кимовича в канадском Китченере, когда в Питере «пробило» две минуты первого, а Олег Кимович со своими подопечными Марией Мухортовой и Максимом Траньковым возвращались в гостиницу после завершения произвольной программы на этапе «Гран-при» «Skate Canada».

— Поздравляем, Олег Кимович, с юбилеем. Как его отметили?
— Спасибо. Вы, похоже, поздравили меня первыми. Но у нас, в Китченере, 22-го были показательные выступления. Да и не собирался я праздновать пышно. Пригласил всех русскоговорящих тренеров, коллег, мы посидели в баре, пообщались. Правда, Мухортова — Траньков заняли на этапе второе место. Но я это не рассматривал в качестве подарка. Результат — хороший или плохой — всего лишь показатель того, как спортсмены подготовились к соревнованиям.

— Недавно Антон Сихарулидзе заявил, что питерцам Юко Кавагути и Александру Смирнову по силам выиграть Олимпиаду в Ванкувере. А Мухортовой — Транькову?
— На олимпийскую медаль Маша с Максимом рассчитывать вправе. То, как они начали этот сезон, демонстрирует их очень серьезный настрой. Наша работа, которую мы провели в течение весны и лета, дает позитивные результаты.

— В этом году исполнилось 25 лет вашей с Еленой Валовой победе на Олимпиаде-1984. Вам вспоминается сараевский успех?
— О, это было в прошлом веке — что вспоминать? Жить нужно сегодняшним.

— Зато Тамара Москвина, которая тренировала вашу пару, до сих пор помнит подробности. Как, например, в день произвольной вы с Еленой отказались от раскатки в шесть утра. И отрабатывали элементы на полу, что шокировало и дезориентировало ваших соперников...
— Не знаю, что подумали соперники. Но кататься в шесть утра действительно было ужасно — до этого мы с Леной тренировались около полудня и в девять-десять вечера — такой режим был у нас в Питере. Поэтому выходить на лед в столь ранний час было бы равносильно самоубийству. Помню, в Сараеве мы даже порадоваться победе публично не смогли. Дело в том, что руководители нашего государства в то время менялись почти каждые несколько месяцев. И надо же: именно в день произвольной умер товарищ Андропов. Поскольку в стране объявили траур, нам запретили «выражать позитивные эмоции». Это смазало все впечатление.

— А чем-нибудь отметили тогда золотые медали?
— Перед допинг-контролем, представьте себе. В те времена для этой процедуры спортсменам разрешали пить пиво. Даже рекомендовали. Мы, естественно, растягивали процесс как можно дольше: пиво давали на халяву, бесплатное.

— Как складываются дела у вашей бывшей партнерши Елены Валовой? Вы с ней видитесь, общаетесь?

— Естественно! С Еленой разговаривал буквально на днях. Она работает на катке в Питсбурге.

— Главным делом жизни было — и остается — фигурное катание?
— Да.

— Как получилось, что вы стали тренером?

— Меня к этому подтолкнуло решение Елены Валовой завершить спортивную карьеру ради семьи. Помню, был декабрь 1997 года, мы давно катались в профессионалах. И это совпало со звонком из Чикаго — один из местных тренеров приглашал меня работать у них на катке. А я был так расстроен неожиданным шагом Лены, что уже через день вылетел в Чикаго.

— Обычно для мужчины рубежной датой, поводом подвести промежуточные итоги считается тридцать лет. А пятьдесят?

— Я не считаю, что 50 лет — это некий водораздел, повод для подведения итогов. У меня просто очередной день рождения. Когда мне было лет 15 — 16, я думал: «Вот когда мне будет 40, в 2000 году, это будет финал жизни, я не буду знать, чем же заняться». А сейчас понимаю: впереди еще много всего. И я только в начале интересного пути.

Елена Валова:

— Я очень рада, что вы со страниц газеты поздравите Олега. Он это заслужил. И вообще 50 лет один раз случается.

Мы с Олегом полжизни вместе провели на катке. Он мой самый близкий друг. Прошли вместе через очень многое. Было и хорошее, и плохое... Олег выбрал тренерскую стезю еще и потому, что у нас, фигуристов, это, как правило, лучше всего получается в жизни. Я тоже тренирую. Я не люблю, когда общественность устраивает «соревнования» между тренерами. Не думаю, что мой бывший партнер ведет борьбу за первенство с Тамарой Москвиной. Но дай бог ему подготовить столько олимпийских чемпионов, сколько вырастила Тамара Николаевна.

Беседовал Павел ВЛАДИМИРЦЕВ
Вечерний Петербург
reggie
Вот это хорошее интервью user posted image С юбилеем Олега Кимовича user posted image
Elen
Правда очень приятное интервью user posted image
Светлячок
ничего, что старое blush2.gif

10.09.2009

«Люблю заниматься собой»

В паре с Евгением Платовым Оксана Грищук дважды покоряла планету, выступая в спортивных танцах на льду в 1994 и в 1998 годах на Олимпийских играх. С 1994 года Оксана постоянно живет в США, но ее приглашали на телепроект «Танцы на льду». В паре с актером Петром Красиловым Оксана покорила всех. Вспомнив забытый вкус победы, она плакала на вручении главного приза. А потом успешно выступала в том же проекте в паре с аккордеонистом-виртуозом Петром Дранга.

— Оксана, правда ли, что, когда вы в 10 лет приехали из родного города Одессы на юбилей Л.И. Брежнева, он выделил вас среди остальных и рекомендовал для продолжения учебы в Москве?
— Да, можно сказать, что я пришла в большой спорт с «благословения» руководителя государства. Начала заниматься в спортивной школе «Динамо», а в 12 лет перешла в спортивные танцы. Моим тренером была Наталья Линичук, а первым партнером — Александр Чичков, с которым мы завоевали несколько наград на юниорском чемпионате мира. С 1989 года я встала в пару с Евгением Платовым. Именно с ним были завоеваны все большие спортивные награды. Правда, были у нас и проблемы. Одна из них — большая разница в росте, поэтому нам приходилось тренироваться намного больше, чем другим парам. Я практически приходила домой только ночевать, все остальное время занимали тренировки.

— Какая медаль, завоеванная вашей парой, особенно дорога для вас?
— Это золото на Олимпиаде в Нагано в Японии в 1998 году. Женя Платов перенес сложную операцию на колене, но у нас не было возможности взять тайм-аут, от нас ждали олимпийского золота, вся страна надеялась на своих чемпионов. И мы его взяли. Но какой ценой! Перед соревнованиями я ощущала дикую боль в руке, но боялась узнать диагноз врачей и не хотела расстраивать близких, тренера и партнера. Я терпела боль, не говорила о ней никому. Сразу после Олимпиады доктора ахнули, когда я обратилась к ним за помощью. Оказалось, перелом. На руку тут же наложили гипс. Победа на этой Олимпиаде была для нас действительно выстраданной, а потому самой ценной.

— Почему вы уехали в Америку?
— Нам, только что выигравшим олимпийское золото в Лиллехаммере в 1994 году, поступило предложение поработать в США вместе с нашим тренером Натальей Линичук. Для нас создали все условия. И хотя мы жили и тренировались в США, продолжали на соревнованиях выступать за Россию. Все было хорошо, пока наша пара не распалась, и мы оба многое из-за этого потеряли.

— А что для вас главное в жизни?
— Безусловно, моя дочь. Ее зовут Скайлер-Грэйс-Мария. Ее первое имя — Скайлер — значит небесная, второе — Грейс — грациозная и третье - Мария, которое она получила при крещении в русском храме. Самые счастливые спортивные победы никогда не сравнить со счастьем быть матерью.

— Вы прекрасно выглядите, уход за собой — это профессиональная необходимость или вы считаете, что каждая женщина должна постоянно заниматься своим внешним видом?
— Любая женщина должна заботиться о своем внешнем виде — это необходимо. Я люблю заниматься собой. Вот мои советы читательницам. Лучшее для женщины — это природа, вода и спорт. Найдите немного времени, чтобы сделать кубики льда из минеральной воды и умывайтесь ими. Приготовьте природные, натуральные маски для лица из клубники, персика или огурца. Это удивительные пищевые продукты, которые омолодят ваше лицо. Волосы чаще мойте, а шампуней сейчас великое множество, можно подобрать благоприятный для ваших волос. Для ногтей полезны ванночки с лимоном. А еще я регулярно принимаю душ, меняя температуру воды — от теплой до горячей, а в конце — холодной. Это поразительно освежает. Всему этому я с самого детства учу и свою дочку. И обязательно подберите приемлемый для вас вид физкультуры. Мы все в семье занимаемся плаванием. Занимает это немного времени, а выглядеть будете прекрасно!

— У вас есть хобби?
— Очень люблю заниматься дизайном, причем любым — строительным, мебельным, ландшафтным, кулинарным. Всегда делаю это с душой и большим интересом. Люблю украшать свой дом и сад и постоянно выдумываю что-то новое, необычное. Хочу получить специальное образование, так как вижу, что у меня это получается.

— Какие у вас жизненные планы?
— Я активно тренируюсь, мечтаю вернуться в большой спорт. Телевизионные проекты позволили понять, что у меня еще очень много нереализованных идей и нерастраченных сил. Когда мы снова встали в пару с Женей Платовым, мне показалось, что мы и не расставались, я пережила необычайное волнение и желание работать. Очень надеюсь, что моя мечта сбудется.

— Несмотря на то, что вы сейчас живете в Америке, вы остаетесь блистательной русской фигуристкой…
— Я очень этим горжусь. Россия - моя абсолютная любовь, стараюсь чаще здесь бывать, чтобы моя девочка могла вдохнуть вкус моей родины. Я всегда открыта для работы в России, потому что российский спорт для меня очень многое значит.

отсюда
Эрис
Ножки-спички, нервы-канаты give_heart.gif

Громко прозвучало имя Полины Шелепень на самом первом юниорском Гран-при сезона

Воспитанница Этери Тутберидзе выиграла два международных старта подряд в Будапеште и Минске. Сейчас москвичка готовится выступить на этапе «взрослого» Кубка России в Москве и в финале юниорского Гран-при.


МАНКА С «ЕЛОЧКОЙ»

На тривиальный вопрос о том, как Полина связала жизнь со спортом, я получила совершенно неожиданный ответ.

– Я манную кашу не люблю. Спортивная секция была единственным избавлением от детского сада, в котором каждое утро кормили этой самой кашей.

– У нас каждый день проходил с истериками, – вспоминает мама Полины Наталья. – Но последней каплей стал случай, когда мне позвонила воспитательница и сказала, что Полина ходит босиком по группе, так как, по ее мнению, туфли не подходят под платье. Пришлось искать альтернативу саду.

Поехали в ЦСКА попробовать себя в фигурном катании.

– Там меня выволокли на середину льда и сказали: «Езжай». Я кое-как на четвереньках добралась до бортика и сказала маме, что больше сюда не приду. Потом ходили на массовое катание. Однажды на катке «Серебряный» Этери Георгиевна отбирала детей. Несмотря на то, что на просмотре я каталась на прямых ногах и из всего сносно сделала только «елочку», она взяла меня к себе в группу.

– Параллельно Поля занималась художественной гимнастикой. Но однажды позвонил тренер, Полина подошла к телефону и сказала: «Я к вам больше не приду, я коленки все стерла».

ВЫ НАС В ДВЕРЬ, А МЫ В ОКНО

– Помнишь свои первые соревнования?
– Еще бы! Мне было пять, и я умудрилась забыть свою программу. Так Этери Георгиевна мне через бортик кричала, что делать. А впервые мысленно похвалила себя на спартакиаде в 2007 году: программу свою откатала чисто, обошла уже известную Катарину Гербольдт, только Алене Леоновой уступила.

– Нравится обыгрывать старших?
– Не буду лукавить, нравится. Хотя и младше меня есть сильные девчонки. И Аделину Сотникову, и Лизу Туктамышеву просто так не победить. Мне и с мужчинами интересно было бы посоревноваться.

Как-то на соревнованиях в Новогорске засмотрелась, как ребята делали четверные прыжки, попросилась у тренера попробовать… Попробовала, пол-оборота не докрутила. Сейчас для тренировки четверных прыжков специальные страховочные удочки изобрели, чтобы, если не получится, плашмя на лед не упасть. Теперь «удочка» – одно из любимых упражнений на тренировках.

– Какие образы тебе ближе?
– Мне все нравится. Этери Георгиевна из меня и цыганочку делала, и Чарли Чаплина, теперь, как до платьев доросла, на лирику перешла. В этом году впервые вместо комбинезона мне сшили платье. Раньше я непропорционально смотрелась – ноги длинные, тощие, одни коленки торчали.

– Этери Георгиевна строгий тренер, с катка выгоняла?
– Почему выгоняла – и выгоняет (смеется). Когда маленькая была, по всему катку от нее бегала: она меня только догонит, а я у нее между ног проскользну. Она меня с одной стороны за шкирку выгонит, а я с другого борта снова на лед.

АЛГЕБРА СПАСЕТ МЕДАЛЬ

– Поля, ты рано стала делать прыжки, уже в шесть лет освоила все двойные. Как тебе это удается?
– Просто надо почувствовать, как прыгать. С тройными была забавная история. Я их все в один день запрыгала. У меня в прямом смысле коньки стерлись до дыр. Купили новые, я в них на лед вышла и ничего не могла выполнить, словно гири на ногах. Этери Георгиевна приказала вернуть дырявые коньки – и как только я их надела, сразу прыгнула все тройные. В шоке была и я, и тренер. Когда на юниорском чемпионате России прыгнула тройной – никто не поверил. Как назло, в этот момент какие-то технические неполадки с камерой были, пытались считать круги на льду. В общем, когда делала его второй раз, все смотрели внимательно.

– Много наград собралось?
– Мы уже и не считаем. Полка с кубками, полка с медалями. Отдельно висят два «золота» с Гран-при. У бабушки накопилась толстенная папка с грамотами и дипломами.

– А как же бабушкины пирожки, диету соблюдать приходится?
– Нет, мне повезло – в маму худенькая. Поесть вкусно люблю, обожаю все молочное. Жаль, творог ограничивать приходится, а то в прошлом году как наелась, да как выросла, полсезона из-за этого плохо выступала. Вытянулась, а мышечной массы еще не было.

– Как со школой спорт удается совмещать? Любимые предметы есть?
– Главное на соревнования отпускают без проблем. Из любимых – алгебра, физика. В фигурном катании без них никуда. Бывает, сорвешь какой-нибудь прыжок, быстро в голове посчитаешь, какие элементы заменить на более сложные, чтобы в баллах не потерять.

– Наташа, а в школу никогда не вызывали?
– Ой, Полина меня как-то отправила на собрание. Когда учительница узнала, чья я мама, сказала: «Идите, идите домой, у вас все хорошо, и не приходите больше» (смеется).

– Кто на соревнованиях поддерживает?
– Бабушка везде с Полиной ездит, нервы у нее крепче моих. Однажды на соревнованиях отключилась музыка, так Поля спокойно продолжила программу. Мне тогда в радиорубке сказали: «У вашего ребенка стальные нервы». Сама я в тот момент сидела вся белая.

ВИЗИТКА
Полина ШЕЛЕПЕНЬ

Родилась 28 июля 1995 года. Мастер спорта (фигурное катание). Победительница этапов юниорских Гран-при (2009), первенства России (2007), обладательница Кубка России (2008/2009). Серебряный призер спартакиады учащихся России (2007). Тренируется у Этери Тутберидзе. Выступает за СДЮШОР №37 «Хрустальный».

http://mk.ru/sport/publications/391668.html
Эрис
Полечка - чудо, очень славная девочка user posted image Удачи ей в финале!!! user posted image user posted image user posted image user posted image
reggie
Ой какое интервью! Просто наикласснейшее yahoo.gif
arina
веселенькое интервью yahoo.gif
Олечка
[Показать/Скрыть]
Не знала,куда принести,но раз всё-таки в форме нитервью,пусть тут будет


Андрей Лутай:Все было как в тумане

Российский фигурист Андрей Лутай, на год дисквалифицированный национальной федерацией за нарушение спортивного режима и этических норм, озвучил свою версию того, что произошло после выступления на этапе Гран-при в Лейк-Плэсиде (США), а также рассказал, зачем он выпил и угнал чужой автомобиль.

- Неприятности у вас начались еще накануне соревнований...
- Виной тому - ошибка авиаперевозчика. По недосмотру персонала мои коньки остались в Европе. Причем точно никто не может объяснить - в Петербурге или в Хельсинки, где я делал пересадку.

- Почему нельзя было взять их в салон?
- Новыми антитеррористическими правилами авиаперевозок запрещено брать режущие и колющие предметы в пассажирский отсек. Вот и вышло, что трое суток я был в подвешенном состоянии, не мог тренироваться, а получил коньки лишь за несколько часов до начала короткой программы. И хотя организаторы разрешили мне сделать раскатку вне официального расписания, времени, чтобы приспособиться к тамошнему катку, оказалось недостаточно. Итог вы знаете - десятое место среди дюжины участников.

- И тогда вы решили снять стресс традиционным русским способом?
- Вообще-то я не употребляю спиртное: пить водку с горя не в моих правилах.

- Почему же в вашей крови обнаружили алкоголь? Причем сразу 0,19 промилле, тогда как по законам штата Нью-Йорк допустимо лишь 0,08.
- Могу рассказать только то, что помню. По окончании соревнований всех спортсменов пригласили на дискотеку. Из уважения к организаторам я туда тоже пришел и пробыл около часа. Чтобы немного остудить горечь поражения, заказал в баре холодный чай со льдом, выпил его, немного посидел, послушал музыку и вышел на свежий воздух. Все, что произошло дальше, - покрыто туманом.

- Уж не хотите ли вы сказать, что в напиток что-то подсыпали?
- Все может быть. Хотя я никого не подозреваю и склоняюсь к другой версии. Возможно, бармен не очень хорошо понял мой плохой английский и вместо холодного чая налил в стакан чего-то покрепче. А я в нервной горячке выпил эту смесь и не заметил замены.

- Где в это время был ваш тренер Алексей Мишин?
- С Алексеем Николаевичем мы жили в разных отелях. Уезжая, он посоветовал мне на вечеринке долго не задерживаться.

- Почему вы сразу не поехали в гостиницу на автобусе?
- Когда я вышел на крыльцо, площадка перед клубом была пуста. Припоминаю, что решил пройтись пешком. Затем наступил провал в памяти. Внятно объяснить, как я оказался в чужой машине, куда поехал, я не смог ни в полиции, ни в суде. Не знаю этого и сейчас.

- Чтобы завести автомобиль и стронуть его с места, нужно как минимум иметь ключи и знать, как работают педали и ручка переключения скоростей.
- (Тяжело вздыхает) Как мне рассказали потом, ключи хозяин авто оставил в замке зажигания. Он же привел свой "Шевроле" для осмотра в ремонтной мастерской. А водить машину я умею, даже в питерских пробках неплохо ориентируюсь.

- Утверждают, что компанию вам составили две девушки, а при задержании вы оказали сопротивление полиции.
- Впервые узнал об этом из СМИ. Но это слухи. Сами полицейские говорили, что уехать далеко мне не удалось. Когда патруль нагнал меня, я послушно остановил машину и был доставлен в участок даже без наручников. Там сознание начало возвращаться.

- Вы помните саму процедуру допроса? Если вы плохо говорите по-английски, кто помог вам понять происходящее?
- Местный тренер и менеджер команды по бобслею Леонид Костэн. Он хорошо говорит по-русски.

- В полиции вам дали право сделать телефонный звонок? Кому звонили?
- Только адвокату. Хотелось сообщить о неприятностях родным в Белгород, но в полиции не оказалось выхода на международную линию.

- Тренера увидеть удалось?
- Алексей Николаевич приехал в участок, спросил, что произошло, и сказал несколько ободряющих слов.

- В тюрьме вас содержали в одиночной камере?
- Помещение было больше похоже на спортивный зал, в углах висели камеры слежения за задержанными. Обращались со мной вежливо, кормили хорошо. Но я бы никому не пожелал оказаться за решеткой даже на трое суток. Не говоря уже о двух годах, которые могли мне "светить" по первоначальным обвинениям.

- На допрос вызывали часто?
- Меня задержали в ночь на понедельник (16 ноября). Вечером того же дня побеседовать со мной пришли вице-президент нашей Федерации фигурного катания Сергей Кононыхин и адвокат Брайан Баррет. А в среду состоялось судебное заседание.

- Когда вы узнали, что вам будет разрешено вылететь в Россию? И почему часть первоначальных обвинений в суде была снята?
- Адвокат с самого начала был уверен, что дело будет переведено из разряда уголовных в гражданские. Это случилось, когда хозяин машины прислал в суд письмо, что не имеет ко мне претензий, а обвинение в сопротивлении полиции отпало. Поэтому сразу же после суда меня выпустили на свободу без залога, но вот разрешение на выезд в Россию дали только в конце прошлой недели. Задержка произошла потому, что прокурор не пришел в суд.

- Как вас встретили родные в Белгороде?
- Мама и старшая сестра сильно переживали. Они же много лет делали все для моей спортивной карьеры, а я так подвел их! Как мог, постарался их успокоить.

- Инцидент произошел незадолго до старта Игр в Ванкувере. Соперники не попытаются использовать его против сборной России?
- Хотя я и осознаю, что сильно подпортил авторитет российского фигурного катания, надеюсь, этот случай все-таки останется моей личной бедой. По-моему, в США он не получил большого резонанса, и крупнейшие американские СМИ его практически не заметили.

Напомним, Андрею Лутаю запрещено участвовать в международных стартах и соревнованиях в России, проводимых Федерацией фигурного катания на коньках России (ФФККР), до 15 ноября 2010 года. В чемпионатах Москвы или Питера спортсмен стартовать сможет.

Источник
Asha
Олечка, спасибо! user posted image
Elen
Олечка, user posted image
Эрис
Полина Шелепень
Широкая известность в узких кругах.


август 2008
Светлана Анцырева


Досье:
Шелепень Полина Сергеевна
Дата рождения – 28.07.1995
Разряд выполненный - КМС
Достижения:
Международные соревнования стран СНГ и Балтии «Хрустальный конёк» 2007 – 2 место
Первенство России среди юношей и девушек, старший возраст 2007 – 1 место
Мемориал Жука 2007 – 1 место
Открытое первенство Москвы 2007 – 1 место
Второй этап кубка России 2007 – 1 место
Третий этап кубка России 2007 – 1 место
Первенство России среди юниоров 2008 – 3 место
Финал кубка России 2008 – 1 место
Первая зимняя спартакиада молодёжи России 2008, финал – 2 место
Первенство России среди юношей и девушек, старший возраст 2008 – 2 место
Клуб: ДЮСШ №8, СДЮШОР №37 «Хрустальный»
Тренер – Тутберидзе Этери Георгиевна


Когда у 9-летней Полины Шелепень спросили, кем она хочет стать, девочка, не задумываясь, ответила: «Врачом». «Почему?!» - удивлённо спросила мама. «Не знаю» - пожала плечами Полина и пошла собираться на тренировку. Быть может, когда-нибудь Полина и станет врачом, но пока её жизнь полностью посвящена фигурному катанию.
«Фигурное катания – для меня все, - говорит Полина. - Это моя жизнь, моя профессия. Это и большой труд, и огромная радость». Ещё в детстве самой страшной угрозой для девочки была фраза «Всё, больше на каток не пойдёшь!» - рассказывает мама Полины Наталья Олеговна.
Заниматься фигурным катанием Поля Шелепень начала потому, что… очень не любила манную кашу с комочками. Не любила до такой степени, что наотрез отказывалась ходить в детский сад, где её исправно готовили каждое утро. Рисовать, делать аппликации, петь песенки, спать после обеда – никаких проблем, но только без каши! Порядки в детском саду были строгие, и каждый день начинался с истерик и слёз. Подумав, родители решили не мучить больше ребёнка и перевести дочку в какую-нибудь спортивную секцию. Так, в 4 года к Полине пришло фигурное катание.
«Сначала мы привели дочку в ЦСКА, - рассказывает мама Наталья Олеговна, - Там её вывели на середину катка и сказали: «Иди». Полина буквально на четвереньках приползла к бортику, посмотрела мне в глаза и сказала: «Я больше сюда не пойду». В тот день всё могло и закончиться, но судьба распорядилась иначе: Полина попала в группу Этери Тутберидзе, где тренируется и по сей день.
«У Этери Георгиевны тогда в группе катались ребята 9-10 лет, - вспоминает мама, - и нам сказали, что такую малышку вряд ли возьмут. Но она проявила такое упорство и такое желание кататься именно у этого тренера, которое трудно было ожидать от 4-летнего ребёнка. К нам долго присматривались, и в результате всё-таки взяли».
Уже спустя год Полина Шелепень выступала в Новогорске на первых в своей жизни соревнованиях. Тогда в первый и последний раз умудрилась забыть программу, и тренер, перегнувшись через бортик, кричала ей: «Полина, тройку! А сейчас поехала налево, повернулась и перебежка…» Тогда маленькая Полина заняла четвёртое место, ей подарили первую в её жизни медаль, пусть и шоколадную.
А вообще, медалей у Полины очень много. Уже сейчас, в 12 лет её коллекция насчитывает около 50-ти наград, причём больше половины из них высшей пробы! В 5 лет Полина прыгнула аксель в 1,5 оборота, а в 7-8 у неё уже был полный арсенал двойных прыжков. «Аксель всегда был для меня самым трудным прыжком, - признаётся Полина, - Я уже все тройные умела делать, а аксель в два с половиной оборота всё никак не шёл. Позже с опытом ко мне пришло понимание, как его нужно делать».

«Я всё равно выиграю!»
«Все стало серьёзно, когда Полина в 8 лет приехала на спецпрограмму отборочных соревнований к «Мемориалу Жука», - вспоминает мама. - Она была на 2-3 года моложе всех участниц. Из 45 фигуристок на произвольную программу проходили 26, и мы в их число не попали. Тогда впервые на Полинином лице промелькнуло что-то, и она сказала: «На следующий год я отберусь, во что бы то ни стало!» Она сдержала своё обещание – через год Полина Шелепень вошла в шестёрку на отборочных стартах в Москве, а в финале турнира, который проходил в Санкт-Петербурге, заняла 11 место. А в 2007 году она с блеском выиграла соревнования в Москве и стала безоговорочно первой по России!
В марте 2007 года в Перми проходило Первенство среди юношей и девушек старшего возраста. «Помню, когда мы туда поехали, Этери Георгиевна нам сказала: «Вы особо не волнуйтесь, Полину там никто не знает и вперёд всё равно не пропустит. Катайтесь в своё удовольствие», - вспоминает бабушка Валентина Алексеевна Полины. - А она взяла и выиграла это первенство! Обыграла Нину Петушкову, Екатерину Козыреву, да много кого!» С той победы всё и началось: о ней заговорили тренеры, специалисты, любители фигурного катания, начали к ней присматриваться и более старшие соперницы.
Сезон 2007-2008 стал для Полины очень успешным! Из 11 стартов – 9 золотых медалей, одна серебряная - со спартакиады учащихся в Саранске, где она уступила лишь Алёне Леоновой, и одна бронзовая - с Первенства России среди юниоров, золото и серебро там выиграли Катарина Гербольдт и Алёна Леонова соответственно.
«Мне очень нравится участвовать в соревнованиях со взрослыми девочками, - признаётся Полина, - В своём возрасте нет той конкуренции, а вот со взрослыми очень здорово! И ощущения от успешного проката и от победы совсем другие! Кстати, после бронзы на Первенстве России, взрослые ребята стали со мной разговаривать. Раньше они меня не замечали, ну бегает там где-то маленькая девочка, а теперь совсем иначе относятся. Мне это очень приятно!»
«Больше всего в фигурном катании мне нравятся прыжки, - говорит Полина, - это же так здорово перебороть себя, сделать то, чего раньше не умела. Это такой азарт: ах так, не получается? А я всё равно сделаю!»
Желание и упорство дают свои плоды: в свои 12 лет Полина Шелепень владеет полным арсеналом тройных прыжков. В этом году 14 мая на тренировке шоу юных фигуристов «Будущее стартует здесь» Полина разговорилась со взрослыми ребятами, рассказала, что умеет прыгать все каскады 3-3. Ребята посмеялись – не поверили. «Хотите, сейчас прямо пойду и прыгну?» - спокойно спросила Полина. Пошла и прыгнула каскад тройной лутц-тройной риттбергер. Ребята притихли – зауважали.
«Полина все тройные прыжки прыгнула в один день, - рассказывает бабушка. - Все были просто поражены! До этого несколько тренировок пыталась их прыгнуть – никак. А тут пришла и сделала сразу все! Этери Георгиевна тогда ещё сказала: «Ничего не понимаю, наверное, у меня что-то с глазами!» Она просто почувствовала, как нужно прыгать тройные…»
В этом сезоне на прокатах сборной в Новогорске Полина, как зачарованная, смотрела на тренировку одиночников. Сергей Воронов, Андрей Лутай, Иван Бариев делали четверной, и Полина глаз не могла оторвать: «Смотри, бабушка, как они прыгают, это же просто потрясающе!» Постояла минутку, подумала, подошла к тренеру и тихонько спросила: «А можно я попробую прыгнуть четверной сальхов?» Этери удивилась, но сказала: «Ну, иди, пробуй». Полина вышла на лёд к ребятам, разогналась как следует и выпрыгнула. Четверной сальхов получился недокрученным в пол-оборота, но фигуристы на катке зааплодировали.

Душа в душу
«Полина очень любит и доверяет своему тренеру,- рассказывает бабушка. - Тренер у нас строгая, но с чувством юмора. Бывает, рассердится на Полину, выгонит её с катка в один борт, а та – раз! – тут же через другой на лёд. В детстве они все вели специальный фигурный дневник – писали там своё расписание каждый день, а в конце занятия Этери Георгиевна эти дневники собирала и каждому ставила оценки, писала замечания. Были у нас и «5», и «2», и колы, и даже «0»! В замечаниях нам как-то написала: «Штормит. Болтанка». Сейчас вспоминаем и смеёмся. А перед соревнованиями Этери всегда нам писала: «Желаю удачи»! Вот такой у нас замечательный тренер!»
Этери Георгиевна и Полина работают вместе уже около 8 лет. Вместе ставят программы, вместе придумывают интересные вращения и шаги. «Я всегда, независимо от возраста ребёнка, стараюсь, чтобы он принимал самое активное участие в создании программы, - говорит Этери Тутберидзе. - По себе помню, бывает, поставит тренер шаги - ему удобно, а мне нет. Все же разные, у всех по-разному элементы ложатся. Поэтому я всегда призываю, даже заставляю моих ребят разговаривать со мной во время постановки, чтобы это был равноправный диалог, чтобы они что-то предлагали, пробовали, давали простор своей фантазии и своему «Я». Меняется, растёт ребёнок – меняются и его программы. Если раньше мы с Полиной танцевали народные танцы, то теперь мы ставим преимущественно лирические композиции, потому что сейчас она такая – тоненькая, лёгкая, воздушная, романтичная».
В сезоне 2007-2008 Полина исполняла короткую программу под музыку из к/ф «Список Шиндлера». Увидев эту композицию на одном из стартов, Татьяна Анатольевна Тарасова написала на листочке: «Очень хорошая девочка. Претензий нет. Но она ещё слишком маленькая катать такую трагедию». Но именно эту программу Полина называет одной из самых любимых. «Я никогда не даю своим ребятам музыку, если ребёнок не знает её подоплёку, - говорит Этери Георгиевна. - Полина знает, что она катает, не нужно думать, что она слишком мала и ничего не понимает. Когда мы шили костюм, у меня была идея сделать его как скрипку, ведь это же, по сути, оплакивание… Выбор цвета остался за Полиной, она выбрала красный. Когда я увидела в первый раз уже сшитый костюм красного цвета, я была в шоке! Спрашиваю у неё: «Полин, а почему красный?», она посмотрела мне в глаза и серьёзно говорит: «А это кровь».

Не лёгкая это работа!
«Самое трудное в фигурном катании – это научиться всегда держать себя в рамках, - говорит Полина, - каждую минуту контролировать себя, свои движения и своё психологическое равновесие, не позволять себе расслабляться и распускаться, не разрешать себе сдаваться и опускать руки, всегда идти до конца, что бы ни случилось. Это правило действует не только на соревнованиях, но и на тренировках». «Сколько я себя помню, Полина была бойцом, - рассказывает Этери. - С этим качеством надо родиться, научить ему очень сложно. Помню, был случай на одном из стартов. Полина раскатывалась перед программой, и тут по залу объявили оценки Елизаветы Туктамышевой, и очень хорошие оценки! Я увидела, как Полина закатила глаза, и поняла: она всё услышала и, кроме того, всё проанализировала и понимает – подарков судьбы ждать нечего, катать нужно безошибочно. Меня перед бортиком даже затрясло, такое было напряжение. Она выехала и чисто исполнила сложнейшую программу! Разве этому научишь?»
Тем не менее, близкие Полины отмечают, что нет в девочке никакой спортивной злости, вредности, как говорится, нет зубов. «Фигурное катание – жестокий спорт, - отмечает Этери Георгиевна. - Я иногда думаю, что надо бы всё-таки иметь хоть толику вредности. Без этого качества мне за неё бывает страшно. Это сейчас с ней везде бабушка, а потом?» Полина – очень добрая девочка, незлопамятная, общительная, очень ранимая. На тренировках, если у нее что-то вдруг не получается, то сразу, как говорит тренер, «губки бантиком, бровки домиком» и лёд залит слезами. «Да и на стартах такое иногда случается, - замечает Этери Георгиевна, - на Первенстве России в этом году упала в программе с первого прыжка тройного сальхова. Так даже в голос всплакнула от обиды. Но немедленно собралась, и все остальные элементы исполнила безошибочно».
Фигурное катание – это хорошо, но и об учёбе забывать нельзя. Полина Шелепень учится в школе №698 во вторую смену. Занятия удаётся посещать не так часто, как хотелось бы – 2-3 раза в неделю. Домашние задания всегда делает сама. «Бывает, идём домой после тренировки, а у Полины слёзы на глаза наворачиваются, - рассказывает мама. - Что такое? – У меня ещё задание по русскому не сделано! – Давай помогу. – Нет, я сама!» Из предметов больше всего Полина любит математику и английский язык. «Математикой мы занимаемся не только в школе, но и на льду, - смеётся Полина, - постоянно считаем баллы, элементы, даже во время программы!» Если вдруг на соревнованиях срывается какой-то важный элемент, то, тщательно всё просчитав, Полина обязательно постарается максимально восполнить потерю в баллах, заменив какие-нибудь прыжки. «Я специально учу своих детей, что нужно работать не только ногами, но и головой, - говорит Этери Тутберидзе, - Фигурное катание – это не два притопа, три прихлопа, тут ещё и думать надо уметь, и при случае знать, как выходить из тех или иных ситуаций».
В свободное время Полина любит поиграть в волейбол, в твистер, в монополию, любит покопаться в интернете. «Я часто читаю форум на сайте tulup.ru, - говорит она. - Очень приятно, когда обо мне пишут что-то хорошее. Бывает, что и ругают, но я стараюсь объективно воспринимать критику, не расстраиваться, а делать выводы. Часто смотрю выступления моих любимых фигуристов – Мао Асады, Ю На Ким. Мне очень нравится, как они катаются! Смотрю, какие вращения, шаги и связки они использовали в своих программах, прикидываю, подойдёт ли это для меня. А если честно, то свободного времени у меня почти нет, да оно мне и не нужно – я очень люблю кататься, и получаю от этого удовольствие!»
Свой первый автограф Полина Шелепень дала в 2007 году, на 3-м этапе кубка России в Казани, но никакой «звёздности» в девочке нет и в помине. «Я довольна тем, как провела минувший сезон, - говорит Полина, - но ведь по правде ничего такого я пока не добилась».
На вопрос, «какова ваша цель в фигурном катании», не задумываясь, отвечает: «Выиграть всё, что только можно! Гран-при, чемпионаты России, Европы, мира и, конечно, Олимпийские игры!» И никакие трудности на этом очень непростом пути её не смущают. На вопрос, «А зачем вообще вам фигурное катание», удивляется: «Как зачем? Это моя жизнь! Я не могу безо льда!»

источник
Дарья
"Пан или пропал". Интервью после операции.


«Новая Республика», 28 ноября 2009.

Как ты себя чувствуешь?

«Хорошо. Я очень рад, что боль не такая сильная, как я опасался. Я думал, будет много хуже. Я чувствую небольшую усталость, но это нормально после операции под общим наркозом, которая прошла в четверг вечером, и последовавшей беспокойной ночью. Но после небольшого отдыха это пройдет».

Что именно произошло?

«В среду я пробил ступню, зацепил сухожилие, так же, как в 2007-м, а также нерв и кость в суставе. Очевидно, в этот раз ущерб серьезнее, чем два года назад».

О чем ты подумал сразу же после этого происшествия?

«Я немедленно захотел снять ботинок, чтобы посмотреть - удар был легким, или же ступня пробита? И как только увидел разорванный носок, полный крови, сказал: «замечательно, но это не дело, понадобится срочная помощь». Потом подумал о Финале Гран-При, что все перепорчено, а я с нетерпением ждал этого турнира. Но мысль, что я пропущу Игры, даже в голову не приходила».

Вспомнилась такая же травма в 2007-м?

«Нет, это было совершенно по-другому. Два года назад после этого несчастного случая на тройном лутце я сумел попробовать прыжок еще раз, чтобы избежать появления боязни. Но в среду я был так болен, что даже вопроса о повторении не возникло».

Как защищаешься от таких травм?

«Такие несчастные случаи при исполнении лутца часто случаются. Я не могу себе позволить повторения подобного. Поставим защитный слой, наверное, из кевлара, чтобы было спокойнее. Психологически очень важно исполнять прыжок, не опасаясь травм».

Ты уже продумал новый план подготовки к Играм?

«Я воспользуюсь этим первым перерывом, чтобы позаботиться об оснащении, а также пройти физио- и мезотерапию. Довольно быстро вернусь на лед, чтобы работать над скольжением, хореографией и общей физической подготовкой. Надеюсь, что боль быстро пройдет, чтобы как можно скорее вернуться к прыжкам. Даю себе две недели…потом посмотрим. Не хочу рисковать, перебивая боль, так можно получить еще одну травму или допустить технические ошибки. Моя цель – быть в форме к Чемпионату Европы в Таллинне в середине января».

В каком психологическом состоянии ты берешься за это новое испытание?

«Я надеялся на Финал Гран-При, чтобы испытать себя с противниками, которых потом встречу только на Олимпиаде. Немного нервничаю. Но это подстегнет меня вернуться на все 100%. Меня будут числить среди фаворитов, и это создаст для меня напряжение. Я надеюсь использовать элемент неожиданности. Это вызов. Я становлюсь сильнее в сложностях».

Loïc Lejay

P.S. Курт Браунинг, узнав о травме Жубера, написал на своем Твиттере, что он так пробивал себе ступню трижды. Мол, приятного мало, и он желает Брайану скорейшего выздоровления.
источник
КсюКо
QUOTE (Дарья @ Сегодня, 08:10)
Очевидно, в этот раз ущерб серьезнее, чем два года назад».

user posted image
Спасибо за интервью! user posted image
Олечка
Дарья, спасибо за интервью user posted image

QUOTE (Дарья @ Сегодня, 08:10)
Очевидно, в этот раз ущерб серьезнее, чем два года назад».

да,это плохо user posted image user posted image
QUOTE (Дарья @ Сегодня, 08:10)
Два года назад после этого несчастного случая на тройном лутце я сумел попробовать прыжок еще раз, чтобы избежать появления боязни.

т.е.в прошлый раз он после этого ещё и прыгнул? user posted image
QUOTE (Дарья @ Сегодня, 08:10)
Поставим защитный слой, наверное, из кевлара, чтобы было спокойнее.

вот,правильно,давно пора уже что-то делать с этим user posted image
reggie
Бедный Жубер user posted image
reggie
Олег Васильев: «Я тренировал психически больного человека!»
25/11/2009
Говорят, что все фигуристы выглядят моложе своих лет. Глядя на олимпийского чемпиона Олега Васильева, с этим сложно не согласиться. В минувшие выходные этому всегда элегантному и стильно одетому мужчине исполнилось 50 лет. Пышных торжеств по случаю круглой даты тренер устраивать не стал. Свой юбилей он отметил на льду — во время показательных выступлений своей пары Марии Мухортовой и Максима Транькова на очередном этапе Гран-при в Канаде.

Шляхов не мог себя контролировать


— Ну что, Олег Кимович, итоги жизни подводите, как это принято накануне полтинника?

— Для меня это никакой не этап жизни. Мы, спортсмены и тренеры, живем не юбилеями, а Олимпиадами. Вот у меня очередной цикл жизни закончится в феврале в Ванкувере. А сейчас просто очередная проходящая дата. Я ничего не устраивал в Канаде. Соберу небольшой стол лишь через месяц — во время чемпионата России по фигурному катанию, который пройдет в Петербурге.

— Вы довольны своей жизнью?

— Да. Жизнь у меня непредсказуемая и интересная. Я многое попробовал. Сразу после окончания профессиональной карьеры занимался бизнесом. Мы с друзьями продавали все — от бананов до БМВ и «Мерседесов». И должен вам признаться, мы неплохо зарабатывали. Но никакого удовольствия от этого я не получал. Деньги — это важно. Но мне не хватало адреналина.


— Одним из первых ваших учеников был Олег Шляхов. В России он известен как человек, который пробил коньком голову Елене Бережной. Как вас угораздило с ним связаться?

— Мне предложила поработать с ним и его партнершей Еленой Сирохватовой латвийская федерация. Речь шла всего о нескольких месяцах. Прежде чем согласиться, я долго советовался. Мне все дружно говорили: «Если хочешь сломать себе жизнь, соглашайся». Я их слушал, но в итоге решил попробовать. Был уверен, что если справлюсь со Шляховым, то потом к любому ученику найду подход.

— Он был настолько неуравновешенным?

— Олег был больным человеком. Состоял на учете в психоневрологическом диспансере в Риге. Ему необходимо было постоянно принимать медикаменты. В обычной жизни никакой угрозы обществу он не представлял. Но на фоне высоких спортивных нагрузок, тренировок он переставал контролировать себя. Мог ударить партнершу, кого-нибудь еще. А уже через пять минут забыть об этом. Мне было важно не допустить этого момента, вовремя дать отдохнуть. Могу сказать, что за время нашей работы он не пропустил ни одной тренировки и никакого вреда никому не нанес. Но один сюрприз все-таки выдал.

— Ударил кого-то?

— Нет. Просто на чемпионате мира за час до проката произвольной программы подошел ко мне и сказал, что на лед не выйдет. В его словах было столько уверенности, что я понял: это не блеф. Но и с этим мы справились. Все закончилось хорошо. Латвийская федерация просила поработать еще, да и сам Олег был доволен результатом. Но я решил, что пора приступать к нормальной работе, а с шоковой терапией нужно заканчивать.

— Как дальше сложилась судьба Олега?

— Он как-то устроился в жизни. Знаю, что занимался бизнесом в Риге, продавал сотовые телефоны. По крайней мере, не пропал без вести, не стал бомжом.


«По поводу Плющенко у меня особое мнение»

— Ваше первое олимпийское золото в качестве тренера было завоевано Татьяной Тотьмяниной и Максимом Марининым. Не обидно, что эта медаль не работает сейчас. Таня с Максимом далеко не так раскручены, как, скажем, Мария Петрова и Алексей Тихонов.

— Понимаете, Таня с Максом — спортсмены с большой буквы. Не шоумены. Они умели работать до седьмого пота — так требует олимпийское золото. Они шли к этой цели и добились ее. А Леша Тихонов, который успел поработать и в шоу, и в театрах, занимался популяризацией своей пары. Может быть, им стоило вернуться в спорт, как это сделал Плющенко.

— Общаетесь ли вы с ребятами сейчас?

— Не очень часто. Они оба переехали в Москву. Максим счастлив оттого, что стал отцом. Он выступает в «Ледниковом периоде», и это его основной доход. Что будет дальше — не знаю. Мне кажется, что из него получился бы неплохой тренер.

— А Татьяна?

— Она очень сильно изменилась. Я даже могу сказать, что это совершенно другой человек. Она в феврале потеряла маму, которая была для нее всем в этой жизни. Это был не просто тяжелый, а безмерно тяжелый удар. Она наконец-то определилась с мужчиной, с которым хочет идти по жизни. Перешла из разряда спортсменок в разряд матерей — 20-го ноября у Татьяны и Алексея Ягудина родилась дочка.

— Что вы думаете о возвращении Плющенко?

— Не хотел бы много говорить о Жене. У меня особое мнение об этом человеке и не всегда оно положительное. Хотя в Москве на Кубке России он удивил — после года разговоров о возвращении он не просто вернулся, а вернулся очень убедительно. Но могу сказать, что раз он снова на льду, значит, не нашел себя в реальной жизни.

— Правда, что вы никогда не подписываете контракта со спортсменами?

— Да. Не вижу в этом смысла. Если спортсмен захочет уйти, он это сделает. Разбираться из-за неустойки… Ну сколько она может быть — тысячу или две долларов. Да я больше на суды потрачу. Лучше я эти деньги заработаю в это же время. Хотя с моими нынешними учениками Марией Мухортовой и Максимом Траньковым мы заключали соглашение. Они мне достались в психологически сложное время. Нужно было как-то приучить вовремя приходить на тренировку, не ругаться. Сначала я ввел наказание нагрузками: опоздал на минуту — десять отжиманий, например. Потом ввел штрафы. Они стали понимать, что, может быть, стоит побыстрее зашнуровать коньки и не придется выкладывать какую-то сумму денег. Сейчас необходимость в этом отпала, и мы забыли про контракт.


Соседям нужны не деньги, а суд


— Вы несколько месяцев строили себе квартиру. Закончили?

— Да. Вы правильно сказали — строил. Я убирал все ненесущие перегородки и создавал совершенно новое пространство. В целом доволен тем, что получилось. В квартире очень хорошая аура. Я специально узнавал, кто ей владел раньше. И это были люди очень позитивные. Правда, моя история с ремонтом не до конца закончилась. Теперь я сужусь с соседями снизу. Во время строительных работ у них на потолке образовались трещины. Они пришли, предъявили претензии. Я признал свою вину. Сказал: как только закончим — либо сделаю вам ремонт, либо выплачу деньги. Ремонт им был не нужен — это коммуналка. Договорились по деньгам. Я уехал на чемпионат Европы. Приезжаю, а мне повестка в суд. Они решили добиваться компенсации таким путем. Причем требуют 976 тысяч рублей (!) ущерба. За эти деньги там можно всю квартиру переделать. Я нанял квалифицированных юристов, и они занимаются этим делом. Свои обещания всегда выполняю, и, если бы все было мирно, соседи уже давно получили бы свои деньги, а теперь ждут уже не первый год.

— Вы один живете?

— Сейчас с дочкой. В августе у Кати с ее мамой и моей бывшей женой Валентиной случился конфликт — типичный для двух женщин — молодой мамы и взрослеющей дочки. И Катя переехала ко мне. Так я из воскресного папы превратился в настоящего. Утром вожу ее в школу, вечером делаем уроки. Мне это доставляет огромное удовольствие. Валентина пытается процесс как-то контролировать, помогает чем может. Но у нее уже новая семья, двое других детей. С переездом Кати ко мне они обе, как мне кажется, почувствовали себя более комфортно, и, надеюсь, что их взаимоотношения в скором времени наладятся.

— Обе ваши бывшие жены замужем. А у вас будет семья снова?

— Думаю, что да. Одному хоть и удобно и комфортно, но это не совсем естественно. Сейчас могу сказать, что мое сердце не совсем свободно. Но об этом в следующем интервью — к моему 60-летию (улыбается).


Елена Язева

http://mk-piter.ru/2009/11/26/013/
КсюКо
Хорошее интервью! прямо зачиталась, очень нравится, как Олег Кимович отвечает user posted image
Дарья
Ksyushka, спасибо за интервью user posted image
Elen
Ksyushka, спасибо user posted image Интервью отличное user posted image
Jill
Ksyushka, какое хорошее интервью ты принесла)))
А Маша и Макс оказывается не такие уж и паиньки по дисциплине были user posted image Олег Кимович с ними прям как с детьми (наказания, воспитание и все прочее) user posted image
reggie
Всем не за что, читайте на здоровье user posted image
Это архивная версия. Здесь расположена полная версия этой страницы.
Работает на IP.Board © 2020 IPS, Inc.